ДНЕВНИК МЛАДШЕГО ЛЕЙТЕНАНТА

Стебунов А.С.

СТЕБУНОВ Андрей Сергеевич, младший лейтенант, военный переводчик.
Выпускник годичных курсов переводчиков персидского языка ВКИМО 1983 года. В августе этого же года направлен в Афганистан в аппарат Главного военного советника. Погиб при выполнении задания 14 ноября 1983 года. Ему было лишь 20 лет….

ДНЕВНИКА МЛАДШЕГО ЛЕЙТЕНАНТА
31 августа 1983 г.

День отлета в Афган.

Провожали в аэропорту только родители, более никого не было. На таможне расстались. Слез не видел, это уже лучше. Было как-то спокойнее. Зашли на второй этаж в бар, выпили по две бутылки пива. Прошли еще одну таможню. Около получаса ожидали посадки. Наконец сели. Заняли три места, то есть я, Макар и Амирян. Сделали круг над Москвой, первый раз видел Москву такой неповторимой… В Ташкенте самолет заправили горючим. Летим дальше. Снова смотрим на лежащие под нами горы. Кабул. Первая мысль при выходе из Ту — хочу домой.

Зашли в аэропорт: кругом грязь, духота, жара. Снуют в своих грязных балахонах носильщики и всякий рабочий люд. Смотреть не хочется.

Сдали паспорта и получили по 50 афгани. Зачем, еще не знал. Около часа ждали свои вещи. В последней телеге прибыли мои. Грязные, изрядно потрепанные. А кругом такая свалка народу! Все налетают на эти телеги. И чемоданы и коробки разлетаются в разные стороны и как попало. Кое-как собрал свои тоннажные сундуки и с горем пополам дотащил к нашей общей куче. Подозвал носильщика. Тот кое-как приподнял мои чемодан и коробку и, через каждые пять шагов останавливаясь, потащил к выходу. Я тем временем тащил другой чемодан. Добрались до автобуса. Носильщик выманил у меня 40 афг. После этого я осмотрелся. Первое, что удивило,— это бесчисленные автомобильные гудки. Повсюду шныряли с ведрами грязные мальчишки лет 7—8 и предлагали выпить из консервной банки, оборудованной под кружку, холодной воды.

Воду они брали тут же, из какого-то резинового шланга, который торчал непонятно откуда. Я вышел из автобуса. Начали подходить другие ребята. Нас тут же окружила детвора и начали наперебой предлагать кто жвачку, кто сигареты, а кто холодную воду. Наконец собрались все. Кто с вещами, а кто и без вещей (остались в Москве). Проехали какие-то мазанки и въехали в микрорайон. Подъехали к самому крайнему пятиэтажному дому (легендарный 115-й барак). Зашли в первую квартиру, называемую пересылкой, вид был такой, как будто здесь пронесся смерч. В 3 часа дня поехали в 4-й блок к Бартеньеву. Дождавшись своей очереди, захожу. Сажусь за стол и читаю газету. Выслушав две строчки, говорит: достаточно. И добавляет: «Ты хоть не останавливался и не говорил, что не могу». Пошел получил аванс 4 тыс. афг., и тут же всей гурьбой повалили на «Маркеш». По удивлявшись немного, пошли домой. Изрядно уставший за день, еле добираюсь до койки и, не раздеваясь, валюсь спать.

5 сентября 1983 г.
Приехал в свою дивизию. Сижу в мушаверской. Знакомлюсь. Ужасно болит голова. Это, наверное, от смены климата.
12 сентября 1983 г.
Еду на первую операцию. Все наши ушли ночью. И теперь я, М. Мищенко ехали на попутном БРДМе до Хайр-Хоны. Там высадились и пошли с советским войском. Там сказали, что уже вышли на операцию. Выделили БРДМ и поехали. Приехали на командный пункт. Переводил очень мало. Зато очень много пил чая. Жара невыносимая. Кругом пыль толщиной в 15 см. Вечером поехали обратно в сторону Кабула. Не заезжая в Хайр-Хоны, встали на ночлег под горой.
13 сентября 1983 г.
Едем чистить немного дальше. Встали на КП, гора, а на горе кладбище. Стоим на этом мертвом месте. Внизу, под горой, виноградник. Пошли с бэтээрщиками за виноградом. Набрали винограда, кое-как помыли, сидим, лопаем. Вдруг в этой самой виноградной лозе взрыв. Побежали туда. Лежит афганец с оторванной ногой. Оказывается, там минное поле. Кое-как, с большой осторожностью вышли. На ночь остановились в саперной части.
14 сентября 1983 г.
Свой дневник не считаю нужным продолжать. Он получится слишком страшным…

Мама Андрея, Валентина Федосеевна, вспоминает:
С первых дней жизни нашего сына мы жили его жизнью. Сначала заботами о малыше, чем старше он становился, тем интереснее было с ним, с его друзьями. Мы понимали с мужем, что только тогда сын будет понимать нас и уважать дом, в котором он растет, если мы будем идти в ногу со временем, уважать в нем человека. И мы почти всегда понимали друг друга. Почему почти всегда? Молодые спешат стать взрослыми. Наш сын не был исключением. Он тоже спешил. Но был очень добрый, ласковый, заботливый. Самые тяжелые дела по дому, которые некоторые считают «женскими», он взял на себя с 13 лет. В доме мы не слышали от него слов «нет», «не могу», «не буду». Был надежным товарищем. Закончил музыкальную школу — говорят, подавал надежды как музыкант, хорошо рисовал, любил историю, а выбрал языки. Был очень скромным.

Его не стало так неожиданно, мы по сей день не хотим, не можем в это верить. Стоит его пианино, висят его гитара, его вещи, а он как будто уехал в долгую командировку. И я не знаю, что бы стало с нами, если бы не его друзья, его однокурсники, его сослуживцы по Афганистану, те ребята и девочка Ира, которые за эти годы стали нам так близки, что не рассказать о них я не могу.

По стечению обстоятельств нам пришлось перехоронить останки сына из города Тулы в город Москву. В этот день, 31 августа 1984 года, возвращались все мальчики, с которыми учился и служил наш сын. Были все, некоторые приехали прямо из аэропорта на кладбище. Они поклялись на могиле сына не оставлять нас, помогать нам в нужную минуту. -Мы благодарны с мужем им всем. Они приходили в больницу к мужу, когда у него был инфаркт, они помнят о нас постоянно, звонят, приезжают, ходят на могилу к Андрюше. Всю боль, всю тяжесть утраты они, как родные, разделяют с нами. Они называют нас мамой и папой, мы — дедушка и бабушка их детей. А их родители, умные люди, добрые, поняли своих детей и приняли нас в свои сердца.

Я не знаю, как и чем выразить всю благодарность за память о сыне нашем. У Саши и Ирины Васильевых растет сын Денис, ему три с половиной года, он однажды взял меня за руку, подвел к фотографии сына и так нежно, с детской гордостью проговорил: «Бабушка Валя, это наш Андрюша. Правда, он красивый?» Я прижала это маленькое создание, дорогое нам, мы так ждали его появления на свет, этот росточек с земли, на которой погиб наш сын. Ириша была с Сашей в Афганистане. Мужественно переносила и бомбежки, и вынужденные поездки, она работала там.
Так много хорошего можно и хочется рассказать о них.

Саша Васильев, Ашот Амирян и Андрюша вечер 13 ноября и время далеко за полночь провели вместе, говорили о музыке, спорили, мечтали. А утром Андрюша ушел на боевое задание. В 16 часов 20 минут 14 ноября (как рассказывали нам наши мальчики) они увидели с балкона здания, как вдруг винтом пошел вниз вертолет. Им сначала показалось, что вертолет упал на аэродром, но нет, он упал в ущелье в двух минутах лета до аэродрома, и они не знали, что в нем находился Андрюша. Не верили. Только на следующее утро узнали. Сколько надо было силы воли двадцатилетним юношам, чтобы опознать и бережно собрать останки своего друга, с которым расстались несколько часов назад.

Это могут понять только мать и отец. И до последних дней своих мы будем помнить это.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.