Б. Подопригора, В-78 Управляемый хаос. Пока арабский….

Подопригора

Начнём с занимательной конспирологии. В 1944 году один осведомлённый американец предрёк будущему ЦРУ 12-летние функциональные циклы – по завершении каждого из них американской разведке ставится новая глобальная задача. О пророчестве вспомнили лишь в 1956 году, когда вспыхнул антисоветский мятеж в Венгрии. Наступивший через 12 лет 1968 год запомнился событиями в Чехословакии. В 1980-м заявила о себе польская «Солидарность». К 1992-му окончательно рухнула социалистическая система с Советским Союзом во главе. 2004-й стал пиком «цветных революций». В том же году заговорили о новом геополитическом проекте США под названием «Большой Ближний и Средний Восток» (ББСВ). Перспективу реализации этого проекта тогда же отнесли к 2015-16 годам. Закономерность, однако…

Уже в нынешнем году произошли едва ли не самые драматические изменения в новейшей истории арабского мира. И хотя политические процессы в нём не завершёны, специалисты сходятся в главном – регион из периода относительной предсказуемости перешёл в фазу не просчитываемой турбулентности, задаваемой извне. Поскольку «козни Люцифера» не изобличить даже арифметикой, сверимся со здравым смыслом. По дальней, но не лишённой смысла аналогии – арабский мир схож с православным славянством. Но русские и, скажем, македонцы – никак не соседи, хотя при желании могут друг друга понять и вообще наделены одинаковыми окончаниями отымённых фамилий на «-ов». В политическом же прошлом даже Россию-освободительницу и освобождённую Болгарию развели обе мировые войны. Арабский мир ещё менее консолидирован. Даже при внутренних, правда, ситуативных, и выраженных внешних интеграционных предпосылках проект «Объединённой Арабской республики» потерпел неудачу. Так что череду антиправительственных выступлений в соседних, но далеко не близких друг другу странах никак не объяснишь принципом домино. Он-то проявляется на общей для «костяшек» социально-политической «плоскости». Но и тогда первотолчок задаётся извне. Как и нынешние ближневосточные подвижки.

Проект ББСВ соответствует планам переформатирования североафриканского и центральноазиатского пространств ради создания зоны долговременного управляемого хаоса. В практическом смысле этому региону уготована роль пусть и не «турбулентного», но аналога Восточной Европы. Той, что гордится принадлежностью к «общеевропейской цивилизации», но «не нужна» никому, кроме Америки. По аналогии с восточноевропейцами, ББСВ может сколь угодно ощущать себя частью арабской, суннитской или исламской цивилизации. Но решать за него будут те же.

Почему американцы спешат? Потому что на Ближнем Востоке да и во всём мусульманском мире многое стало зависеть от саудитов и Ко, ставших самодостаточными регуляторами глобальных энергетических, следовательно, финансовых потоков. При этом порядка 150 из более 300 саудовских «исламских центров» (от Балкан до Индонезии) локализуются всё тем же ББСВ. Так укрепляется база не столько исламского влияния (чего его укреплять в мусульманских-то странах?), сколько именно саудовского. Когда же саудиты осознали себя владельцами, как минимум, трёх из 14 триллионов сомнительно обеспеченных американских долларов, на ближневосточной «палубе» послышался опасный ропот. Пока дело не дошло до бунта, в Вашингтоне решили предупредить Эр-Риад примером его соседей. Тем более что далеко не конспирологи склонны считать, что арабское обновление началось не с предновогодних (2010 г.) беспорядков в египетской Александрии, а с одновременного разоблачения американцами тайного флирта саудитов и Пакистана, ядерной, заметьте, державы. Кстати, не потому ли спустя полгода ликвидировали бен Ладена, чтобы предъявить место его пребывания – недалеко от пакистанской военной академии в Абботабаде, вокруг которой чужие не живут? Это – во-первых.

Во-вторых, политические подвижки безотносительно саудитов неизбежно обновят состав и потенциал региональных экономических партнёров Запада – строптивых, в том числе. Их послереволюционные заботы не только поубавят ностальгию по вчерашним планам-соблазнам, но усилят зависимость от сиюминутных доноров-спасителей. Почти по «стокгольмскому синдрому» заложника. Да и при зубной боли, как известно, о другом не думается. Тем более что эмиссия их суверенных валют зависит от долларовой выручки, а держат они её в американских же ценных бумагах. Существенней, впрочем, другое: недалеко те времена, когда нерукотворные богатства придётся не делить, а отнимать. В последнем случае сподручнее иметь дело с «турбулентными», поэтому не жадными…

В-третьих, впервые после второй мировой войны возникла перспектива кардинального вытеснения России из региона. Речь идёт о предсказуемом – при смене власти в Дамаске -закрытии последней средиземноморской базы российского ВМФ в сирийском Тартусе. И хотя «победа сирийской оппозиции» ещё не факт, догадливый учтёт, чьи «канонерки» тут «в законе», а чьи – нет. Показательно, что одним из первых внешнеполитических шагов новых ливийских властей стал отказ от российских военных поставок. При «подвешенности» прочих контрактов – суммарно на 4 с чем-то миллиардов долларов. Учите матчасть…

Насколько предрешен исход нынешних ближневосточных событий? Иными словами, насколько реализуем проект ББСВ? На первых порах многое зависит от реакции, прежде всего, саудитов. Точнее – от доли, которую они получат от американского «биг-мака». Саудиты могут поддержать проект на условиях западной «нейтрализации» Ирана. Но кто и как это гарантирует? Так или иначе «инородцы» редко выигрывают на мусульманском поле, если за них не выступают сами же мусульмане. Да и на какую перспективу рассчитан проект? На те же 12 лет? Кстати, примерно столько же лет разделяют два симптоматичных обстоятельства – формирование в конце 1980-х годов исламистского «интернационала» для борьбы с просоветским Кабулом и террористическую атаку на США в 2001 году. В нашем же случае местом действия, а заодно и субъектом преобразований является арабская улица, которая на Ближнем Востоке – всегда исламистская. Ей противостоит армия, традиционно придерживающаяся более светских, но националистических воззрений. Кто в этом «тандеме» станет «проводником» управляемого хаоса? Кто когда и под каким флагом попытается побороть смуту?

Во всех «преобразованных» странах пока устанавливается по-разному проявляемая охлократия, то есть власть толпы во главе с малоизвестными чиновниками или перебежчиками из прежних правящих кругов. Пока не установилась новая иерархия, управлять хаосом будет легко, но бесконечным он не бывает. Отсюда – вопрос о концептуальной проработанности проекта ББСВ. Одним из его авторов считается Залмай Халилзад – первый высокопоставленный дипломат США мусульманского (пуштунского) происхождения. Он же известен как автор идеи «демоисламского Афганистана», то есть, сочетающего в себе ценности западной демократии и традиционного ислама – что звучит вообще как оксюморон. А каково будет встроить в проект ББСВ не затухающий палестино-израильский конфликт? Или конфронтационные амбиции Турции, не в меньшей степени, чем саудиты, претендующей на региональное, а то и общеисламское лидерство? В качестве промежуточного резюме приведём афоризм Черчилля: «Американцы всегда находят единственно правильное решение – после того, как перепробуют все остальные».

Меньше вопросов оставляет международно-правовой итог арабского обновления. Ливийская хроника указывает не просто на возобладание силовой составляющей в международных делах. Подверглась слому международно-правовая система, ставшая лишь фоном реализации планов сильнейшего. Иначе как связать ооновский запрет на боевую деятельность ливийских ВВС со штурмом Триполи британскими и французскими «коммандос»? Притом что даже их участие не закрыло «дело полковника Каддафи». Кто же противостоял полковнику, накануне подраспустившему собственную армию? ООН приняла свыше 150 рекомендаций по «внешней воздержанности от внутреннего конфликта». Не включить ли сюда неучастие в нём чужих спецназовцев?

Ещё карикатурнее выглядит общекомандная перестройка западных СМИ в органы информационной войны. В репортажах о Сирии не менее 6 раз «полиция расстреляла похоронную процессию». Неужели в сирийской полиции служат патологические убийцы и неизлечимые идиоты? По закону парности тоже 6 раз фигурировали телесюжеты о нанесении авиацией Каддафи ударов по «безоружным повстанцам». И никто из «свободной прессы» не озаботился ни абсурдностью самого словосочетания unarmed rebel (почти вооружённый пацифист…), ни отрывом «небесной» картинки от «земной», ни тем, что один и тот же эпизод снят с нескольких ракурсов… Не менее показательно то, что вездесущие американские СМИ воспроизводят кадры, отснятые, в основном, европейскими репортёрами. Это похоже на операцию прикрытия главных действующих лиц. Что соответствует стратегическому масштабу событий, объяснимых лишь проектом ББСВ. То же объясняет и прямо-таки «врачебную» солидарность мирового правозащитного и медийного сообществ с покровителями «безоружных повстанцев». Солидарность по принципу – «водитель, он – потомственный ангел, а пешеход – такое же исчадье ада».

С этой стороны оценим последствия арабского обновления для России. На ближнесрочную перспективу они, главным образом, моральные и экономические. И Ливия тому подтверждение. В случае падении режима Башара Асада – они дополнятся политическими, прежде всего, военно-политическими. Не только об угрозе потерять сирийскую базу, а заодно и доступ на арабские рынки вооружений уже сегодня следует думать военным специалистам. События на ББСВ едва ли не впервые воплотили в жизнь принципы «тёплой войны». Не как переходного этапа от холодной к горячей, а в качестве прообраза военно-политических конфликтов XXI века.

При не исключаемом приближении зоны управляемого хаоса к Кавказу – последствия для нас могут стать витальными. Ибо в современном конфликте верх одерживает тот, кто встраивается в проект сильнейшего. В глобальной войне «смыслов и интерпретаций» мы сколь-нибудь «союзничаем» с Западом лишь по северокавказской тематике. Ради поддержания хотя бы видимости международного антитеррористического фронта с нами соглашаются, что Доку Умаров и Ко – это преступники, а не «безоружные повстанцы». Но если на нашу сторону Кавказского хребта посмотрят иначе, гексоген станет средством суверенизации «снизу», а федерал – террористом. При любом будущем ББСВ на этом поле мы «играем вторым номером». С этой данностью нам предстоит считаться как с законом Ньютона. А вот собственная информационная «гигиена» уже сегодня становится фактором нашей национальной безопасности. В том числе, при осмыслении не столь уж далёких от нас ближневосточных перипетий. Безотносительно свободы слова нельзя давать равное время Богу – для провозглашения 10 заповедей, и дьяволу – для их опровержения.
Источник: Еженедельник «Однако», 11.10.11

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.