Анатолий Алексеенко, Восток 1975 поздравил в Днем Победы академика Челышев Е.П.– выпускника ВИИЯ

Выдержки из воспоминаний ветерана Великой Отечественной войны, выпускника ВИИЯ 1949 г. Челышева Е.П. (в дополнение к статье «Место в строю» – газета РАН «Поиск» №18 от 1 мая 2015 г.)

(7 мая 2015 г.) Краткая биографическая справка: Родился 27 октября 1921г. в Москве. Супруга: Елена Владимировна,1921 г.р. Сыновья: Владимир, 1947 г.р., инженер-механик, находится в длительной командировке в США; Дмитрий, 1953 г.р., сотрудник Росзарубехцентра, работает в Индии. «В мае 1940 года был сформирован 140-й скоростной бомбардировочный полк на самолетах СБ, 5 эскадрилий по 9 самолетов (аэродром Сеща Орловского военного округа). Мне в то время было всего 18 лет. Мы осваивали новую технику, занимались отработкой слетанности. В октябре сообщили, что летим на Москву для участия в военном параде 7 ноября 1940 года. Вылетели 25 октября, была большая облачность с просветами. Стал узнавать местность – Химкинское водохранилище, увидел свой дом у Москвы-реки, Кремль. Сделали круг над Москвой, сели на центральном аэродроме на Ходынке. Там стояла дивизия особого назначения Гризодубовой. Она командовала дальними бомбардировщиками. Встретил много друзей, и среди них был штурман Сейдаметов. Именно он сыграл затем большую роль в моей жизни. Так, в конце 1941 года в Тамбове скопилось много летчиков без техники. Были организованы ускоренные курсы для обучения и зачисления в парашютно-десантные войска. Несколько месяцев – и командир взвода (один кубик). А на войне – это верная смерть. 

Я играл на музыкальных инструментах, у нас была создана группа, пели, играли. 7 ноября 1941 года, после концерта в ДК Красной Армии, я возвращался в казарму. Вдруг, навстречу попался военный в форме синего цвета (офицерский состав), я же был в форме серого цвета (сержантский состав). Офицер окликнул меня. Это был Сейдаметов. Оказывается, он разыскивал меня. Был сформирован 621-ый авиаполк, готовился его вылет на фронт, и Сейдаметов, ЗНШ полка, включил меня в его состав. Но на должность старшины эскадрильи, других не было. На следующий день я прибыл в полк, и был представлен командиру полка (Потапов). В декабре 1941 года на Калининском фронте, в районе города Торопец, именно Сейдаметов рекомендовал меня командованию, когда срочно понадобился человек, знающий немецкий язык для допроса пленных немецких летчиков. Я был откомандирован в распоряжение управления ВВС 3-й ударной армии. На этом мои боевые полеты завершились. Кстати, в 1941 году Сейдаметов должен был поступать в академию, и я помогал ему с подготовкой: решали задачи по химии и алгебре, писали сочинения. В штабе мне предоставили три дня для просмотра архива немецких документов со сбитых самолетов. Я знал классическую терминологию, а нужна была специальная. Среди документов была книга немецкого аса (воевал в Испании, командовал полком, стал генералом). Эту книгу я изучил от корки до корки, завел отдельную тетрадь, пытался достать немецко-русский словарь. Когда я читал книгу, ко мне подошел майор СМЕРШа, спросил, кто я такой. Полистал книгу, порекомендовал вырвать страницы с фотографиями Гитлера, иначе это будет считаться пропагандистской литературой. В итоге – вырвал страницы сам, отметив, что теперь книга – учебное пособие. И вот первый допрос пленного немецкого летчика по фамилии Беккер. Перед допросом сообщили, что мне присвоено воинское звание «старшина». Собралось командование. По информации летчика, он перепутал аэродром Демянск, где немецкие войска находились в одном из «котлов», с городом Торопец. Далее добавил, что весной немецкие войска снова будут наступать на Москву, и отказался далее отвечать на вопросы. Один из политработников в попытке разговорить пленного летчика, стал рассказывать о роли Красной Армии в освобождении народов от нацизма. Без результата. Тогда я попросил командование перейти на более конкретную и понятную для летчика тему. Получив разрешение, прочитал на немецком языке отрывок из стихотворения Гейне. Беккер был крайне удивлен, даже привстал. Тогда я вновь обратился к летчику с вопросом: «С какого аэродрома взлетали?» «Плескау». Майор из разведотдела заметил, что такого аэродрома нет, летчик лжет, допрос необходимо прекратить, есть еще стрелок-радист и штурман. Ночью, проанализировав принцип словообразования в немецком языке, я догадался, что «Плескау» – это «Псков». Это были мои первые филологические изучения. Летчик не лгал. Утром прибыл в штаб, доложил майору, тот сообщил командованию…

Вестой 1945 г. я приехал в Москву для поступления в Военную Академию командного и штурманского состава, в Монино. Воздушная армия получала разнарядку на пять человек, воздушный корпус – на три. И когда я прибыл в Академию, мне сказали: «Ты же знаешь немецкий язык, тебе нужно в Военный институт иностранных языков». Начальником Академии был генерал-лейтенант Ионов. Учебный лагерь ВИИЯ располагался рядом с поселком Соколовский, где мы играли в футбол со школой ГРУ…

24 июня 1945 года выдался дождливым днем. Колонны войск, в том числе из курсантов – бывших фронтовиков, были построены на Красной площади лицом к Мавзолею Ленина. В 10 часов утра на 403-й трибуне появился Сталин, из Спасских ворот на белом коне выехал принимающий парад маршал Жуков. Нет нужды говорить, какой всенародной любовью и уважением пользовался этот прославленный полководец. Вместе с командующим парадом маршалом Рокоссовским он объехал войска и поздравил их с праздником Победы. Затем Жуков поднялся на трибуну Мавзолея, произнес речь. Звучали фанфары. Маршал Рокоссовский отдавал команды построенным для Парада Победы войскам, которые их четко выполняли. Торжественным маршем прошли сводные батальоны фронтов, к подножию были брошены знамена армий поверженного врага. Я благодарен судьбе за то, что мне посчастливилось быть участником Парада Победы. Не только для меня, но и для всех его участников салют стал звездным часом жизни. Мы были переполнены гордостью за нашу армию, за наш народ, который, пройдя через множество тяжелейших испытаний и понеся великие жертвы, добился Победы в Великой Отечественной войне…

В 1956 году закрыли ВИИЯ, многие стали переходить в другие учебные заведения. Я перешел в МГИМО, занимал при этом две полные ставки целый год: в МГИМО заведовал кафедрой индийских языков, а в Институте востоковедения – отделом восточной литературы. Меня пригласил Гафуров, директор Института востоковедения, бывший 1-й секретарь ЦК компартии Таджикистана. Потом я 30 лет там работал. Еще в ВИИЯ защитил кандидатскую диссертацию по словообразованию в языке хинди, мне присвоили звание «доцент» и «кандидата наук»…

Пять лет назад бывший мэр Москвы Лужков проводил встречу с ветеранами Великой Отечественной войны, вручил подарок и талон на бесплатный слуховой аппарат, на левое ухо, отечественный, качество плохое…

Для подготовки 12-ти томной «Истории Великой Отечественной войны» в 2008 году Путин вызвал Сердюкова, выделил деньги и дал указание готовить издание «без вранья». Руководитель группы – генерал-майор Золотарев, начальник Института военной истории, я стал его заместителем. В составе группы – генерал армии Панков, заместитель Шойгу по гуманитарным наукам. Следует отметить, что Сталин был требовательным, жестоким иногда, но и война была жестокой. Смогли бы мы выиграть войну, если бы у власти стояли Ельцин и Горбачев? Конечно, нет…».

Анатолий Алексеенко

One thought on “Анатолий Алексеенко, Восток 1975 поздравил в Днем Победы академика Челышев Е.П.– выпускника ВИИЯ

  1. Замечательное действо
    Анатолий!

    Великолепно!

    Очень живо рассказал о нашем старшем брате-ВИИЯ-ковце. Спасибо за энтузиазм и честность!
    Ты – всегда был на передовой линии общественной и спортивной жизни на курсе Степанова.
    Продолжай и дальше эту линию – она бесконечна, а посему всегда интересна!… У тебя хорошо получается, а мы, твои однокурсники и друзья, по возможности, всегда поддержим тебя, как это было в те далекие годы (1970-1975)
    Браво!
    Спасибо!

    Искренне

    Саша Островский

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.