А. Сладков. Афганистан взбунтовался

Sladkov

Резко обострилась обстановка в Афганистане. Страна буквально вздыбилась после того, как пастор Терри Джонс в США сжег Коран. Всю эту неделю военные объекты сил коалиции подвергались нападениям. Был атакован аэродром в Джелалабаде – для подкрепления пришлось вызывать вертолеты. Но особенно опасно сейчас в Кандагаре и Мозари-Шарифе, где была разгромлена миссия ООН и погибли дипломаты.

Кандагар живет особой жизнью даже в рамках Афганистана. Нет, здесь есть официальная власть, есть экономика. Но самый главный фактор, который влияет на жизнь обычных людей, да и бизнесменов, политиков – это страх. Он, как дым, зависает над городом. Если мы говорим о безопасности, это не о Кандагаре.
Торжественный праздник, свадьба. Обычно на таких мероприятиях в Кандагаре собираются тысячи человек. Теперь все по-другому. Пара сотен гостей. И мы среди них. Узнаю: напротив меня мой коллега, репортер местной газеты. Интересуюсь, как работается.
“Опасно, нас в городе многие знают. Мой предмет – политика. А политика – это почти всегда война”, – рассказывает журналист.
Уезжаем в город. Нам объясняют: тут не во всякие районы можно заезжать. Где-то закон, порядок, а где-то бандиты. Останавливаемся на перекрестке. Появляется полицейский: “Ребята, на следующем углу не снимайте, там поста нет”. Обращаемся к людям.
“Как здесь жизнь”, – спрашивает журналист.
“Да какая здесь жизнь, постоянно идет война”, – говорит местный житель.
Центральная площадь. Нас интересуют старинные пушки. Чтобы было спокойнее, ставим камеру возле военного джипа. Офицер, увидев нас, округляет глаза – европейцы. И тут же дает команду. Джип уезжает. Мы – живая мишень. Снимаем и тоже стараемся уехать как можно быстрее. Подъезжаем на местно недавних событий.
“Это здание как раз, которое разбили?” – спрашивает журналист.
“Да, половину занимала ООН, половину бизнесмены”, – отвечают корреспонденту.
Фундаментальное строение, каких, в общем-то, немного в Кандагаре, просто разбито. Господин Авганмал, кандагарский сенатор. Президентом Карзаем ему поручено разбираться в причинах недавних беспорядков.
“Вполне понятно, что в недавней трагедии в Кандагаре виноваты в первую очередь не местные люди, а внешние силы”, – считает сенатор Авганал.
Семьи кандагарских бизнесменов, в основном торговцы. Есть банкиры, владельцы различных компаний. Их дети. Взрослые, разговорившись с нами, жалуются. Мы не можем уложить по ночам наших дочерей и сыновей. Канонада, танки, пикирующие самолеты. Приходится давать малышам снотворное, чтобы уснули. В гостях у сенатора знакомимся с первым бизнесменом Кандагара. Хаджи Хаер Мухаммед. Его сын был ранен в недавних беспорядках. Сам Хаер Мухаммед построил свои рынки еще при талибах. С тех пор не чувствует себя в безопасности.
Вот здесь, в районе Перка Кандагар мы нашли стоянку старой советской техники. Пока вели съемки танков, БТРов, БМП, навстречу нам вышел человек. Оказалось, перед нами бывший полковник, окончивший военное училище в Советском Союзе.
Во время нашего пребывания в Кандагаре мы чувствовали нависающую над городом опасность, но не ощущали угрозы от людей, во всяком случае, с которыми приходилось общаться, тем более, если они узнавали, что мы из России.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.