Г.П. Ежов: «Я счастливый человек, хотя и делал зигзаги».

Ежов Георгий Петрович 

В канун 75-летия Парада Победы мне удалось встретиться с участником Великой Отечественной войны, краснофлотцем Балтийского флота, слушателем морского факультета ВИИЯКА 1945 года Ежовым Георгием Петровичем. Награждён орденом Отечественной войны II степени (1985), медалью «За победу над Германией 1941-1945 гг.». и рядом правительственных наград. Г.П. Ежов – кандидат экономических наук, окончил Московский институт востоковедения в 1951 году.

Родился 26 апреля 1925 г. в Ленинграде в семье военнослужащего. Иван – дед Георгия Петровича – был из крепостных крестьян, сбежал из Архангельской губернии от помещика в Петербург. Стал купцом. Женился, взял жену с приданым.

Отец Пётр родился в Петербурге в 1900 году. Хотел учиться и стать металлургом. До революции окончил реальное училище. Затем поступил сразу в два вуза. Наступила революция. Студентом ходил на демонстрацию в защиту Учредительного собрания. По демонстрантам стреляли. Пётр получил пулю в ногу. Ранение было лёгким и незаметным. Ему это припомнят после Великой Отечественной войны.

После революционных событий его призвали в Красную Армию. Как человек с образованием, Пётр Иванович работал в кадровых органах курсов по усовершенствованию командного состава, где готовили начальников по физподготовке. Его назначили заместителем начальника курсов. Был близок с Яковом Ивановичем Алкснисом, Главнокомандующим Военно-воздушными силами РККА. Ему от имени командующего вручили тёплую авиационную шубу, именные часы. Отец проектировал и оборудовал первый зимний спортивный зал в Ленинграде. Маленький Георгий начал там заниматься спортом. Пётр руководил занятиями по рукопашному бою. Вместе со своим сыном отрабатывал приемы боя, вырабатывал чувство воли и выносливость у младшего Ежова.

Пётр Иванович стал заслуженным мастером спорта по футболу. Тренировал Ленинградское Динамо. 5 мая 1941 С.М. Будённый подписал приказ о назначении его старшим тренером ЦДКА в Москве. Предстоял переезд в столицу. Георгий тогда закончил 8-й класс школы.

Началась война….

Семья поехала в Москву за главой семьи. Квартиры не было, жили в гостинице до 16 октября 1941 года. Тогда начался массовый исход из Москвы на восток. Дядей Георгия был лётчик М.Т. Слепнёв, Герой Cоветского Cоюза, награждённый за спасение экипажа ледокола «Челюскин». Две семьи поехали в эвакуацию в теплушках Наркомата обороны. До Александрова ехали три дня. Отца срочно отозвали в Москву.

Добирались до Куйбышева две недели. Вышли на перрон, никто не встречал. Женщины с маленьким ребёнком. Сели в стоящий на станции поезд, чтобы согреться. Поезд тронулся. Доехали до станции Миас. Патруль высадил их из поезда и группа военных помогла доехать до Кургана.

Высадили в пригороде Кургана. Случайно встретились со своей бабушкой, которая приехала в эвакуацию раньше. Она отвезла их на квартиру по адресу: ул. Миготина, дом 5. Две семьи – 10 человек жили в одной комнате площадью 17 кв. метров.

У Георгия начался призывной возраст. Он пошёл в военкомат, попросился на флот. Его направили в бакинскую морскую спецшколу. Там он принял присягу в 1944-м году. Потом его направили на Балтийский флот. Служил в группе разминирования (отдельная инженерная рота БФ). В роте было три водолаза.

Георгий участвовал в разминировании и восстановлении Таллинской бухты, в разминировании островов в бухте Палдиски.

Георгий Петрович вспоминает, что на него долго не могли подобрать водолазный костюм по размеру, т.к. он был небольшого роста и не доставал головой до клапана для спускания воздуха в костюме. Вода была грязная и холодная, видимость 3-4 м, работали в основном наощупь.

В Эстонии, в Таллине, Георгий встретил новый 1945 год. Местные жители катались на санках. Пустили газогенераторный трамвай, открылся ресторан. Все праздновали Новый год.

Работали на островах, разминировали, снимали жильё (комнату) у семьи. Двухспальная деревянная кровать была на двоих с товарищем. За пайком ездили в свою воинскую часть, которая находилась в городе.

В один из таких приездов Политрук посоветовал Георгию написать рапорт, как он считал, в академию военных дипломатов. Что он и сделал. Через две недели пришёл вызов из ВИИЯ.

Приехал с парусиновым чемоданом, обмотанным бикфордовым шнуром, в Питер. Друзья предлагали взять в дорогу толовые шашки и детонаторы. Были у него ещё и специальные безбензиновые зажигалки для поджигания шнура на ветру. Это всё, чем снабдили его однополчане.

По прибытии в Москву в Военный институт иностранных языков сдавал вступительные экзамены: литература (образ Давыдова), диктант, немецкий язык и география.

Для изучения ему назначили английский язык. По выражению Георгия Петровича «долбили» язык по учебнику З.М.Цветковой и Ц.Г. Шпигель. Было очень утомительно.

Флотский приятель Георгия родом из Баку предложил перейти им двоим с английского на персидский язык. Он рассказал ему о загадочной Персии, куда можно отправиться в командировку. Начальник военно-морского факультета подполковник Иванов не сразу утвердил решение друзей. В конце концов был издан приказ об их переводе на персидский язык. Так началась персидская эпопея Георгия Петровича Ежова.

Жена.

Свою супругу Георгий знал с детства. Они прожили вместе 68 лет. Звали её Александра Леонидовна Штекениус. Её отец, имеющий прибалтийские корни, был главным инженером текстильной фабрики в Ленинграде. Во время блокады он приносил обрезки подошв, которые использовали на ткацком оборудовании фабрики, как аммортизаторы для челноков. Вот эти толстые куски подошв варили и делали из них похлебку, что спасло жизнь семье.

Александра с детства была болезненным и слабым ребёнком, страдала различными заболеваниями. Тяжелейшие условия жизни в Ленинграде во время войны мобилизовали её организм. После пережитого в блокаду она ни разу не болела и дожила до 90 лет. В старости её настигла болезнь Паркинсона. От чего и скончалась.

Отец.

В послевоенные годы судьба Петра Ивановича Ежова круто поменялась. При прохождении медицинской комиссии в 1952-м году в мягких тканях его ноги обнаружили пулю. Стали выяснять обстоятельства ранения. Он рассказал, что в студенчестве участвовал в демонстрации по защите Законодательного собрания России. Его обвинили в антиреволюционном движении, исключили из партии. Он оказался без работы. Это были сталинские времена.

После развенчания Н. Хрущёвым культа личности И. Сталина на XX съезде КПСС в феврале 1956 года Петру Ивановичу вернули партбилет и обьявили строгий выговор. После восстановления в партии он устроился на работу. Тренировал молодежь в спортобществе.

В 1975 году в канун 30-летия Победы ему пришла открытка с приглашением на партсобрание для снятия партийного взыскания (выговора). В зале было много народу, вспомнили все факты его биографии. В возрасте 75 лет ему снова пришлось пережить неприятные моменты, связанные с исключением из партии. Сильно переживал. Инсульт. Потерял слух. Требовалось лечение. В госпиталь его не принимали, т.к. он был в хорошей физической форме. Нужно было вызывать скорую помощь, чтобы его отвезти в госпиталь. Пётр Иванович не хотел ложиться в карету скорой помощи. Уговорили. Лёг. В дороге вспомнил, что партбилет остался дома. Вспоминая горький опыт, вернулся домой, забрал. После этого его положили в госпиталь им. Бурденко. Там он простудился, возникли проблемы с почками, инфаркт. После излечения вскоре он скончался от отрыва тромба в лёгочной артерии.

За свою жизнь Пётр Иванович Ежов имел более 60-ти наград.

На гражданке.

Так сложились обстоятельства, что Георгий Петрович на втором курсе ВИИЯКА вынужден был демобилизоваться (1946 г.) и затем продолжил образование в Московском институте востоковедения, который окончил в 1951 году по специальности “персидский язык” с присвоением квалификации референта-переводчика по Ирану. В 1951 году был командирован в Тегеран старшим переводчиком Русско-Иранского банка. Вернувшись в Москву в 1955 г., Георгий Петрович работал в Правлении Госбанка СССР, а в 1957 г. был приглашен на работу в Госкомитет Совета Министров СССР по внешним экономическим связям, где работал в должности старшего эксперта в отделе по оказанию техпо­мощи странам Ближнего и Среднего Востока до 1981 г.

Г.П. Ежов занимался про­граммами экономики Ирана, Афганистана, Турции, Греции, а также вопросами оказания этим странам экономической и технической по­мощи. В 1959-1963 и 1968-1973 гг. работал по той же линии в Кабуле, при­нимал участие в составе группы советских специалистов в составлении 2-го и 3-го пятилетних планов социально-экономического развития Афганистана, за что был награжден афганской медалью. По согласованию с афганским руководством преподавал русский язык чиновникам. В 1977 г.  командирован в Иран, где работал в экономическом отделе Посольства до середины 1981 г., занимался анализом политической и экономической ситуации в стране, принимал активное участие в выработке нашей внеш­неэкономической политики в Иране. В период усиления напряженности в стране перед Исламской революцией 1979 года провел больше двадцати лекций об исламе сотрудникам советского посольства. В 1968 г. защитил кандидатскую диссертацию по экономике Афганистана, в 1987 г. получил звание доцента, в 2008 – звание Заслуженного преподавателя МГУ.

О работе в Иране.

В 1951 году окончил 6-й курс института востоковедения. На последнем курсе преподавали этнические иранцы. Отрабатывали тегеранский диалект. В тот год он один из 300 выпускников поехал на работу в Иран. В отличие от сокурсников он не прошёл медкомиссию для службы в военных структурах (дальтонизм).

В октябре 1951 года в костюме с галстуком приехал в Тегеран в смешанный Советско-иранский банк (русско-персидский банк). В последствие сделали из него Сепах банк (армейский). После революции 1917 года большая часть имущества Российской империи в Персии безвозмездно была передана иранцам.

Советским послом в Иране в ту пору был И.В.Садчиков. При его содействии сотруднику совместного банка Багир-задэ – чаеносу, который продолжал платить членские взносы в профсоюз даже после отмены, назначили пенсию. Это был неординарный шаг. Работы у Георгия было много. Основные банковские документы были на персидском языке. Ежегодно иранская фининспекция проверяла отчётные документы. Строго следила за соблюдением законодательства.

Георгий Петрович вспоминает: «На Новруз полицейским на посту давали по 10 туманов. Когда двигалась машина советского посольства, они останавливали движение и отдавали честь проезжающим русским. Если женщина в парандже сходила с тротуара на проезжую часть, всё движение останавливалось, т.к. она могла не заметить приближающиеся автомобили».

Были встречи и с соотечественниками в Тегеране. «Однажды в кафе к нам с женой подошла изысканно одетая женщина, услышав русскую речь, стала расспрашивать о Петербурге. Оказалась графиней. Встречали мы и белогвардейцев, которые страдали на чужбине и хотели умереть на родине. Им не давали гражданство Ирана. У них был лишь вид на жительство и, несмотря на длительное проживание в Иране, каждый год они были вынуждены продлевать срок действия документов».

Командировки Г.П. Ежова: Иран – 9 лет, Афганистан – 11 лет.

Дети: две дочери. Старшая – преподаватель иностранного языка, младшая – стоматолог.

Двое внуков взрослые уже, но не женятся. Один автомеханик, который учился в английской спецшколе, но ушёл в автомобилисты. Не стал филологом, но получился из него хороший автомеханик.

Второй внук окончил ИСАА и учился в аспирантуре, в это время ему предложили хорошую работу в иностранной компании, ушёл.

Работает в Яндексе.

Георгий Петрович 38 лет преподавал в ИСАА страноведческие дисциплины по двум странам: Иран и Афганистан. Готовил специалистов по этим странам.

Во время войны в Афганистане (1979-1989) у него ежегодно было три группы студентов по 12-15 человек, было 15 дипломов и 45 курсовых.

Несколько лет работал в МГИМО, институте практического востоковедения и институте Афанасьева, в радиокомитете на иновещании комментатором по иранской экономике, написал более 500 статей.

Область научных интересов: экономическое и социально-политическое развитие Ирана и Афганистана.

Читает курсы «Экономика Ирана», «Экономика Афганистана», «География Афганистана», «Социальная структура Афганистана», «Социальная структура Ирана», «Политическая система Афганистана», «Политическая система Ирана».

Основные труды: «Экономическая география Афганистана» (1990), «Афганистан. Тайны дипломатии. История взаимоотношений США и Афганистана» (соавт., 2012), «США – Афганистан, 1956–1963 гг. Или как американцы навёрстывали упущенное» (соавт., 2015).

Г.П. Ежов: «Я счастливый человек, хотя и делал зигзаги».

Евгений Логинов, 24 июня 2020

 

 

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.