В. Маркушин. Старатели информационных полей.

К 70-летию ВИИЯ.
Учебное заведение, расположенное на пересечении Волочаевской улицы и Танкового проезда, несмотря на пережитую им реформаторскую эволюцию, москвичи по-прежнему называют «институтом военных переводчиков». А то и вовсе «разведшколой». Народ умеет давать предметам понятные ему самому имена. В веселой песенке Евгения Торсукова о 45-м трамвае эта привычка зафиксирована весьма образно. Преемником широко известного ранее (да и теперь) Военного института иностранных языков стал Факультет иностранных языков и зарубежной военной информации, организационно входящий в состав Военного университета. В этом месяце факультету суждено отмечать 70-летие своего прародителя. Красная Звезда

Питомцев института знают во всем мире. Они сражались на фронтах Второй мировой войны, работали с военнопленными, вели политическую работу среди войск и населения противника. В послевоенный период выпускники уникального вуза трудились в странах Дальнего и Ближнего Востока, Африки, Латинской Америки, Европы. Они прекрасно себя зарекомендовали в серии ближневосточных и африканских военных конфликтов, в Афганистане, на Балканах, в «горячих точках» на постсоветском пространстве.

Многие выпускники института проявили свои незаурядные способности по лингвистическому обеспечению переговоров на самом высоком уровне. Их кропотливую работу ценили на международных саммитах, конференциях, всевозможных выставках и ярмарках вооружений, в ходе разрешения юридически каверзных ситуаций. Огромный вклад виияковцы вносили в работу по обеспечению связей групп войск в Восточной Европе с местными властями и общественными организациями. Некоторых переводчиков в Германии, Венгрии, Польше, Чехии, Словакии до сего времени вспоминают добрым словом.

Среди виияковцев есть известные дипломаты, переводчики, ученые, писатели, журналисты, депутаты Государственной Думы и конечно же представители силовых ведомств, удел которых служить во славу державы без права на славу.

Возможно, формат этой картинки не поддерживается браузером. Особой благодарности в связи с отмеченным выше, конечно, заслуживают преподаватели иностранных языков. Да что там благодарности – их любили и любят, их вспоминают как родителей, как кумиров и богов. В таких случаях больше всего боишься того, что при перечислении конкретных имен кого-то забудешь. Это было бы несправедливо. Назвать же всех невозможно уже потому, что на каждой кафедре были свои корифеи. Улетают годы и десятилетия, а эти милые люди все так же стоят перед глазами, напоминая о своих привычках, жестах, предпочтениях.

Мир живет в океане информации. Огромный ее пласт составляет военная тематика. Это безбрежная материя военной мысли, оборонных связей, вооружений, боевой техники. Первыми с ней имеют дело люди, владеющие иностранными языками и на профессиональном уровне обеспечивающие контакты самого разного свойства.

Контакты. Об их разнообразии, между прочим, разговор может быть особый. В боевой обстановке стороны ведь тоже «контактируют», причем весьма интенсивно, изобретательно. В английском языке есть коротенькое, но емкое выражение: to canalize the enemy. Русскоязычный эквивалент вмещает в себя целых восемь лексических единиц: вынуждать противника продвигаться в невыгодном для него направлении. О чем идет речь, наш читатель хорошо понимает. Всякая победа (тактическая, оперативная, стратегическая) первоначально собирается по крупицам знаний о противостоящей стороне. Эту победу просчитывают, вычисляют, выстраивают на бумаге, насыщают ловушками, именуемыми военной хитростью. Чем больше в «портфеле» добротной информации о противнике и его намерениях, тем меньше требуется солдатской крови для реализации замысла боя, кампании. Чем хитрее замысел, тем меньше используется огня и металла.

Не углубляясь в дальние века, а просматривая лишь ход событий на главных театрах Второй мировой войны, мы можем легко убедиться, что все знаменитые фронтальные прорывы и результативные операции готовились в тиши штабных кабинетов, куда поставлялась тщательно проверенная и систематизированная информация. Оглушительный успех японцев, потопивших в 1941 году целый американский флот, базировался не только на качественных разведданных о дислокации боевых кораблей, не только на хорошо организованном взаимодействии сил авиации по времени и задачам, но и на отменном знании психологии американцев, явно недооценивших возможности противника.

Возможно, формат этой картинки не поддерживается браузером. Триумфальная наступательная операция в Белоруссии в 1944 году, по оценкам как наших, так и немецких военных историков, была в первую очередь следствием победы в тихой информационной войне, выигранной советским командованием. Нет спору, что в конечном счете все решали хорошо оснащенные к тому времени войска, получившие боевой опыт командиры, выносливые и неприхотливые солдаты.

Тем не менее прелюдией к успеху был накопленный в штабных структурах материал, собирателями которого выступали офицеры особого профиля, знающие, что такое досье и как с ним следует обращаться. Без их незаметной кропотливой работы не смогли бы состояться верные решения в оперативно-стратегических эшелонах. О полководческом предвидении и тонкой военной интуиции написано немало и в основном справедливо. Однако переоценивать роль способностей полководцев все же не стоит. Секунда озарения одного ума всегда имела под собой часы, сутки, недели черновой накопительной и оценочной работы коллектива профессионалов.

В наше время никого не надо убеждать в первичности информационно-аналитической работы по отношению ко всему прочему. Это – банальная истина. Ни для кого не секрет, что не только ведущие корпорации, банки, исследовательские центры, но также создатели новых видов вооружений являются таковыми в первую очередь потому, что сумели поднять на высший уровень первооснову своего дела – добывание и систематизацию профильных знаний. Глобальная многонациональная машина выискивания научных и технических данных работает бесперебойно. В результате идеи и затеи часто летят впереди своих воплощений и по другую сторону соперничества вдруг рождают близнецов моделей, еще не запущенных в родном отечестве в серийное производство.

Спустившись пониже, на полигонную сермягу, мы убеждаемся в том же. С чего начинает излагать решение на бой командир взвода? Это четко прописано в боевом уставе – со сведений о противнике. С того же начинает работу командир роты, батальона, полка и так далее. Чем крупнее штаб, тем более широкую и разнообразную базу данных о противнике он собирает и систематизирует. В оперативно-стратегическом звене к оценочным материалам о потенциале противостоящей группировки добавляется известная сумма сведений о территории, экономике, национальной и социальной структуре населения, политических партиях и т.д. Чем достовернее эти данные, тем выгоднее их можно использовать в интересах своих войск. И наоборот, информационный вакуум, приблизительность представлений об особенностях данного театра военных действий затрудняет командованию выполнение стоящих задач. За примерами далеко ходить не надо. Афганистан стал для всех (а не только для США и НАТО) поучительным примером.

Однако вернемся к альма-матер и подчеркнем еще раз, что за годы своего существования она подготовила большой отряд офицеров, использовать которых с одинаковым успехом можно было в самых разных структурах. В том числе, конечно, в широкой журналистской среде, где выпускников факультета знают, ценят, уважают. Средства массовой информации для многих из них стали второй основной сферой приложения знаний и опыта. Разумеется, неслучайно. Работа со словом, с текстом, новостными лентами – неотъемлемая часть повседневного труда специалистов, занятых обработкой печатного и электронного потока зарубежной военной информации. Поэтому переход на оперативную работу в газету, журнал, на радио, телевидение, как правило, не связан с особой переквалификацией.

Кстати, на факультете существует предмет, называемый специальной журналистикой. Так что курсантов обучают не только основам работы над текстами вообще (обзорами, статьями, комментариями), но и над материалами, предназначенными для потребления иностранной аудиторией.

Между тем жизнь-то идет дальше, внося подчас кардинальные поправки в стиль (точнее даже, образ) работы «старателей» информационных полей. Плоды научно-технической революции оказали непосредственное воздействие на производительность труда специалистов нашего профиля. Компьютер и пальчиковые хранители информации заменили пыльные стеллажи, хотя и от накопленных в печатном виде томов отказываться пока рано. В них сосредоточен опыт прежних поколений.

Когда приходишь на родной факультет, не можешь не порадоваться произошедшим переменам. Материально-техническая база ушла далеко-далеко вперед от своей прародительницы 1970-х годов. Случилось это, разумеется, не само по себе. За всем стоят пытливый ум и вдохновенный труд конкретных людей, ревностно следящих за тем, что происходит вокруг. Они-то, эти беспокойные души, и не позволяют своей «конторе» безнадежно состариться среди архаичных турникетов и стендов, а постоянно ее омолаживают, придавая современный вид. Иным коллегам, все эти хлопоты поначалу кажутся пустопорожней суетой, бесполезной тратой сил и времени. Но вот у всех на глазах «утопическая» затея воплощается в реально действующую конструкцию, экономящую эти самые силы и время, и скепсис общественной ячейки уступает место одобрительным междометиям.

Впрочем, особо вникать во внутренние проблемы факультета сегодня не хочется. Не юбилейное это дело. При всех утратах и упущениях, при всех трудностях роста в нашу бурную эпоху перемен факультет старается держать марку. Его профессорско-преподавательский состав – это мозговой трест, обеспечивающий подготовку офицерских кадров особого профиля. Это подвижники! Жизнь показала, насколько оптимально языковая подготовка на факультете сочетается с преподаванием других предметов. Так что традиции ВИИЯ сохраняются и преумножаются. Спасибо за это всему коллективу от тех, кто дорожит званием виияковца.

Ну и строки из песенки Жени Торсукова:

Когда в Лефортово въезжаешь,

трамвай вдоль Яузы идет.

Его маршрут ты четко знаешь,

он к альма-матер подвезет.

Кондуктор скажет для прикола:

«Выходим. Слева разведшкола».

Здесь остановочка моя.

Привет тебе, родной ВИИЯ!

Вадим МАРКУШИН, «Красная звезда»,

выпускник Военного института1975 года.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.