Г.А. Вейхман выпускник педфака ВИИЯ -1953. Немецкий и английский в моей жизни

Продолжаем рассказы выпускников ВИИЯ–участников Великой Отечественной войны. Публикуем рассказ Григория Абрамовича Вейхмана, написанный по нашей просьбе, для публикации во второй книге о ВИИЯ и его выпускниках. Обращаемся ко всем выпускникам ВИИЯ, кто способен написать об учебе в институте и последующей службе, написать краткий рассказ о своих учителях, коллегах и себе, с тем чтобы он был помещен в будущую книгу. Рассказ необходимо снабдить фотографиями, иллюстрирующими время, описываемое в вашем труде. Итак рассказ Г.А. Вейхмана.
Перед самым началом Великой Отечественной войны одновременно с окончанием 9-го класса я окончил курсы немецкого языка Московского иняза. Это определило всю мою дальнейшую судьбу. В мае 1942 года в военкомате обнаружили, что я свободно владею немецким. Меня тут же направили на курсы военных переводчиков Военного Института Иностранных Языков в Саврополь-на-Волге.
В Марте 1943 года со свидетельством военного переводчика первого разряда направили на фронт. Северный Кавказ, Крым, Прибалтика.
Война с Германией окончена. Немецкий больше не понадобится, решил я и срочно стал учить английский. В 1946-1951 был слушателем педфака ВИИЯ. Поскольку окончил его с отличием и с золотой медалью, был оставлен преподавать практику и перевод на английский на четвертом и пятом курсах педфака.
В 1955-1956 г.г. переводил и редактировал переводы на английский – инструкции для боевой техники, которую наша страна поставляла Египту для отражения тройственной агрессии.
В связи с закрытием ВИИЯ с 1956 по 2005 год преподавал английский в ряде московских вузов, работая в основном по линии повышения квалификации преподавателей и переводчиков (в том числе военных).
Одновременно занимался научной работой (кандидат, доцент, доктор, профессор). Около 150 научных работ, в том числе 13 книг (грамматика, стилистика, учебные пособия).
Последняя работа – учебное пособие «Разговорный английский от Англии до Новой Зеландии (в четырех книгах). Чтобы собрать материал для него пришлось объездить весь англоязычный мир (на деньги за переводы на английский русской научно-технической литературы).
Но у моих зарубежных поездок были и другие цели. Так, 4 мая 1987 года, в ходе круиза по странам Балтики и Северного моря мне довелось выступить на английском в Лондоне на встрече с членами Общества дружбы «Великобритания – СССС»: «В мае 1944 года при освобождении Севастополя я к своему большому огорчению обнаружил, что моя форма совсем поизносилась. Мне выдали новое обмундирование, какое-то необычное, цвета хаки. Через пару недель случайно узнал, что оно сделано для нас в Великобритании и доставлено одним из «Русских конвоев» через Мурманск. Всегда буду испытывать чувства признательности и дружбы к английскому народу. Мы были друзьями и союзниками во Второй мировой войне. Мы дружим и сейчас и, надеюсь, останемся друзьями навеки». Значок «Британско-Советсткая дружба», альбом «Лондон», другие сувениры.
15 мая 1987 года в ходе того же круиза в своем выступлении на немецком языке призвал бывших узников концлагеря Нойенгамме (недалеко от Гамбурга) вместе бороться против нацизма и новой мировой войны.
По возвращении в Москву стал членом группы «Англия» при Международном отделе Советского комитета ветеранов войны. Мы принимали ветеранов из англоязычных стран. Давал интервью на английском языке нашему и зарубежному радио для передач на Великобританию, США, Канаду, Австралию.
В 1990 году по заданию Советского комитета ветеранов Войны встречал британскую ветеранскую делегацию. Познакомились и подружились с семьей ветеранов Оррелл.
В 1991 году принимал английских ветеранов в Паведниках под Москвой (в связи с пятидесятой годовщиной начала Великой Отечественной войны). В том же году по приглашению семьи Оррелл гостил с женой у них в Англии. Познакомился с рядом английских ветеранов войны, дал интервью местной газете, выступил на встрече бизнесменов в клубе «Ротари».
В мае 1995 года в составе группы наших ветеранов войны участвовал в праздновании 50-летия Победы в Лондоне.
5 мая нашу группу интервьюирован лондонский корреспондент ВГТРК. Когда дошла очередь до меня, я сказал (и это было передано нашим телевидением): «6 июня 1994 года наши бывшие западные союзники отметили в Нормандии пятидесятилетие высадки там своих войск (операция под кодовым названием «Оверлорд»). Но представителей России на это празднество не пригласили под смехотворным предлогом, что советские вооруженные силы в высадке не участвовали. Операция в целом прошла успешно, поскольку наземные силы, флот и авиация союзников насчитывали в общей сложности около трех миллионов человек, в то время как нормандское побережье обороняли всего три немецкие дивизии. Почему? Да потому, что в это время Советская армия сковала на Восточном фронте главные силы Германии. Без нас операция «Оверлорд» наверняка бы провалилась. И после этого не пригласить нас на празднество?!» (Кстати, через два дня я повторил все это по-английски корреспонденту Би-Би-Си. Мне потом наши говорили, что это интервью без изменений пошло в эфир. Не сомневаюсь, что был одним из многих, кто возмущался поведением наших бывших союзников. Как бы то ни было, в 2004 году на празднование шестидесятилетия нормандской операции российскую правительственную делегацию пригласили).
7 мая в Соборе Святого Павла состоялась служба «Поминовения и Примирения». Присутствовали главы государств и правительств, дипломаты, чиновники, делегации ветеранов второй мировой. Гляжу: рядом с Черномырдиным с супругой и с канцлером Колем (тоже с супругой) сидит королева Великобритании Елизавета Вторая (с супругом принцем Филиппом). А у меня была с собой одна из моих недавних книг «Новый взгляд на английский синтаксис». К тому же на английском языке. Вот, думаю, почему бы не преподнести ее Ее Величеству? Но как? До королевы всего 20 метров. А не подойти: охрана. Подхожу к одному охраннику: «Вы не могли бы передать эту книгу Ее Величеству?» «Нет, сэр. Я не из ее охраны. Просто слежу за порядком в соборе». «Как же мне быть?» «Пошлите книгу по почте в Букингемский дворец или передайте через Ваше посольство». «Спасибо». Минут через пять подходит мужчина средних лет: «Это у Вас подарок для Ее Величества?» «Да, вот он». «Разрешите взглянуть». «Пожалуйста. Книга в полном порядке. Я русский ветеран, а не террорист какой-нибудь». Перелистал. «Хорошо, сэр. Но нам нужен Ваш адрес. Мы пошлем Вам благодарственное письмо». «Пожалуйста».
Через пару недель на кафедре лаборантка сообщает: «Вам туту письмо пришло из Англии». Смотрю: на конверте герб Букингемского дворца. Вскрываю «Уважаемый профессор Вейхман! Королева считает, что с Вашей стороны было очень любезно прислать Вашу книгу «Новый взгляд на английский синтаксис», которая принимается с удовольствием». (Саймон Гимсон) (по-видимому, личный секретарь).
Там же, в Соборе Святого Павла, состоялась еще одна памятная встреча. В другом конце зала сидела группа мужчин в костюмах, похожих на наши, и с такими же орденскими планками как у нас. По окончании службы подошли к ним.
Ветераны Великой Отечественной из Азербайджана и с Украины. Улыбки, рукопожатия, похлопывания по плечу. И словно не было больше между нами СНГовских границ. На минутку мы снова почувствовали себя боевыми товарищами, молодыми солдатами одной армии. И это чувство было для нас посильнее и поважнее, чем встреча с главами государств и правительств.
Вечером того же дня я удостоился аудиенции у младшего сына королевы принца Эдуарда. Происходило это так. В большом шатре в Гайд-Парке выстроились очереди желающих получить аудиенцию у одного из членов королевской семьи. Цремонимейстер: «Следующий, пожалуйста». Подхожу к принцу: «Добрый день». «Добрый день. Кто Вы?» «Русский ветеран войны». Лицо принца мрачнеет. Чувствую: что-то я не так сказал. Вдруг меня осеняет. Спешу добавить: «Ваше Королевское Высочество». Лицо принца светлеет: «Как Вам у нас?». «Отлично. Нас поместили в прекрасный отель. О нас хорошо заботятся, Ваше Королевское Высочество». «Вы, вероятно, сейчас улетите в Россию, чтобы участвовать в вашем празднике Победы 9 мая?» «Да, Ваше Королевское Высочество». «Хорошо». Церемонимейстер: «Следующий, пожалуйста».
В заключение еще об одной встрече. Хозяин мотеля в Новой Зеландии: «Послушайте, Грегори. Вы приехали сюда как гость. А почему бы Вам не переехать в Новую Зеландию со всей семьей. Жить». «На что вам такой старый человек как я?» «Но Вы можете работать?» «Да, я преподаю английский». «Это нам не нужно. А Вы могли бы преподавать русский?» «Разумеется. Это же мой родной язык. Но зачем Вам русский язык?» «У нас укрепляются экономические связи с Россией. И нам нужно, чтобы молодые новозеландцы владели русским языком». «Но вы же не ради русского языка затеяли этот разговор?» «Признаюсь: да, не ради русского языка. Дело в том, что у нас тут все больше наезжает малазийцев и японцев. И мы, белые новозеландцы, опасаемся, как бы они не получили большинства в парламенте и не отстранили бы нас от власти. Нам нужно как можно больше европейцев, чтобы голосовали за нас. Понятно?» «Теперь да». «Так где же Вам нравится больше, в России или в Новой Зеландии?» Я не хотел его обижать и тактично ответил: «У вас замечательная страна. Новая Зеландия – прекрасная страна. Но Новую Зеландию и Россию нельзя сравнивать: здесь я гость, а Россия – РОДИНА».

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.