Вероника Крашенинникова: Сирия и Иран – дальние рубежи России

Veronika

Хотела бы обратить ваше внимание на несколько фактов, связанных с политикой США в отношении Ирана. Во-первых, роль посла США в России Майкла Макфола. Эксперты нашего Института, Александр Чайковский в частности, в опубликованных статьях довольно детально разобрали биографию Макфола. Помимо специализации по России, он считается также экспертом по Ирану. Имеются в виду подрывные действия. С 2003 по 2009 г., до перехода в Белый дом, Макфол служил содиректором проекта “Демократия в Иране”, совместно с вице-президентом NED (Национального фонда в поддержку демократии) Ларри Даймондом.

В октябре 2007 г. Макфол был главным участником “мозгового штурма” по Ирану, организованном Институтом Гувера, и вот что он говорил: “Мы хотим включить Иран в современный мир. С этим приходят определённые условия: вы должны позволить нам открыть наше посольство, вы должны допустить деятельность USAID, вы должны разрешить нашу общественную дипломатию – всё, что мы делаем в других странах, где у нас есть посольства. … И знаете, что ещё приходит с открытием посольства в вашей стране? Ага! Именно – офицеры разведки. ЦРУ – часть посольства. Мы могли бы кардинально расширить возможности агентурной разведки за счёт большего присутствия в стране. … Это создаст настоящий конфликт внутри режима, потому что создаст угрозу приверженцам жёсткой линии. Это хорошо. Мы хотим обострить напряжённость между ними”. “Худший кошмар Ахмадинежада – это чтобы парни такие, как я, приезжали в Тегеран и общались со студентами, как я делал это три года назад. … Это напоминает мне конец Советского Союза, это стратегия демократических перемен. … То, что мы предлагаем, ничем не отличается от того, что делал Рональд Рейган в отношении Советского Союза”.
Таким образом, очевидно, что обвинения в намерении получить ядерное оружие – это всего лишь предлог для дестабилизации Ирана и для смены законного правительства.
На слушаниях в конгрессе США по утверждению послом в России 12 октября 2011 г., Макфол, отчитываясь об успехах перезагрузки, третьим пунктом приводил поддержку Россией американского курса по Ирану: Россия проголосовала в ООН за значительное расширение режима санкций и отменила гарантированную контрактом поставку ракетных комплексов ПВО С-300.
Итак, задача Макфола в Москве по отношению к Ирану – использовать Россию против Ирана, пытаться нанести максимальный урон Ирану руками России.
Теперь, касательно роли МАГАТЭ. Иран, в отличие от Израиля, подписал Договор о нераспространении ядерного оружия, и согласно недавнему отчету МАГАТЭ выполнил все условия договора. Согласно Договору, Иран имеет право обогащать уран на своей территории до любого уровня ниже оружейного, не отправляя его для хранения в другой стране. У МАГАТЭ не было претензий к Ирану до тех пор, пока на смену честному международному функционеру Мохаммеду Эль-Барадеи не пришел новый директор Юкия Амано. Каким же образом он получил эту должность?
Согласно рассекреченным Викиликс депешам из Вены в Вашингтон, от 10 июля и 16 октября 2009 г., с самого начала Амано обещал вести политику, отличающуюся от курса Эль-Барадеи. Амано признает, что его избрание произошло благодаря активной поддержке США, Франции и Австралии, и что решающим фактором стало давление США на Аргентину, чтобы та воздержалась в пятом раунде голосовании. Амано также обещает уволить ключевых чиновников МАГАТЭ, которых Вашингтон считает проблемными. Говоря о своем избрании, Амано с восхищением восклицает: “Если США решили, они могут реализовать все, что угодно!”
Тактика МАГАТЭ при Амано состоит в том, чтобы выносить дополнительные требования к Ирану, которые не прописаны в международных соглашениях, и затем объявлять, что Иран не выполняет эти требования.
Вывод по этому пункту: проблема в отношениях Ирана с МАГАТЭ не в том, что Иран не подчиняется международным требованиям – Иран выполняет все обязательства, под которыми подписался. Проблема состоит в том, чтобы само МАГАТЭ подчинялось международным соглашениям.
Какой должна быть оптимальная политика России в отношении Ирана? Главная отправная точка при формировании российской политики в отношении Ирана, на наш взгляд, состоит в понимании Ирана и Сирии как дальних рубежей южного фронта России. Рональд Рейган, придя к власти в начале 1980-х гг., начал атаку на Советский Союз с “окраин империи”, как они это называли: в Афганистане, Анголе, Мозамбике, Никарагуа. Это был один из эпизодов в комплексе мер, спланированных против СССР. Точно также сегодня, помимо самоценности «смены режима» в Сирии и Иране, дополнительным преимуществом является лишение России двух главных – и на самом деле, единственных оставшихся – партнеров в регионе.
Вашингтон рассматривает проблему Ирана и Сирии в комплексе. Еще в 2006 году в Вашингтоне была основана Группа по политике и операциям в Сирии и Иране (Iran-Syria Policy and Operations Group). И эту группу возглавила – кто бы вы думали? – дочь вице-президента Чейни Элизабет. С точки зрения Вашингтона и Тель-Авива, Сирия – это “ахиллесова пята Ирана”.
Очень важны и позитивны те действия, которые российский МИД предпринимает для сдерживания вашингтонского давления на Иран и Сирию. Вы помните кадры встречи в Сирии глав МИДа и СВР – это был повод для гордости за внешнюю политику России, повод, каких в последние 20 лет было немного. Вот так должна выглядеть внешняя политика взрослой, независимой страны.
Вся поддержка, которую сегодня Россия оказывает Сирии, служит одновременно и Сирии, и Ирану, и России. Однако, при этом, наша роль не должна заключаться в склонении руководства Ирана и Сирии к компромиссам с Западом. Вашингтон именно этого хочет от нас, роли троянского коня. Мы не должны позволить разыграть Россию против Ирана, и мы не должны позволить использовать Россию в качестве троянского коня. Наша поддержка должна состоять в принципиальной позиции в Совбезе ООН, в оказании финансового содействия, в поставках вооружений, массированном информационном обеспечение. И в выполнении своих обязательств по поставкам С-300.
Подвожу итог. Иран и Сирия для России – это дальние рубежи южного фронта. США будут предпринимать попытки использовать Россию против Ирана – в ущерб России.
Региональные проблемы должны решаться региональными усилиями. В частности, борьба с наркотиками. За 10 лет войны в Афганистане, США и НАТО доказали, что их участие в боевых действиях и “борьбе с наркотиками” увеличивает угрозы в десятки раз. Проблема в том, что США не заинтересованы в региональной стабильности – им в этом регионе не жить, и при невозможности установить контроль, они устанавливают хаос. И затем, под предлогом урегулирования хаоса, наращивают политическое и военное присутствие.
Проблема, которая стоит перед нами – не в том, что делать с Ираном. Проблема в том, что делать с Америкой, как обуздать ее. Эту сложную задачу сегодня не сможет решить в одиночку ни одна страна, но мы можем решить ее сообща. Россия, Китай, Иран, Индия, государства Латинской Америки – противники американского режима по-прежнему составляют большинство планеты. Для этого мы можем использовать существующие форматы: в частности, ШОС, и Иран должен стать полноценным членом этой организации. Формат РИКИ – блестящая концепция, и мы должны ее использовать.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.