Владимир Княжев, Восток 1974. Цена Слова.

княжев

Несмотря на то, что отсутствие национального единения было зафиксировано в первой части моей статьи, названной «Ладоши хлопают, слезы льются» (см.здесь) , как диагноз, тем не менее, пополнение анамнеза дополнительной информацией о том, к чему привело действие статьи 13 Конституции РФ необходимо продолжить. Еще раз вчитаемся в содержание п. 2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.
Однако после принятия Конституции команда Бориса Николаевича и, в первую очередь, правительство Гайдара, и прочие “westernizes – вестернизаторы“ навязали стране совершенно определенный курс развития, а обществу совершенно определенную государственную идеологию, неофициально ставшую обязательной.

Формально нарушения Конституции не было, а на деле все было этой новой идеологией пронизано: внешняя и внутренняя политики, экономика и финансы опирались исключительно на либеральные подходы к решению проблем, которые нарастали снежным комом.
В то время заставкой на российском телевидении служила бешено несущаяся тройка. Если бы не Владимир Путин, участь нации была бы печальной. Какое-то время спустя некоторые политологи и общественные деятели выбрали другой образ средства передвижения и стали сравнивать Россию с кораблем, который сбился с курса, движется без руля и без ветрил, другие, наоборот, твердили, что корабль на всех парусах летит к заветной цели.
События на киевском майдане навеяли мне другие мысли, в иные времена оформлявшиеся с использованием таких метафор из корабельной тематики, как «бунт на корабле» и «буза среди матросов и младшего плавсостава».
Молодому поколению, которое мало читает, можно пояснить, что «бунт на корабле» – это когда капитан убит, офицеры выброшены за борт вместе с теми матросами, кто пытался им помогать в попытке остановить бунт. А буза – это когда оставшаяся часть команды митингует – одни кричат надо плыть на Запад, другие требуют прямо противоположного – желают плыть на Восток, третьи предпочитают жить в тепле до старости, а кому-то хочется поохотиться на белых медведей. Есть мнения промежуточные – благо в компасе черточек много, стрелку можно остановить на любой из них.
Бунт на корабле «Россия» в 1917 году, во время которого капитан был убит вместе с семьей, путешествовавшей с ним на этом корабле, привел к тому, что корабль, в итоге, затонул, и пришлось строить другой. Назвали его СССР. Но буза в 1991 году выбросила этот корабль на скалы, в результате чего он развалился на отдельные куски, каждый из которых плывет теперь по морю своим путем.
Бунт и буза возникают не сами по себе. Их тщательно готовят, используя уже имеющиеся предпосылки. Сначала ткань общественного организма рвут на куски, образуя так называемые дискуссионные «площадки». Потом общество убеждают в том, что это хорошо.
Вот как это делает, к примеру, Денисов Александр Альбертович: «Россия – одна из самых свободных стран. Мы можем обсуждать практически любые темы почти под любым углом зрения. Ничего подобного нет ни в США, ни в Китае, ни в Японии, ни в других странах. У нас почти нет запретных тем. Исключая ограничения, которые несут сами аналитики вследствие их вовлеченности в деятельность локальных конгломератов, …. Но это – не диктат режима, а проблема ближнего окружения. Американцы не могут обсуждать «11 сентября», китайцы – Тяньаньмэнь-1989, немцы – «нацистский интернационал». Не принято, неприлично. Да и ФБР/МГБ всегда рядом. А у нас в социальной и политической культуре таких ограничений нет.
И это – исключительное преимущество российского аналитического сообщества», раздробленного, по мнению А.Денисова, на «площадки», которые он привязал почему-то к очень ограниченному количеству групп по интересам.
У него это олигархи, «силовики» и госбюрократия.
Очевидно, что разнообразие интересов и групп много шире: у нас в стране институтов (не понятно чьих), в название которых входит слова «стратегия» (к примеру, национального развития) и «стратегических» (оценок, инициатив, исследований и т.д.) более десятка.
Директора сотен, если не тысяч других институтов и организаций с более мудреными и длинными названиями постоянно принимают участие в телевизионных дебатах на всех главных каналах и в программах популярных радиостанций.
Если бы какое-то широко распространяемое печатное издание взяло на себя труд опубликовать полный список ассоциаций, НКО, институтов, клубов, общественных и политических структур, религиозных организаций, зарубежных центров, воздействующих на ментальное поле, как отдельных граждан, так и общества в целом, то мы бы с вами ужаснулись и содрогнулись.
Ну, скажете вы, Вам, Владимир, не угодишь: диктат одной партии Вы осудили, а сейчас вам многообразие мнений и идей не нравится, широкий охват общества различными дискуссиями не устраивает. А, между прочим, сам Президент на Валдае, обращаясь к аудитории, сказал: «Как политически, идейно, концептуально будет оформлена идеология национального развития – предмет для широких дискуссий, в том числе и с вашим участием, уважаемые коллеги (среди которых были и его яростные критики, и его противники)».
Однако, если Владимир Путин призывает широко обсуждать конкретную тему – идеологическое обеспечения национального развития и сохранения единства страны в условиях все возрастающего количества вызовов российской идентичности, то его коллега по политическому цеху, А. Денисов заявляет о том, что «…та страна, которая раньше других и более широким фронтом начнет поиск и обсуждение новых объяснений происходящего (исключив все мыслимые ограничения на темы и точки зрения), выиграет гонку и победит».
Даже в научной среде учеными принято добровольно накладывать на себя ограничения: атеисты применяют нравственные ограничения, а те ученые, что верят в Бога, чтут его заповеди. Безусловно, есть исключения, к ним относятся, к примеру, нацистские ученые и врачи, проводившие опыты над людьми в фашистских лагерях смерти.
Затронув эту тему, у меня в голове неожиданно возникли неприятные ассоциации. Гитлеровцы начинали с факельных шествий, которые в те годы смотрелись также экзотически, как гей-парады в наше время. Потом немцы «аншлюснули» Австрию и подмяли под себя всю Европу. Потом объединившись, все дружно, (кроме одной страны – Югославии) «дрангнули нах Остен».
А сегодня Европа развивает «Восточное партнерство» методами, которые заставляют предположить, что очень скоро функционеры Евросоюза и его Парламента станут опаснее натовских генералов.
Провидение постоянно показывает нам примеры того, чего не должно случиться с нами: что стало с национальным курсом и государственной идеологией на Украине в результате киевской бузы? А что стало с Германией, Францией, Нидерландами, Швецией в результате торжества политики Евросоюза, направленной на уничтожение традиционных ценностей, свойственных самостоятельным национальным государствам, каковыми эти страны и были в недалеком прошлом?
Из всего сказанного выше следует первый вывод. Поскольку никакая политическая сила или коалиция таких сил в нашей стране не способна усадить всю нацию на свою «идейную платформу», для достижения национального единства необходимо использовать неполитические средства, а именно, государственную идеологию, о необходимости которой говорит даже молодое поколение: об этом на передаче «Открытая студия», состоявшейся 12 декабря, сообщил ведущий, правда, такой скороговоркой, что было трудно понять, студенты какого питерского ВУЗа заявили об этом. И тут же, с подачи суетливого ведущего, некоторые умные дяди и тети, из числа присутствовавших на передаче, обсмеяли ребят. И напрасно.
Нация без государственной идеологии беззащитна в окружающем ее пространстве, в котором она подвергается активному воздействию множества внешних государственных и корпоративных идеологий, как правило, ставящих целью ее ослабление.
Конкуренция, стремление к доминированию – от них никуда не деться. В богатом наследии Дарвина, незаслуженно забытом и сведенном к справедливо отвергнутому происхождению человека от обезьяны, можно найти много полезного для понимания современных процессов развития человечества.
Вот что по этому поводу в своем Послании сказал Владимир Путин: «Накал военно-политической, экономической, информационной конкуренции в мире не снижается, а только усиливается. И другие центры влияния внимательно следят за усилением России».
Учитывая вышесказанное, питерские студенты, если бы к ним прислушались, могли бы записать пункт 2 пресловутой тринадцатой статьи, следующим образом:
«2. Никакая идеология, кроме государственной, не может устанавливаться в качестве обязательной».
Единая светская идеология и национальное единство нашему полиэтническому и поликонфессиональному государству нужны, как воздух.
Государственная идеология – это координаты и ориентиры, по которым нация развивается и движется вперед, используя государство как движитель, а свой духовный, культурный, интеллектуальный и нравственный потенциал, а также пассионарность народов ее составляющих, как энергию, питающую это движение.
Обязательной государственная идеология становится для того, чтобы не допустить бузы на корабле «Россия». К чему такая буза может привести, нам хорошо известно из примеров далекой и современной истории Государства Российского.
И сегодня украинский майдан нам это наглядно подтверждает. По прогнозу Александра Шитова раздел Украины на четыре части вполне вероятен, более того, он является истинной целью не только Збигнева Бжезинского. В Евросоюзе лишь на словах ратуют за интеграцию Украины в европейское сообщество, а на самом деле спят и видят, когда она распадется, как Югославия.
Второй вывод сводится к тому, что без еще одного исправления нашего компаса – Конституции РФ – нам не обойтись.
И, прежде всего, это касается ее преамбулы. Хватит нам быть безымянным многонациональным народом, который, как матрешка, должен вмещать в себя более сотни поименно известных народов России, исстари проживавших на ее территории. Вместо этого этнолингвистического казуса, (а чего стоит другой, еще хуже – «Мы, многонациональный народ Татарстанской Республики и татарский народ»), в преамбуле надо записать, «Мы, россияне, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся единство российской нации…).
А со словом «народ», очень популярным в советское время, нам необходимо быть очень осторожными: многозначное оно, сложная у него этимология, много в нем искусственных идеологических и исторических смысловых наслоений. Появился у нас в стране «Объединенный народный фронт». В его названии два слова из трех вызывают много вопросов: Фронт – это борьба с кем-то или с чем-то, за что-то и против кого-то. Для осуществления политической деятельности слово слишком грозное. А слово «народный» очень неудобное: поскольку фронт народный, то, значит, это народ борется. С кем? С элитой, которая в понятие народ не входит? С менеджерами госкомпаний, устраивающими шикарные новогодние корпоративы на бюджетные деньги?
Кинорежиссер и общественный деятель Говорухин считает, что ОНФ должен выполнять также функции советских ОБХСС, ОТК, народного контроля и народных дружин – всех вместе взятых.
Но с казнокрадами из министерства обороны борется Следственный комитет. Какие успехи достигнуты в этой борьбе, мы все знаем. А Фронту, похоже, на этом участке наступать не велено.
Так может ОНФ займется борьбой за сплочение нации? Выступит единым фронтом против тех, кто ослабляет государственную конструкцию? Возглавит работу по оформлению национального курса и государственной идеологии? Но беда в том, что фронт «народный», а это значит, что очень достойный и способный господин Лисовский к нему вроде как отношения иметь не должен.
Но если заниматься сплочением нации, тогда надо, чтобы и машинист башенного крана и банкир участвовали в обеспечении и защите ее интересов, а все народы России праздновали 4 ноября «День национального единства» вместо «Дня единения бедных с богатыми», как его сейчас неофициально называют.
Большевики намеренно стали широко использовать существительное «народ» и прилагательное «народный», избегая слова «нация», широко распространенное во всем остальном мире, в котором государства создавали Лигу наций, Организацию Объединенных Наций, а выдающихся политиков называли лидерами нации.
В отличие от остального мира в Советском Союзе «нации» стояли в одном ряду со словом «национальности» – ну вроде как «нации» – это этносы побольше, а «национальности» – это этносы поменьше.
И если в СССР говорили о национальной политике, то имели в виду многочисленные «народы и народности», которым предстояло стать исторической общностью – «советским народом». Происходило это потому, что если бы вместо слова «народ» большевики произнесли слово “nation – нация” в его истинном значении, то пришлось бы ответить на вопросы:
«Товарищи, а куда вы дели неотъемлемую часть российской нации из числа ученых, литераторов, профессуры, адвокатов, поэтов, писателей, офицеров, казаков, купцов и буржуа, крестьян, священнослужителей и т.д. Выгнали из страны? На пароходах за границу отправили? Загнали в баржи и утопили? Расстреляли? Отправили в тайгу лес валить? Урезали в правах тех, кто случайно избежал всего этого?
Владимир Ульянов-Ленин, увещевая особо ретивых товарищей, мог говорить примерно так: «Что же это вы, батенька, наделали. Нехорошо-с. Но вы правы в одном: есть народ, и есть контра».
Поэтому и маленькая дочь учительницы, обедневшей дворянки, и сама учительница отправлялись в Сибирь. В селе под Тюменью меня такая дочка учила русскому языку, литературе, дисциплине и хорошим манерам – девочек за косы не дергать, мелом не кидаться, чернильницы не опрокидывать, белый воротничок на форменной тужурке менять каждый день.
Есть ли объяснение тому, что в нашей стране до сих пор слова «народ», «народный» используются где надо и не надо?
Нас не смущает то, что за рубежом не всегда могут понять нашу общественно-политическую лексику. Для них понятны слова nation, nations , а мы им про people, peoples.
Peoples – это не английский язык? Ничего. Они нам со своей терминологией не указ. У нас будет свой английский:
Article 1 The Russian Federation – Russia is a democratic federal law-bound State with a republican form of government.
Article 5
1. The Russian Federation consists of Republics, territories, regions, cities of federal importance, an autonomous region and autonomous areas – equal subjects of the Russian Federation.
2. The Republic (State) shall have its own constitution and legislation. The territory, region, city of federal importance, autonomous region and autonomous area shall have its charter and legislation.
Что может понять англоязычный иностранец, читая этот текст? В его понимании, (как и в нашем, между прочим), республиканская форма правления может означать только одно – республику, а слово State – государство, и ни что иное. Это наш английский превращает «государство» в «штат».
И так, иностранец, читающий нашу Конституцию, недоумевает, как это Российское Государство – Республика может состоять из каких-то еще государств и республик.
Не будем тратить время на прочие термины п. 2 статьи 5 и вернемся к словам people, peoples. О том, что речь в тексте идет не о «народе», а о «людях» свидетельствует перевод п.2 ст.3 и п. 2 ст. 7 Конституции
Article 3
1. The bearer of sovereignty and the only source of power in the Russian Federation shall be its multinational people.
2. The people shall exercise their power directly, and also through the bodies of state power and local self-government.
Article 7
1. The Russian Federation is a social State whose policy is aimed at creating conditions for a worthy life and a free development of man.
2. In the Russian Federation the labour and health of people shall be protected, a guaranteed minimum wages and salaries shall be established, state support ensured to the family, maternity, paternity and childhood, to disabled persons and the elderly, the system of social services developed, state pensions, allowances and other social security guarantees shall be established.
И, наоборот, при переводе п.1 ст.9 «Land and other natural resources shall be utilized and protected in the Russian Federation as the basis of life and activity of the people living in corresponding territories», надо было проявить последовательность: если уж переводим Конституцию на «наш английский», и пишем в ее преамбуле “peoples” (We, the multinational people of the Russian Federation, united by a common fate on our land, establishing human rights and freedoms, civic peace and accord, preserving the historically established state unity, proceeding from the universally recognized principles of equality and self-determination of peoples), так надо вместо «люди» ставить в текст “peoples”- народы, как и сказано в оригинале, иначе очень важный смысл, заложенный в этом пункте теряется: 1. Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.
На соответствующей – значит на своей территории, как одного из основных смысловых элементов понятия «народ», наряду с культурой, языком, традициями, этнической идентичностью, т.е. этно-разделяющими и этно-определяющими признаками.
Недоумение у иностранцев вызывает не только давно изобретенные нами “multinational people” и “peoples”, но и новорожденное словосочетание «российский народ», прозвучавшее на Валдайском форуме.
Как вы думаете, среди работавших там синхронистов, нашелся ли кто-то смелый, решившийся перевести это словосочетание как “Russian nation” – российская нация – исключительно для того, чтобы, вслед за прозвучавшим в речи Президента «российским народом», перевести «русский и другие коренные народы» как “Russian people” – что, видимо, не вызвало у переводчика никаких затруднений, ну и с «народами» он тоже справился, переведя их по-нашему: “peoples”.
А если не нашелся? Значит. англоговорящие гости не поняли, какая существует разница между «российским народом» и «русским народом» поскольку, прозвучало одно слово “Russian”.
Некоторые наши граждане, говорящие на «Москоу Инглиш» и не обладающие достаточными знаниями в области этнолингвистики, на этом основании радостно заявляют, что за границей нас всех называют русскими.
Тем не менее, такие граждане выдумывают у себя в России «русских татар», «русских ингушей» и т.д., а так же предлагают заменить прилагательное «российский» прилагательным «русский», якобы для того, чтобы «успокоить русский народ» и снять с повестки дня «Русский вопрос».
Большие трудности у них возникают при прочтении смысла прилагательного «национальный»: никак не поймут, что «национальная стратегия» – это про нацию, а «национальный танец» – это по теме этнической культуры.
Видимо, им нелишне ознакомиться с творчеством Збигнева Бжезинского, и, в частности, с отрывком из его книги “The Grand Chessboard”, опубликованной в 1997 году: “The shocking collapse of the Soviet Union and especially the stunning and generally unexpected disintegration of the Great Russian Empire have given rise in Russia to enormous soul-searching, to a wide-ranging debate over what ought to be Russia’s current historical self-definition, to intense public and private arguments over questions that in most major nations are not even raised: What is Russia? Where is Russia? What does it mean to be a Russian?…To be a Russian does one have to be ethnically a Russian (“Russkyi”), or can one be a Russian politically but not ethnically (that is be a Rossyanin”) – the equivalent to British but not to “English”)? For example, Yeltsin and some Russians have argued (with tragic consequences) that the Chechens could-indeed, should be considered Russians”.
С 1991 года уже прошло не одно десятилетие. Не пора ли нам эти дебаты прекратить и ответить себе и всему миру на вопросы, которые “in most major nations are not even raised”.
Но для этого нам надо определиться не только политически, но и терминологически. Если, не дай бог, Президент и дальше будет говорить «российский народ», «наш народ» вместо слова нация, которое он употребил всего однажды – на встрече со студентами МГУ, то придется приучать иностранцев к словосочетанию “Rossyiskyi people”, и к тому, что “our people” не означает Russkyi – русский народ.
Но, может быть, надо перестать демонстрировать миру, что у нас в стране не все в порядке не только с национальным согласием, но и с изучением иностранных языков?
Если говорить про языки, то за примерами далеко ходить не надо: Андрей Васильков, выпускник ВИИЯ 1974 года, так прокомментировал переименование арабской редакции «Русия аль-Яум», случившееся в результате реформаторских усилий госпожи Симоньян: «… телеканал, который с октября этого года стал называться не «Русия аль-Яум» (т.е. «Россия сегодня»), а RT Arabic. “ЭР ТИ” – типа по-английски. Вот только почему-то ее “мудрые” помощники-арабисты, которые были призваны, чтобы крушить все, что было сделано на канале до них, все то, что вывело канал на первые позиции в телевизионном вещательном пространстве, в том числе и вашим покорным слугой, не подсказали ей, что “ЭР” по-арабски означает мужской половой член, как говориться, в сборе. Да, да. Я не шучу. Такого еще не бывало. Не могу понять, почему об этом до сих пор все молчат. Ведь, когда вышли первые “Жигули”, то быстренько их экспортный вариант стал называться “LADA”, потому что “Жигули” очень напоминали оскорбительное английское слово “gigolo”.
Можно привести другой пример: три буквы HSE знакомы каждому американцу со школьной скамьи в «high school», и расшифровывается это сокращение как Health, Safety and Environment, что соответствует, примерно, нашим понятиям Охраны труда и экологической безопасности.
По этическим соображениям я не буду сообщать о том, чему это сокращение из трех букв соответствует в лексиконе корабельных врачей Военно-морского флота США, вместо этого я задам вопрос: «Надо ли широко известному учреждению при Правительстве Российской Федерации, Высшей школе экономики, использовать HSE как аббревиатуру еще более сомнительного словосочетания High School of Economics?»
И с тем и другим иностранцы могут ознакомиться не только на визитках сотрудников «Вышки», но и на официальном сайте этого учреждения.
Похоже, нам всем, а не только школьникам, надо улучшить знания английского языка, и, путешествуя, при заполнении карточки въезда в ту или иную страну, помнить, что “Nationality” – это не национальность, поскольку этническая принадлежность передается словом “Ethnicity”, и если в карточке есть еще и слово “Citizenship”, то в этом случае Жерар Депардье должен был бы накарябать своим золотым пером против “Nationality”, будучи представителем французской нации, – “French”, а против слова “Citizenship”, что означает гражданство, поставить две буквы “RF”.
Не знаю, как во Франции, а у нас гордятся этнической принадлежностью, поэтому могли бы и Жерара спросить: «Ты гасконец или как Портос? Кем он там был?». В случае с русским человеком дело обстоит сложнее. Отучать весь мир от слова Russian бесполезно, поэтому этническую принадлежность русских на английском языке предлагается определять словом “Ross”, имеющим исторические корни: на определенном этапе развития российской нации были такие понятия как «великороссы» и «малороссы».
Если мы станем переводить с английского на русский слово “Russian” как «россиянин», «российский (ая)», тогда россиянам – русским, чеченцам, татарам и башкирам – свою принадлежность к нации можно будет записывать как “Russian”, а кому не лень выводить длинное слово, то и “Rossyanin”.
Соответственно “When asked about ethnicity”, русский скажет на английском языке “Ross”, чеченец – “Chechen”, и башкир назовет себя “Bashkir”.
Более того, может всем нам повезет, и Президент, проявив решимость, назовет наше государство Российской Федеративной Республикой со всеми вытекающими из этого последствиями, в результате чего ни за границей, ни у нас в стране никого не будет глючить, поскольку Russian Federal Republic will be the only State existing at the territory of Russia.
А идея славяно-русской государственности, с которой так опрометчиво выступил ТПП-Информ, привела бы нас к созданию еще одной республики (государства) внутри федерации, которую пришлось бы реорганизовывать в союз республик, но союзы, как известно, имеют свойство распадаться.
У нас на действующем корабле «Россия» и без того обстановка сложная – большой бузы, конечно, нет, но команда (в нее входят не только министры, но и все граждане РФ) особой дисциплинированностью и сплоченностью не отличается: майские указы 12 года до сих пор не выполнены, деньги из бюджета, госучреждений и коммерческих банков как воровали, так и воруют, взятки дают и берут, много пьют и своим здоровьем не занимаются.
Кроме того, наблюдается, прямо скажем, странное явление: когда капитан корабля, т.е. Президент, в своем Послании сообщает всей стране о национальных приоритетах: «Уважаемые коллеги! Вновь подчеркну: ресурсы и государства, и частного бизнеса должны идти на развитие, на достижение стратегических целей. Например, таких, как подъём Сибири и Дальнего Востока. Это наш национальный приоритет на весь XXI век. Задачи, которые предстоит решить, беспрецедентны по масштабу, а значит и наши шаги должны быть нестандартными.
Уверен, что разворот России к Тихому океану, динамичное развитие всех наших восточных территорий не только откроет нам новые возможности в экономике, новые горизонты, но и даст дополнительные инструменты для проведения активной внешней политики», и совершенно определенно указывает на то, что отныне западное направление, оставаясь для нас важным проектом, уходит на второй план, поскольку Президент, говоря о евразийском проекте, даже добавил в своем голосе больше эмоциональной выразительности и когда говорил о том, что мы «Будем последовательно продвигать евразийский процесс, не противопоставляя его другим интеграционным проектам, в том числе, разумеется, и такому зрелому интеграционному проекту, как европейский…», и когда обращался к депутатам с просьбой рассмотреть документы по Евразийскому союзу и принять соответствующие законы в приоритетном порядке, то средства массовой информации после выступления Президента одномоментно начинают выхолащивать выше приведенные мною отрезки речи Владимира Путина, и те наши граждане, у кого не было возможности прослушать его выступление в живую, уже не могут найти ни слова про «разворот России к Тихому океану» ни в Газете.ru , ни в «РГ-Неделе» за 13-19 декабря, посвятившей целых две страницы сокращенному изложению Послания Президента РФ. Полный текст мне удалось найти сразу и быстро только в “Российской газете” – Федеральный выпуск №6258 (282).
«РГ-Неделя» под 19 заголовками сообщила о том, что сказал Владимир Путин о плате за общежития, о ежегодной диспансеризации населения, о военной подготовке студентов и т.д., но ни словом не обмолвилась о том, что сказал капитан корабля «Россия» про Тихий океан.
Неужели и в этой газете, и в Газете. ru, и в большинстве прочих средств массовой информации, «засели» (был такой глагол в советское время) одни либералы-вестернизаторы, которые по шесть раз на дню молятся, повернувшись в сторону Запада, и которым разворот в другую сторону становится поперек горла?
Иначе как объяснить тотальное замалчивание кардинального изменения курса, о котором заявил Президент?
Из всего этого следует вывод о том, что нельзя полагаться только на способность опытных пользователей Интернета отыскать оригинал выступлений Президента по тем или иным вопросам перед различными аудиториями.
Администрации президента, владеющей «Книжной экспедицией», или тому же ОНФ, надо взять на себя миссию доводить до граждан России его слова без опущений, используя для этого советский опыт издания маленьких брошюр, которые можно было бы использовать и в качестве учебных пособий, наряду с Конституцией, которую нам всем до единого надо все же прочитать, для того, чтобы определиться, наконец, надо ли нам давать зарок в том, что мы оставим в неизменности ельцинскую Конституцию, в которой, по мнению Президента, «сформулированы ключевые национальные объединительные идеи».
Конечно, все ценное, что содержится в этом важнейшем для нас документе, должно быть сохранено.
Со сроками пребывания у власти лидера нации и руководителя государства, объемами его полномочий, правами и свободами граждан – тут тоже торопиться с выводами не надо.
Но в остальном – не уподобимся ли мы отцу, который говорит дочери: «Пока я жив, ты замуж за этого негодяя не выйдешь!», и матери, которая, вторя ему, причитает: «Только через мой труп, только через мой труп».
Реалии современного этапа развития нашего общества требуют устранения из текста Конституции и этнолингвистических и политических несуразиц, с течением времени еще больше углубляющих разрыв между тем, что провозглашается на словах, и тем, что граждане видят в окружающей их действительности.
В девяностые годы, то, что накапливалось десятилетиями, вылилось в совершенно непредсказуемые и печальные события для одних, и необратимо фатальные для других граждан нашей страны. Но такова цена Слова.
Москва
22 декабря 2013 года

3 thoughts on “Владимир Княжев, Восток 1974. Цена Слова.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.