Анатолий Исаенко, З-68. Ассимитричный ответ ветерану “холодной войны”.

Исаенко

Время войне, и время миру.
В конце октября 2011 года появилась статья известного корреспондента: Ветеран “холодной войны” Владимир Снегирев “Российская газета” – Неделя №5618 (242) 27.10.2011, 00:30
Захотелось дать асимметричный ответ израильскому ветерану боевых действий на Синайском полуострове в 1973 году. Асимметрия заключается в следующем.
—Ветеран «холодной войны» Яков Кедми был танкистом. Мне также приходилось садиться в танк в 1973 году на Синайском полуострове, но не для стрельбы, а для выполнения миротворческой миссии и демаркация линии разъединения войск. Я прослужил миротворцем пять лет в Органе ООН по наблюдения за выполнением перемирия в Палестине (ОНВУП): Каир, Дамаск, Синайский полуостров, Голанские высоты, Бейрут, Иерусалим – этапы большого пути.

—Танкист раздавил танком египетского солдата. Мне же приходилось участвовать в поисках останков израильских и египетских солдат в опорных пунктах на восточном берегу Суэцкого канала.
—Танкист воевал в экипаже Эхуда Барака (сейчас министр обороны), батальон которого действовал на Синае в районе «Китайской фермы».
Мне же приходилось выполнять миротворческую миссию в этом районе в течение пяти лет.
—Автор данных строк никогда не служил в разведке и спецслужбах.
В то время как Яков Кадми был «директором темных дел».
Обратим внимание на такой случай. В 1967 году будущий танкист и аналитик был ещё в Москве, а в Тель-Авиве происходило следующее.
В июне 1967 года Москва закрывала своё посольство в Израиле. Об этом мне давным-давно поведал наш дипломат, которому пришлось закрывать посольство. Его вызвал к себе премьер Лэви Эшкол. Он просил не закрывать посольство в Москве: «Не закрывайте посольство в Москве – мы будем информировать вас о том, что происходит в мире».
Дипломат имел жесткую инструкцию – закрыть посольство. Тогда премьер выложил свой главный козырь: «Не закрывайте посольство в Москве. Оставьте там хоть одного человека, и мы будем информировать вас о том, что происходит в Москве».
Как говорится, “Relata refero” – «рассказал рассказанное».
Я в 1973 году занимался миротворчеством, а другой ветеран участвовал в «горячей войне» и «холодной войне». Время войне, и время миру.
Чтобы подтвердить асимметричный ответ, привожу три рассказа из тех далеких дней.

Поисковая операция на Синае в 1974 году
Рассказ о проведении на Синайском полуострове операции по отысканию тел воинов, погибших в ходе арабо-израильской войны 1973 года
Весной 1974 года на Синайском полуострове миротворцы ООН проводили гуманитарную операцию под названием “Омега”. Целью этой операции был поиск останков тел военнослужащих, погибших в четвертой арабо-израильской войне 1973 года.
Привожу некоторые записи из своего дневника от 10 и 12 марта 1974.
Утром встретился с арабским командиром на мосту южнее города Кантара. Пересекаем буферную зону, встречаемся с представителями израильской стороны. В группу поиска включены финский военный наблюдатель (капитан), израильский офицер связи, четверо израильских военнослужащих, молодой бородатый раввин, английский собаковод из Скотланд-Ярда с собакой, натренированной для отыскания останков погибших людей.
Направляемся в назначенный район поиска, едем на трех машинах. Еду на первой машине, со мной арабский командир и трое израильтян. Конец буферной зоны обозначен белыми бочками. Дальше дорога блокирована колючей проволокой, установлено шесть мин. Останавливаемся, задаю вопрос арабскому командиру по поводу минного заграждения. Отвечает, что вчера мин на дороге не было.
Израильский офицер спросил, можно ли снять проволоку и мины. Арабский командир помолчал, выждал паузу и сказал: «Можете снимать». Я и двое израильтян вышли из машины, израильтяне легко убрали колючую проволоку с кольями. Сапер волоком начал стаскивать мины за ручки на обочину дороги.
Я наблюдал за его работой, не показывая своей озабоченности, хотя по спине от скрежета зеленых мин об асфальт пробежал холодок. Кажется, прошла вечность, и сидящие в машинах вздохнули с облегчением.
Прибыли на опорный пункт Мифрекет – выложенный из камня, бетона и рельс, сделан был крепко и надежно, наверное, один из лучших. Опорный пункт был уничтожен и взорван египетскими войсками во время штурма в начале войны. Израильский офицер осторожно сказал мне, что он был командиром этого района, и здесь три человека считаются пропавшими без вести. У него хорошая 50-ти тысячная карта района и четкий аэрофотоснимок такого же масштаба.
Долго и внимательно они обследовали разрушенный опорный пункт с собакой. Мы с финским капитаном также несколько раз осмотрели опорный пункт. Все погребено под обломками бетона и камней. Везде валяются обрывки газет и книг на иврите. Фортификационное сооружение очень внушительное, особенно сильно оно укреплено со стороны канала, на переднем крае свисают металлические сетки, набитые камнем и валунами. Кажется, что перед тобой целая пирамида. Сколько было затрачено сил и средств, и все это взлетело на воздух. Все подходы и подъезды к опорному пункту оборудованы и асфальтированы.
Следует сказать, что все участники поисковой партии хорошо говорили по-английски. Египтяне в поиск не вмешивались, вели себя корректно, держались на расстоянии. На все просьбы о передвижении по району поиска на машинах с их стороны возражений не было.
Далее продолжали поиск в другом месте там, где стояли два уничтоженных и обгорелых израильских танка «Центурион». Израильские офицеры обследовали танки и переписали маркировки. Возле танка собака начала глубоко рыть песок. Все внимательно следили за ее старанием. Нашли большую кость. В дело вступил религиозный элемент. Раввин прочитал молитву, кость положили в целлофановый мешок.
Ярко светит солнце, много мошкары. Собака устала искать, улеглась на песок, ее покормили и напоили водой. Несмотря на усиленный поиск, ничего найдено не было. Проводили израильскую группу за буферную зону.
Во время второго поиска обнаружили еще один подбитый танк за песчаным валом. Разрешалось вести поиск в радиусе 500 метров от подбитого танка. Еще раз объехали и обошли весь район, две собаки напряженно трудились, но снова ничего не нашли.
Планировался еще один поиск в этом районе, но египетская сторона, заметив отсутствие результата, по своим соображениям, отменила третий визит израильтян.
А в это время мой коллега-соотечественник на другом участке сообщил о том, что было найдено более десятка останков погибших израильтян. Так проходила гуманитарная операция «Омега». Всего в ней было задействовано 12 поисковых партий.
По сообщениям газет, из 2 529 погибших в этой войне израильтян, около 40 человек числилось пропавшими без вести, причем списки погибших имелись в каждом почтовом отделении.

Демаркация линии соприкосновения войск на Синае
Демаркация на танке и в танке
(Записи из дневника)
24 марта 1974 года. ОНВУП, Синай, Суэцкий канал
Получил задание уточнить и обозначить демаркационную линию на Синае между египетскими войсками и Чрезвычайными вооруженными силами ООН на фронте 5 км. Прибываю в район южнее Кантары. Ориентируюсь по карте, уточняю обстановку с офицером из Панамы, рота которого занимает позиции в данном районе.
Выделяют два египетских танка Т-55 с тралами разградителями. На танки берем по 10 черных металлических бочек с надписью “UN”. Бочки ставим на дальность прямой видимости. Я, арабский офицер связи и командир взвода танков, забравшись на головной танк, движемся вперед на север, выдерживая направление, ставя в нужном месте бочки. За нами следует второй танк. Сверяю направление движения по компасу и карте. Подъезжаем к высоте, которая вся обнесена несколькими рядами колючей проволоки, занесенными песком.
Забираемся все в башню, закрываем люки, преодолеваем минное поле. Гляжу в смотровое стекло, тралы продвигаются вперед, проволока рвется, как нитки. Преодолели макушку высоты, резко пошли вниз. Танк зарывается в дюну, но медленно идет вперед, от пыли ничего не видно. Появился просвет, две мины скользнули в сторону по наклонной плоскости. Ждали взрыва, но взрыва не последовало, высота позади. Второй танк подвозит бочки, определяем место и ставим следующую бочку, закрепляем ее. Держим курс на пост ООН. Линия уточнена и проложена. Ставим последнюю бочку, расстояние от поста ООН совпадает с линией на карте.
Панамский офицер на посту ООН несколько напуган – появился русский капитан на двух танках. Докладывает в штаб по радио. Его успокаивают и информируют, что на въезд танков в буферную зону есть разрешение. Скромно и вежливо поговорили: офицер записал мою фамилию, а я его. Измерили расстояние от поста до бочки, все совпало и все стороны согласны. Линия “А” между египетскими войсками и ЧВС ООН уточнена и обозначена черными бочками на фронте 5 км. Задача выполнена. Танки должны покинуть буферную зону.
Продолжаем двигаться по асфальту, дорога от тралов портится. На одном из поворотов каток трала отвалился. Едем за грузовиком с краном, возвращаемся и грузим каток. Держим курс на запад. Солнце знает свой запад и быстро садится.
В лучах уходящего дня вывел танки из буферной зоны. Быстро стемнело, прибыл в исмаильский контрольный центр в 20 часов. Представил письменный и устный отчет.
Этот день был символичным и симптоматичным. Командир танковой дивизии генерал Шарон покидал Синай, а русский капитан садился в танк, чтобы проложить под флагом ООН демаркационную линию. Сбываются слова, сказанные в древности: «Время войне, и время миру».

НЕОБЫЧНАЯ ПЯТИЛЕТКА
НА ЗАГАДОЧНОЙ «КИТАЙСКОЙ ФЕРМЕ»
Перекуем мечи на орала
Воспоминания военного наблюдателя ООН
Данная статья никакого отношения к китайцам не имеет.
Тем не менее, топоним «Китайская ферма» появился на Синайском полуострове в Египте после 1967 года.

Подвела лингвистика
Во время «шестидневной войны» в июне 1967 израильские войска вышли к Суэцкому каналу – «большому противотанковому рву». В ходе рекогносцировки местности в пяти километрах севернее и восточнее Большого горького озера было обнаружено покинутое ирригационное поле. На поле было установлено японское оборудование, которое раньше обслуживали японские специалисты. Этикетки, бирки, надписи и технические описания были на японском языке.
Однако израильский просвещенный лингвист причислил всю эту «лексикографию» к китайскому языку. Так появилось на оперативных картах название «Китайская ферма». Вместо мирного поля это место стало районом кровавого сражения через шесть лет в октябре 1973 года, известного под названием “Battle of the Chinese farm” ( «Бой за Китайскую ферму»).

Пять лет на китайской ферме
Автор данных строк проходил службу военным наблюдателем ООН в течение пяти лет с 1973 по 1980 в Органе ООН по наблюдению за выполнением условий перемирия в Палестине (ОНВУП). За это время приходилось бывать десятки раз в районе «Китайской фермы»: инспектировать египетские подразделения два раза в месяц, отыскивать останки погибших обеих сторон, патрулировать, просто проезжать это место, завозить туда новых наблюдателей для ознакомления, летать над районом на вертолете и самолете, демаркировать линию разъединения на танке. Даже слова из песни не казались преувеличением: «Мы вели машины, объезжая мины…».
«Ферма» находилась близко от перекрёстка асфальтированных дорог. Мы рассматривали то, что там осталось от войны 1973 года. Ржавые трубы, задвижки, заслонки, вентили, трубопроводные краны с непонятными этикетками были занесены песком.
Рядом находилось два одноэтажных строения, разнесенные в клочья. Как сказал поэт Твардовский: «Было бито, бито, бито и, казалось, что там бить…».

Колесо Фортуны подвело
До 14 октября 1973 года египетские войска успешно вели бои на восточном берегу Суэцкого канала, заняли «Китайскую ферму». Израильтяне оборонялись, сосредоточивались, контратаковали, подтягивали резервы. После 15 октября колесо Фортуны повернулось вспять.
О ходе боевых действий на этом участке фронта написано достаточно. В своей книге «Война Судного дня» Хаим Герцог около 25 раз упоминает название «Китайская ферма». Эта книга на английском языке, подаренная израильским офицером связи, до сих пор находится в моей библиотеке.
Наличие двух важных дорог, вдоль канала и вглубь Синая, а также важного перекрестка дорог потребовало сосредоточить усилия на этом направлении, «прорубить коридор», удержать его и выйти к каналу. Бои велись днем и ночью с 15 по 18 октября на стыке двух египетских армий. Израильские войска прорвали оборону, удержали коридор, форсировали канал.
Для ликвидации прорыва египтяне бросали в бой танковые и механизированные бригады, но потерпели поражение. Для примера, рассмотрим ввод в бой 25-й египетской танковой бригады..

Своевременный маневр
В полдень 17 октября египетская 25-я танковая бригада начала наступление на север вдоль Горького озера в сторону «Китайской фермы» с целью отрезать израильский передовой отряд на западном берегу канала. Бригада насчитывала 96 танков, которые стремительно наступали вдоль дороги. Израильское командование, перестроив боевой порядок маневренными действиями, уготовило танковой бригаде ловушку. Маневр бригады влево ограничивался озером и минным полем. На бригаду обрушился огонь с фронта, фланга и тыла. Итог боя оказался плачевным – 86 танков типа Т-62 в течение четырех часов были уничтожены. Результат боя у Горького озера оказался горьким. Перед нами образец поражения и образец победы в бою.
Египтяне до конца войны настойчиво пытались перерезать коридор, но безуспешно. Египетские СМИ тогда сообщали: «Наши войска ведут упорные бои в районе «треугольника 100» (т.е., местность превышающая 100 м над уровнем моря).
На танкоопасных направлениях на севере и на юге израильтянами были сделаны песчаные валы. Во время инспекций мы часто рассматривали оставшиеся там подбитые танки обеих сторон.
На участке форсирования (Деверсуар) израильтяне перекрыли Суэцкий канал и построили широкую плотину. После войны во время инспекций удобно было на машине пересекать канал по дамбе, не связываясь с мостами и паромами. Наблюдатели обращали внимание на инженерное оборудование местности в районе переправы.

На память осталась гильза от снаряда
Автор данных строк начал посещение «Китайской фермы» марте 1974 года, а закончил летом 1979 года, когда Чрезвычайные силы ООН прекратили своё существование. На память остались несколько артиллерийских и патронных гильз, а также топографическая карта района.
В памяти также остались несколько инспекционных полетов на вертолете сил ООН. Привожу записи из полевого дневника.
Патрулируем на вертолете и ведём наблюдение в районе «Китайской фермы». Давно знакомое место, здесь шли танковые бои днём и ночью. Вспомнил статью из Полевого устава: “Танки являются главной ударной силой Сухопутных войск. Они обладают достаточной маневренностью и броневой защитой …”.
А вот и броня – впереди по курсу сгоревший танк.
Ударил фонтан огня …Как щепка трещит броня…» ( из песни)

«Время войне, и время миру», – было сказано в древности. Ратное поле стало мирным полем. «Перекуем мечи на орала и копья – на серпы», – сказал пророк (Исайя 2,4).
В последнее время вокруг «Китайской фермы» накапливается «китайская грамота» – сложное, запутанное и непонятное дело. Суть в том, что многие израильские ветераны не согласны с официальным освещением боевых действий на «Китайской ферме», победа досталась большой кровью. Выдача наград была не прозрачной. Военные архивы доступны не каждому. Расследование и исследование темы продолжается.
Нынешний 22-й министр обороны Израиля Эхуд Барак (р. 1942) в то время командовал танковым батальоном. Создан фильм « Воспоминание о Китайской ферме».
Израильские ветераны подали иск в суд, требуя полного анализа боевых действий танкистов и десантников.
С тех пор прошло почти сорок лет, но эхо «холодной и горячей войны» отзывается в сердцах и воспоминаниях ветеранов.
Наполеон говорил: «Раны войны и чести залечиваются медленно и долго».
В 1980 году автор данных строк посетил священный град Иерусалим по делам миротворческой службы.
На память остались сувениры и « ветка Палестины».
«Ле шена хаба бе Йерушелаим» – на следующий год в Иерусалиме!

Анатолий Иванович Исаенко
Ветеран-миротворец с 1973 года, подполковник в отставке
Действительный член ИППО с 1981 года

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.