Американцы в Афганистане летают на вертолетах Миля.

МИ-35

May 20, 2010: A U.S. Air Force pilot became the first American to fly a Russian helicopter gunship (an Afghan Mi-35) in combat. Major Caleb Nimmo serves with a multi-national (Czech Republic, Hungary and the U.S.) organization that helps train Afghan pilots and maintainers. The American air force has a large fleet of helicopters, including those used for rescuing pilots downed in enemy territory.

While Afghanistan has lots of older pilots, who learned how to fly in the 1980s, there is still a need for training on modern communications and navigation equipment. This is what Nimmo and other foreign pilots assist with. The Afghan pilots learned how to fly on Russian helicopters, and thus it’s easier, and cheaper, for the Afghans to buy and operate Russian helicopters. American pilots like Nimmo have found it easy to adjust to the Russian choppers, although they already have long experience with the more modern Western electronics now installed in these aircraft.
The Mi-35 is the export version of the most recent version of the Mi-24 helicopter gunship. This is a twelve ton helicopter gunship that also has a cargo area that can hold up to eight people, or four stretchers. The Mi-24/35 can carry rockets, missiles bombs and automatic cannon. It is used by over thirty countries, and has a pretty good reputation for reliability. The design is based on the earlier Mi-8 transport helicopter.

Afghans also use a lot of similar Mi-17s. This is the export version of the Russian Mi-8, a twin-engine helicopter, roughly equivalent to the U.S. UH-1. But the Mi-8/17 is still in production and is the most widely exported (2,800 out of 12,000 made) helicopter on the planet. The Mi-8 is about twice the size and weight of the UH-1, but only hauls about 50 percent more cargo. However, the Mi-8 had a larger interior, and can carry 24 troops, versus a dozen in the UH-1. The UH-1 was replaced by the UH-60 in the 1980s, while the Mi-8 just kept adding better engines and electronics to the basic Mi-8 frame. The UH-60, while weighing ten tons (compared to UH-1s’ 4.8 tons), could carry as much as the 12 ton Mi-8. But the Mi-8 costs about half as much as a UH-60, and the larger interior is popular with many users.

28 thoughts on “Американцы в Афганистане летают на вертолетах Миля.

    1. …а караван идет
      в прошлом году из-за этого намного больше шума у них было…а от Непала до Перу по горам и пустыням лучче Ми-8 нет. а правда, что Ми-17 специально для Афганистана был доработан из Ми-8?

        1. я этот ликбез прошел в прошлом году
          три месяца работал, и с милевцами общался, много интересного услышал и про Непал, и про Перу.

    1. Рогозин несет бредятину
      прочитал по ссылке – Рогозин считает вполне верояятным, что вертолеты могут попасть в руки талибам – не очень дипломатичное заявление. контектст неудачный, ведь речь идет о продаже российской продукции, работе для многих десятков тысяч россиян.
      а насчет цены ми-17 – серьезно цена выросла на волне спроса. тем более что платят нато – гуляй, рванина!

  1. Чехия получила заказ NATO на ремонт вертолетов Ми-17
    4 августа 2010 г., Aviation Explorer – Чешская компания LOM получила контракт NATO на ремонт четырех транспортных вертолетов Ми-17 – двух болгарских и двух румынских, сообщает Lenta.ru со ссылкой на Flightglobal.
    Сумма сделки составила 250 миллионов чешских крон (13,3 миллиона долларов). LOM получила контракт NATO, выиграв в тендере на ремонт вертолетов советского производства.
    По оценке чешской компании, по завершении контракта она сможет получить дополнительный заказ на ремонт большего числа вертолетов Ми-17. Следует отметить, что Чехия является единственной страной в составе NATO, обладающей лицензией на техническое обслуживание советских и российских вертолетов.
    Ранее LOM завершила ремонт трех вертолетов Ми-171С ВВС Чехии, которые в настоящее время используются в Афганистане. В настоящее время на вооружении войск NATO состоят около 200 вертолетов, собранных в СССР и России. Большая их часть входит в состав ВВС стран Варшавского договора. Некоторые вертолеты используются также и ВВС США преимущественно в Афганистане для эвакуации пострадавшей американской техники.

  2. Россия заинтересована в поставках вертолетов в Афганистан
    17 августа 2010 г., Aviation Explorer – Россия заинтересована в поставках вертолетов в Афганистан, сообщает Газета.ru.

    «Генсек НАТО в прошлом году поднял вопрос о поставках российских вертолетов, в том числе и для нужд афганской армии. Российская сторона в этом, безусловно, заинтересована, у нас нет никаких ограничений», – сказал помощник российского президента Сергей Приходько.

    Отвечая на вопрос, будет ли данная тема обсуждаться на встрече президента России Дмитрия Медведева с его афганским коллегой Хамидом Карзаем, которая пройдет в Сочи в среду, Приходько сказал, что Россия готова к обсуждению этого вопроса, если он будет затронут афганской стороной.

    1. НАТО тянет Россию в Афганистан
      27 октября 2010 г., Aviation Explorer – NATO рассматривает возможность участия российской армии в войне в Афганистане, сообщает Lenta.ru со ссылкой на газету The Guardian.

      Как стало известно, вопрос об участии России в афганской кампании стали активно обсуждать в преддверии ноябрьского саммита NATO, в котором примет участие президент РФ Дмитрий Медведев. В частности, российским специалистам предложат заняться подготовкой афганских летчиков и других представителей военных специальностей. Также возможно сотрудничество России и NATO в области охраны границы, борьбы с наркотрафиком и поставок необходимых вещей для войск. При этом непосредственный ввод российских войск в Афганистан пока не обсуждается.

      Генеральный секретарь NATO Андерс Фог Расмуссен заявил, что ноябрьский саммит в Лиссабоне “может ознаменовать начало нового этапа отношений между NATO и Россией”. Расмуссен напомнил, что во время визита в Москву в декабре 2009 года он уже поднимал вопрос о поставке в Афганистан российских военных вертолетов. Эксперты NATO признали, что российские вертолеты лучше приспособлены к условиям Афганистана, нежели западные. Эксперты связывают это с тем, что советские и российские конструкторы учли опыт, полученный в Афганистане Советской армией.

      Летом 2010 года была достигнута договоренность о поставке в Афганистан 21 российского транспортного вертолета Ми-17.

  3. КВЗ поставит Афганистану 21 вертолет Ми-17
    20 августа 2010 г., Aviation Explorer – В ходе встречи с президентом Афганистана Х. Карзаем представители российского правительства согласились подписать в течение ближайших одного-двух месяцев контракт на поставку 21 вертолета «Ми-17» для ВВС Афганистана.
    Поскольку базовая модель «Ми-17» стоит порядка $10 млн, можно предположить, что будущий контракт увеличит выручку «Казанского вертолетного завода» на $210 млн.

  4. Хороша страна вертолетная!
    МИ-17 (на базе МИ-8) – советский вертолет. Сегодня летатать на нем афганцев учат англичане, Афгану его продает Чехия, обслуживает его Литва. Нормальное положение в стране обезьяной! Все делается через огроменную ж.. Ну, в смысле жестикуляция…Вот так и живем, а до чего дожились, нам раскажет товарищ – ??????????????????

  5. США заказали усовершенствованные S-61 для миссии в Афганистане
    Госдепартамент США заказал ещё 11 усовершенствованных многоцелевых вертолётов S-61 для использования в Афганистане и Ираке.
    В начале этого года госдеп подписал пятигодичный контракт на поставку (без указания точных сроков и количества) – indefinite delivery, indefinite quantity (IDIQ) contract – до 110 усовершенствованных вертолётов S-61 для пассажирских и грузовых перевозок в интересах американских военных операций по всему миру.
    В соответствии с этим IDIQ соглашением, первые четыре вертолета, приплаченные в феврале, уже собраны и готовы к отправке в Афганистан этой осенью.
    Партия из 11 вертолетов S-61, которые ещё называют рабочими лошадками, будет готова к отправке в Афганистан и Ирак в середине 2011 года.
    Последняя модификация вертолета S-61 отличается от предыдущих лопастями несущего винта из композиционных материалов (ЛНВКМ), стеклянной кабиной пилотов, соответствующей последним достижениям науки и техники, и модульной электропроводкой.

  6. Пентагон купит Ми-17
    13 октября 2010 г., Aviation Explorer – Пентагон ведет прямые переговоры с российской государственной компанией Рособоронэкспорт о приобретении партии вертолетов Ми-17, предназначающихся для Афганистана, сообщает газета «Взгляд» со ссылкой на американский еженедельник Defence News.

    «В интересах наших военнослужащих – построить с российскими компаниями-производителями военной техники такие же отношения, какие мы поддерживаем с компанией Boeing, производящей вертолеты «Чинук», или компанией Sikorsky, производящей вертолеты «Блэк хоук», – отметил в интервью еженедельнику руководитель проектов Армии США по использованию нестандартной вертолетной авиации полковник Берт Вергез.

    Проведение переговоров без посредников стало возможным после того, как в мае этого года американское правительство отменило свои прежние односторонние санкции в отношении ряда российских компаний, в том числе Рособоронэкспорта.

    Они были введены Вашингтоном в разное время под предлогом нарушения российскими организациями американского Закона о нераспространении в отношении Ирана, КНДР и Сирии, либо международных режимов контроля над оружием массового уничтожения и ракетной техникой.

    Вертолеты Ми-17, по заявлениям представителей Пентагона, должны стать составляющей формирующихся военно-воздушных сил Афганистана, так как эти машины доказали свою эффективность в условиях высокогорья, а также привычны для афганцев в управлении.

    1. Ми-17
      …а руководства по эксплуатации Ми-17 на нормальном английском нет – перевод некачественный. с другой стороны, это для наших и хорошо – без наших не обойдутся.

  7. Пилот “Апача” об “Апаче” и Афганистане
    Эд Мэйси (это псевдоним) – английский вертолетчик, пилот “Апача”. В книге он рассказывает о своей второй командировке в Афганистан, в провинцию Гельменд, в 2006-2007 годах. Он уже написал и вторую книгу – “Хеллфайр”.

    “Апач” в целом. Основные отличия английского “Апача” МК1 от боинговского AH-64D:
    – Двигатели “Роллс-Ройс” RTM 322, мощнее на 30%;
    – Улучшенная противоракетная защита (см. далее);
    – Складные лопасти винта;
    – Радиостанции “Сатурн” с новыми алгоритмами шифрования;
    – Улучшенные системы диагностики неисправностей.
    Главное – это двигатели, конечно.

    Каждый английский “Апач” обошелся налогоплательщикам в 46 миллионов фунтов. (Примерно, как пять Ми-24).

    Пилотировать “Апач” исключительно тяжело. Главным образм, из-за дикой информационной нагрузки. (Это же отмечали и шведы, сравнивавшие его с Ми-24).

    Ну и, разумеется, то, что уже отмечалось – по части монокля. Тем не менее, когда вы это освоите, то чувствуете, что больше не пристегнуты к “Апачу” – “Апач” пристегнут к вам.

    Обслуживание “Апача” – задача непростая. Восемь “Апачей” требуют 18 четырехтонных грузовиков, 7 трейлеров, 5 топливозаправщиков, 3 вилочных автопогрузчика, 2 мотоцикла, 5 вэнов, восьмитонный грузовик и пожарную машину.

    Каждый час полета “Апача” обходится в 20000 фунтов и требует 32 человеко-часа наземной работы. На каждого пилота приходится шесть высококвалифицированных наземных специалистов.

    Подготовка к взлету означает больше тысячи нажатий на разные кнопки. В общей сложности это занимает тридцать минут, двадцать две из которых вертолет стоит уже с работающими двигателями. Если очень торопиться, можно успеть за пятнадцать. Если попытаться еще быстрее, то что-то придется включать уже в воздухе – безо всякой уверенности, что заработает. При такой спешке можно, к примеру, лишиться зашифрованных радиоканалов или картинки с инфракрасной камеры. Для сравнения, “Чинук” готовится к взлету за пять минут.

    Два многофункциональных дисплея могут переключиться в общей сложности на более чем 1500 страниц.

    Встроенный чат на “Апаче” тоже есть. Можно передать сообщение длиной 176 символов. В основном, пилоты используют эту штуку для развлечения.

    Обмен данными автоматизирован не полностью. Когда в ходе совместной операции вместо одного В-1 прилетел другой, не получивший координаты целей, то их пришлось зачитывать вслух по радио – 15 цифр географических координат плюс четыре цифры – высота.

    Экипировка: в точности, как у пехотинца, но все вещи огнеупорные. Летных костюмов нет. Сбитый вертолетчик должен выглядеть, как пехотинец. Потому что.
    Поверх формы надевается специальный жилет. Он пригоняется индивидуально, чтобы, в случае чего, препятствовать кровотечению и не дать кишкам выпасть наружу. А поверх жилета идет тяжелый кевларовый нагрудник – останавливает пулю калибра 7,62, выпущенную в упор. Неформально называется “яйцедав” – за ту его часть, которая своеобразным образом проходит между ног.

    Личное оружие – пистолет и карабин SA80 (карабин вешается на специальные скобы в кабине). Сколько к чему брать боеприпасов, каждый решает сам.

    И никаких документов, фотографий и знаков различия. А то, если вляпаешься, могут пообещать “позвонить другу в Лидском университете, чтобы он твоих детишек перед камерой нарезал, как еб*ное салями”.

    В отличие от “Кобры”, четырехлопастный винт “Апача” вращается с вдвое меньшей скоростью – пять оборотов в секунду. И создает вдвое меньше шума. (У AH-1Z он уже тоже четырехлопастный).

    Средний вылет длится три часа. Его сопровождают примерно шесть часов работы на земле: час на планирование и подготовку, двадцать минут на постановку задачи, полчаса на запуск и руление, сорок минут на дозаправку и перевооружение, еще полчаса на заполнение всех документов и три часа на разбор полета, с анализом видеозаписей и прочего.

    Общее время в воздухе не должно превышать шести-семи часов в день. Потом люди начинают выдыхаться.

    Средства обнаружения
    Дневная телекамера дает 127-кратное увеличение. Автомобильный номер можно прочитать с четырехкилометровой дистанции.

    Талибы любят одеваться в черное. И это имеет смысл: в тени через черно-белую камеру такого сложнее заметить.

    “Светится – значит, движется”. Простое правило для распознавания “живых” целей через инфракрасную камеру.

    Ночью, при помощи инфракрасной камеры можно различить человека с четырех километров. Кроме того, в инфракрасном диапазоне хорошо заметны пятна свежей крови – уже с километра.

    В “зеленке” любой плотности инфракрасная камера отлично видит горячий миномет – его ствол выглядит, как прямоугольник соответствующих размеров. (Советские вертолетчики за такую возможность отдали бы не знаю сколько лет жизни, наверное).

    Афганцы, развернувшиеся по местности ночью в том, что сильно напоминает боевой порядок, несомненно, отрабатывают различные приемы атаки. Но если эти самые афганцы оставляют за собой источники тепла размером примерно в человеческий след, то они не отрабатывают приемы атаки, а вышли посрать. Потому что по ночам срать они ходят группой – поодиночке слишком уж стремно.

    Если за вами охотится “Апач”, то лучше не бегать. От вертолета вы вряд ли убежите, но зато, побегав, начнете светиться гораздо ярче – в вас станет легче попасть.

    Отличить живого от мертвого несложно. При температуре пять градусов по Цельсию труп остывает примерно за полчаса. Можно даже отличить легкораненого от тяжелораненого: если руки лежащего примерно того же оттенка, что и туловище, то он, скорее всего, не имеет серьезной кровопотери.

    Противоракетная система засекает выпущенную ракету по ультрафиолетовой составляющей выхлопа. Дальше все происходит автоматически: отстреливаются дипольные отражатели или тепловые ловушки, а если у ракеты лазерное наведение (облучение лазером обнаруживается отдельной системой датчиков), то система предупреждения начинает выдавать серию команд на резкие маневры. Алгоритм, которым она руководствуется, составляя эту серию, строго засекречен. В теории, такая система позволяет уйти с малых на средние высоты, обезопасив себя от огня стрелкового оружия с земли. (Мэйси упоминает о многочисленных ложных срабатываниях системы).

    Американские “Лонгбоу” летали без радара – американцы решили, что здесь это просто лишний вес. Но радар оказался очень полезен в навигационном режиме. На дисплее земля ниже вертолета изображается черной, земля не ниже ста футов под вертолетом – серой и земля выше (та, в которую врежешься) белой. С такой техникой можно летать в горах абсолютно вслепую.

    Вооружение
    Загрузка “Альфа” – только “Хеллфайры”, загрузка “Браво” – только НАР, а по умолчанию идет “Чарли” – смесь того и другого.

    Перевооружение “Апача” – это работа для восьмерых человек на полчаса. В хорошем темпе.

    Брать на себя управление пушкой может каждый из членов экипажа, предупредив об этом. Об открытии огня тоже обязательно надо предупреждать. Звук при стрельбе такой, будто по вертолету лупят кувалдой и напарник может решить, что стреляют в вас.

    Из пушки вполне можно сделать прямое попадание в человека с дистанции в полтора километра.

    Неуправляемая ракета подрывается на дистанции в 860 метров от вертолета. Дальше уже летят 80 вольфрамовых стреловидных поражающих элементов. Летят они на скорости выше 2М и улететь могут далеко. Прямого попадания в человека не требуется; каждый элемент создает скачок уплотнения, достаточно сильный для того, чтобы при пролете на четырехдюймовом расстоянии разорвать кожу и мышцы.

    Даже с кумулятивной БЧ “Хеллфайр” – хорошее противопехотное оружие, мощное и исключительно точное. Если выпустить “Хеллфайр” по группе талибов (бывает, что из пушки или НАРами нельзя), то первые признаки, что там вообще кто-то был, начинаются метров через тридцать.

    “Хеллфайр” можно загнать в вертикальную шахту. Надо с высоты в 3000 футов перейти в отвесное пике над шахтой, выпустить ракету, дождаться взрыва (вертолет к этому времени уже будет падать со скоростью узлов 150 и окажется на высоте в 750 футов), после чего плавно выйти из пике. (Мэйси один раз очень глухо упоминает о “Хеллфайре” с объемно-детонирующей БЧ, но если БЧ у вас кумулятивная, то приходится проделывать вот такие трюки).

    Если вы вернулись с неизрасходованными ракетами, старший оружейник проест вам всю плешь. НАР и “Хеллфайры” можно возить на подвесках ограниченное время – их механизмы раскалибровываются от вибрации и их надо отправлять обратно на завод, что сопровождается писанием изрядной кучи бумажек. А если вы выпустите “Хеллфайр”, то вам все равно проедят плешь – потому что вы выпустили тот, который можно было возить еще долго.

    Пуск “Хеллфайра” делается немножко в сторону. “Хеллфайр” на старте не должен пройти перед линзой инфракрасной камеры, иначе его факел даст такую засветку, что оператор неминуемо потеряет цель.

    Цель можно поменять за четыре секунды до попадания “Хеллфайра” – он успеет перенавестись. При залповом пуске – две ракеты по одному лучу с переносом на другую цель – работает тот же самый четырехсекундный интервал. (Вообще, Мэйси не упоминает ни об одном промахе “Хеллфайром”).

    Наведение одним вертолетом “Хеллфайра”, который выпустил другой вертолет – это вполне реально. Просто такая необходимость возникает очень редко.

    Всякое разное тактическое.
    Сначала никто не знал, что делать с “Апачами” – делали хоть что-нибудь. Но быстро выяснилось, что для непосредственной поддержки он куда лучше, чем “Харриер”. Иногда все, что требовалось – просто появиться над полем боя.

    Хороший пилот ударного вертолета – это, в первую очередь, хороший пехотинец. При непосредственной поддержке вертолетчик обязан уметь видеть ситуацию глазами людей на земле и в точности понимать, что именно им нужно.

    Стрелять по безоружным нельзя. Даже если эти безоружные держат в руках портативную рацию, по которой корректируют минометный огонь.

    Некоторые здания пушка не берет. Тогда один вертолет продолжает вести пушечный огонь, чтобы те, кто там спрятались, не выскочили, а второй укладывает куда надо “Хеллфайр”. “Хеллфайр” разносит вдребезги почти что угодно. (Наверное, если только речь не идет о старых крепостях – тут в более выгодном положении были Ми-24, которые, не говоря худого слова, кидали бомбы-пятисотки).

    Все раненые делятся на четыре категории, означающие приоритет эвакуации: Т1 – все очень плохо, нужно лететь немедленно, Т2 – нужно лететь, пока он не стал Т1, Т3 – как правило, ходячий раненый и Т4 – можно не торопиться, это убитый.

    Обратный отсчет звучит так: “Пять… три, два один, ноль”. Слово “четыре” заменяется паузой – чтобы дать кому-нибудь возможность в последний момент все отменить (и ещё, слово “FOUR” – “четыре”- при произношении в боевых условиях может быть созвучно со словом “FIRE” – “команда на открытие огня”!).

    За базой ведется постоянное наблюдение: кто и в каком направлении вылетел. Наблюдатели дают нападающим талибам точный хронометраж: когда надо прекратить атаку и начать смываться. Мораль: не летать по ночам с включенными огнями и, уходя от базы, взять какой-нибудь другой курс. Пролетев несколько километров, можно, наконец, направиться, куда надо. Все это очень раздражает. А что делать.

    У талибов были очки ночного видения. Поставлял их, наверное, Иран.

    Необнаружимой дистанцией до цели считаются четыре километра; с такого расстояния шум винтов не слышен. Отворот надо выполнять очень плавно – при резком вираже винт “Апача” начинает издавать громкие хлопки и их-то услышат точно.

    Удары синхронизируются с точностью до нескольких секунд: В-1 проходит бомбами (“Сброс, двадцать шесть секунд до попадания”) , а “Апачи” появившись точно в момент, когда ни взрывы, ни обломки не могут их достать, добивают всех, кто остался. Бомба может падать долго – секунд пятьдесят.

    При работе в паре вертолеты чередуют атаки. Развернуться к противнику хвостами одновременно – вернейший способ спровоцировать на себя огонь с земли.

    Что хорошо с ПЗРК – со временем у них разряжаются источники питания. В особенности это относится к “Стингерам”. Работающий ПЗРК – это предмет роскоши для Талибана. С ними мало кто хотел торговать, очень уж неприятные личности.

    Если вы видите, что дымный шлейф изгибается, значит это ПЗРК. Спиральный шлейф светло-серого дыма указывает на “Стрелу”.

    Хуже всего, если пробьют гидросистему. Рабочая жидкость ОЧЕНЬ горюча, а циркулирует под таким давлением, что внутривертолетный огнемет почти гарантирован.

    В случае сбития и вынужденной посадки от “Апача” надо было мотать немедленно. Даже не уничтожая секретную аппаратуру. Этим займется кто-нибудь еще – скажем, применив хорошую управляемую бомбу.

    Напевать “Полет валькирий”, глядя, как все горит и взрывается – это нормально, это бывает.

    Всякое разное за жизнь.
    Лагерь “Бастион”(“Camp Bastion”, английская база к северу от Кандагара), хоть и стоял на отшибе, но зато миль на двадцать был окружен абсолютно плоской местностью. Незаметно к такому не подберешься.

    Называть вертолеты по номерам скучно. Лучше придумать им имена в честь порнозвезд. А потом выдавать фразы типа: “Вчера три часа провел в Сильвии Сэйнт”.

    А то еще есть такая игра: угадывать температуру, не глядя на термометр. Тот, кто ошибся больше, варит кофе.

    Если “Апач”, возвращается на базу, оставляя за собой густой дымный шлейф, то весь наземный персонал бросается навстречу, наводя видеокамеры: вдруг на посадке разобьется? Такой кадр пропустить никак нельзя.

    Алкоголь запрещен полностью. На Рождество можно выпить две банки пива.

    Оказывается, англичане тоже любят анекдот про быков – “медленно спустимся с холма и трахнем все стадо”.
    Иногда приходится работать с SBS – спецназом морской пехоты. Все SBS’овцы представляются тебе под именем Боб.

    Афганистан и афганцы.
    В восьмидесятых Советская армия пыталась контролировать Гельменд силами дивизии – 12000 боевых штыков. Не вышло. Английский контингент составлял всего 3300 человек, лишь четверть из которых была боевыми штыками. (Этот факт дается безо всяких комментариев – типа, понимай, как знаешь).

    Секретарь по обороне Джон Рид сказал, что английскому контингенту “не придется выпустить ни пули”. Оптимист. С июня по октябрь 2006 года английские парашютисты выпустили 450000 пуль, 10000 артиллерийских снарядов и 6500 минометных мин. Кроме того, 16 пилотов “Апачей” 656-й эскадрильи выпустили 7305 пушечных снарядов, 68 НАР и 11 “Хеллфайров”.

    Что моджахеды проделывали с пленными советскими вертолетчиками, это все знают. Так что правило простое: если собьют – последняя пуля себе. А потом еще и офицер разведки вас порадует: судя по данным радиоперехвата талибы планируют сдирать с любого пленного кожу заживо перед веб-камерой.

    Настоящая должность Хамида Карзая называется “мэр Кабула”. И то только в дневное время. А так всем заправляют наркобароны. Урожай опиума удваивается (или даже утраивается) каждый год.

    Вот особняк, который называется “окружной центр”. Он замечателен тем, что каждому военному строителю при его постройке хотя бы раз приходилось браться за винтовку. А вот, в семи сотнях метров от него, от центра, очень бойкое место – рынок. В одну сторону идет сырье, в другую – готовый героин. С этим никто ничего не делает. Потому что сначала надо разобраться с талибами. А если сначала начать разбираться с героином, то придется уничтожить 80% населения Афганистана. (Мэйси не дает никаких оценок этому. Он вообще никаких оценок не дает, только рассказывает, что видел).

    Весь Талибан делился на три категории. Первая категория – высшее звено. Такие попадаются редко, как правило, они не выходят из дома без пояса шахида. Вторая категория – приезжие. Центральная Азия, арабы и, в особенности, пакистанцы. Но попадаются друзья и из Боснии, Бруклина и Брэдфорда (правда, самому Мэйси живой британский талиб ни разу не встретился). Мозги у них промыты капитально, они очень редко отступают. Ну и третья категроия, “десятидолларовый Талибан”, местные, которые мало во что верят. Для них десять долларов – приличные деньги. С ноября по май их становится меньше, потому что надо мак растить.

    Чтобы грохнуть талиба, одной пули калибра 5,56 не хватит, нужны две-три. Эти деятели настолько отморожены, что могут просто ничего не почувствовать.

    “Апачи” талибан называл “москитами”. “Чинуки” – “коровами”.

    120-мильная зона Гельменда, примыкающая к пакистанской границе, практически не нанесена на карты. Потому что любой картограф всерьез рискует вернуться оттуда с отрезанной башкой.

    Тактика талибов постоянно совершенствуется. Прямые штурмы применяются все реже, а вот бомбисты-смертники и мины на дорогах появляются все чаще. (Примерно так же, как и двадцать лет назад: после нескольких попыток душманы быстро поняли, что в открытый бой с советскими частями лучше не вступать – размажут).

    Неопознанная полноприводная машина – верная визитная карточка Талибана. Обычному крестьянину в жизни такой не купить.

    Любимый тактический прием Талибана – окружение. Даже если сил не так много. Любят они наскакивать со всех сторон разом.

    Ну, и уйдя на покой, вы получаете почту через особый почтовый ящик, не голосуете, не заключаете контракты и ваше фото не может быть опубликовано без вашего письменного разрешения. Ваше имя стерто из разных баз данных. Даже ваш дом в строгом смысле слова принадлежит не вам (это вызывает геморрой с правом на парковку). Но вообще, вы не особо обо всем этом задумываетесь. Если вы что и поняли в Афганистане (и в армии вообще) – жизнь слишком коротка, чтобы волноваться.

    http://ebookstore.sony.com/ebook/edward-macy/apache/_/R-400000000000000159630

    1. США модернизирует 72 вертолета AH-64A
      Американский авиастроительный концерн Boeing получил контракт Армии США на модернизацию 72 ударных вертолетов AH-64A Apache в версию AH-64D Apache Longbow, сообщает Lenta.ru со ссылкой на Defense Aerospace. Сумма сделки составила 190,2 миллиона долларов. По условиям соглашения, работы будут проводиться на предприятии Boeing в Месе штата Аризона и завершатся к 31 марта 2014 года.

      Контракт был заключен на условии фиксированной цены. Это означает, что сумма сделки по мере модернизации вертолетов увеличена не будет. Помимо самих вертолетов Boeing также модернизирует тренажер Longbow для подготовки пилотов AH-64D. В настоящее время на вооружении Армии США стоят 116 вертолетов AH-64A Apache и 665 AH-64D Apache Longbow. Планируется ли модернизировать остальные AH-64A до версии D, пока неизвестно.

      Ранее сообщалось, что концерн Boeing до конца 2013 года намерен закрыть производство вертолетов AH-64D Block II и открыть сборочную линию машин версии Block III. Некоторые из элементов этой модификации несовместимы с вертолетами Apache предыдущих версий. Это означает, что после 2013 года модернизация устаревших AH-64 станет практически невозможной.

      В настоящее время между Армией США и Boeing действует соглашение на поставку восьми новых Apache Longbow Block III, первые из которых будут переданы военным в октябре 2011 года. Стоимость новых машин составляет 247 миллионов долларов. В общей сложности на этапе мелкосерийного производства Армия США намерена приобрести 51 AH-64D Block III.

      http://www.aex.ru/news/2011/1/18/81793/

    2. «APACHE», GO HOME!
      Американские боевые вертолеты Apache превратились в главного виновника гибели мирного афганского населения, в том числе и детей.

      Евгений Матвеев
      Преподаватель Академии им. Н.Е. Жуковского
      Эксперт “Aviation EXplorer” по вертолётной тематике

      Несмотря на бесконечные заявления американской администрации об улучшении ситуации в Афганистане, состояние дел с безопасностью мирного населения продолжает ухудшаться. В опубликованном докладе ООН за первое полугодие 2011 г. отмечается увеличение случаев гибели мирного афганского населения (Примечание – все случаи, которые вошли в доклад, документально подтверждены). За первое полугодие 2011 г. число погибших мирных афганцев составило 1462 человека, что на 15% больше, чем за аналогичный период прошлого года. По данным ООН, 80% погибло от рук антиправительственных элементов (на 28% больше). В основном, от мин, самодельных взрывных устройств и смертников. На вооруженные силы США, коалиции и афганских военных пришлось 14% погибших (на 9% меньше), в остальных 6% случаев – причина не установлена.

      По данным ООН, одной из главных причин гибели мирных афганцев остаются авиационные удары – 79 чел. (на 14% больше). Если в случае с минами, можно «списать» на любопытство или неосторожность самих пострадавших, то боевая авиация расстреливала беззащитных людей. Пилоты нажимали на боевую кнопку осознанно, наблюдая «цель» в прицел.

      Не хочется верить, на фоне сокращения числа погибших мирных жителей за последние 3 года от ударов самолетов (несмотря на увеличение интенсивности применения), главную преступную лепту в авиаудары внесли вертолеты Apache. Если за весь 2009 г., вертолеты убили 25 гражданских, в 2010 г. уже – 56 чел., и только за первые 6 мес. 2011 г. уже 44 чел. (прямая – уходящая вверх). Но самое гадкое в том, что растет число убитых «Апачами» ДЕТЕЙ! В докладе приводятся описания нескольких случаев детоубийства. Американские вертолеты против детей Афганистана:
      1.В феврале этого года в провинции Гильменд были убиты один взрослый и один ребенок, когда пущенная Apache ракета Hellfire попала в дом.
      2.В марте месяце в провинции Кунар, по двум детям с вертолета Apache были применены УР Hellfire и пушка калибра 30 мм. Оба ребенка были убиты. Малыши поливали свое домашнее хозяйство. Экипажу «показалось», что они закладывают взрывные устройства.
      3.И опять в марте месяце 2011 г. в той же провинции Кунар, экипажи Apache убили стразу 9 детей и ранили одного. Дети занимались заготовкой дров.

      Зловещая тенденция. В голове не укладывается, по детям стреляют из пушки калибра 30 мм. и пускают управляемые ракеты (УР).

      Для сведения:

      – УР AGM-114 Hellfire кл. «Воздух-Поверхность»: масса 45-49 кг., длина 163 см., диаметр 17,8 см., стоимость 68000 тыс. долларов, пробивает около 1000 мм брони или 3000 мм бетона («огонь Преисподней» против «метра с кепкой»);

      – Снаряд 30 мм. пушки М230: масса 350,5 г., длина 199,75 мм пробивает 25 мм брони, пробоина после его попадания «размером с кулак»!

      К сожалению, докладе ООН ничего не говорится о гибели женщин, получилось бы, что последние 3 года «Апачи» воюют «исключительно с женщинами и детьми».

      Из доклада не ясно, стал ли рост гибели мирного населения от ударов Apache результатом увеличения интенсивности применения (но у самолетов количество сброшенных бомб выросло на 50%, а число погибших сократилось) или проблем с тактикой применения, нарушений наставлений, инструкций и руководств боевого применения. Американское военное руководство так и не смогло дать вразумительный ответ: почему у самолетов снижение, а у «Апачей» рост. Правда, один из руководителей обмолвился, что в большинстве случаев «было слишком далеко, чтобы абсолютно точно определить цель». Получается, что экипажи вертолетов применяют вооружение, не будучи уверенными, что это за цели. Не видят или не хотят видеть, куда стреляют? Пуски осуществляют на максимальных дальностях. Проблеме «дальнего» боя уже лет 20. Американцы боятся сближаться с целью?!

      Боевое применение превратилось в сплошные виртуальные игры. Сначала в модуле под кондиционером на игровом центре «игра в войну». Затем вышел из-под кондиционера, сел в вертолет и уже «война в игру»: взлетел, с индейскими криками погонялся по руслам рек за автобусами и грузовиками, «пострелял мирных афганцев», и опять на кровать под кондиционер к компьютеру. Представьте себе, пока ваши дети играют в песочнице, какой-то «безмозглый» рассматривает их в прицел перед пуском УР?

      Если на улице верзила обидит ребенка, что сделает нормальный человек? Защитит! Кто защитит афганских детей от американских «Апачей»? Наравне с пехотными минами нужно запрещать применение Apache в миротворческих операциях, а американских вертолетчиков нужно судить. «Апачи» дискредитировали высокое звание вертолета – ангела спасителя. Боевые вертолеты, предназначенные для уничтожения бронированных целей в условиях интенсивного огневого противодействия, в условиях полного отсутствия ПВО вместо поражения защищенных целей противотанковыми управляемыми ракетами воюют с женщинами и детьми.

      Это в нищем Афгане сотни боевых вертолетов стоимостью несколько десятков миллионов долларов годами «рыщут» в поисках любой правдоподобной цели и не жалеют ракет в сотни тысяч долларов для расстрела детей. Правда, американские наземные войска признаются, что работать под прикрытием Apache комфортно, они чувствуют себя в безопасности. Но никакая безопасность и комфорт американского пехотинца не стоит жизни афганского ребенка!

      Как в конце первого десятилетия нового века из боевого вертолета «Апачи» превратились в детоубийц? С нашего попустительства. Почему международный трибунал с таким рвением осуждающий югославских военных, не задаст вопросы американским экипажам вертолетов Apache, погубившим сразу девятерых детей и одного сделавшего калекой? Почему вертолетчики, расстреливающие мирных жителей, не доказывают свою невиновность в суде? Безнаказанность одних развращает других. Какие цели собираются поражать британские «Апачи» и французские «Тигры» в Ливии? Как поступит принц Гарри, завершивший подготовку на вертолетах Apache, если на линии огня окажутся ливийские или афганские женщины и дети? А голливудские знаменитости Кевин Костнер, Сильвестр Сталлоне… согласятся сниматься во внеочередном «Рэмбо#2011» в «героической» роли пилотов Apache, расстреливающих мирных жителей? Вопросов накопилось множество. Пора мировой общественности четко определить свою позицию: либо в очередной раз закрыть глаза на «шалости» американских вертолетчиков и встать на одну ступень с убийцами, либо наконец-то сказать – «Apache», Go Home!

      Чем больше огневая мощь боевых вертолетов, тем выше ответственность.
      http://www.aex.ru/docs/2/2011/7/29/1380/

      1. Фотодокументы
        ФОТОДОКУМЕНТЫ

        ФОТОГРАФИИ УБИЙЦ И ОРУДИЙ УБИЙСТВА
        СМОТРИ ПО ССЫЛКАМ ВНИЗУ:

        http://cryptome.org/2012-info/drone-crew/drone-crew.htm
        http://cryptome.org/2012-info/drone-photos/drone-photos.htm

        Drones which “make their own decisions”:
        Towards Global Unmanned Warfare?

        Global Research, July 17, 2012
        Drone Wars UK

        A number of announcements made in the past two weeks to coincide with the Farnborough airshow show the quickening pace of developments around the use of drones and unmanned systems. Perhaps the most significant was the UK MoD’s announcement that it was setting up a new unmanned systems capability development centre (UASCDC) to be based at Boscombe Down in Wiltshire.

        Click image to see presentation: UAS CDC info from slide 19 onwards

        The new centre, which will be run in conjunction with defence giant QinetiQ, aims to develop new drone programmes “from concept to deployment” as well as “facilitate engagement between industry and the MoD to make the best use of collective expertise and facilities.” Although there is as little public information available as yet, some slides about the new centre were included as part of a recent general presentation to industry by the MoD.

        It was also announced that the new Unmanned Systems Centre will join with ADS, the UK Aerospace, Defence and Security trade association, and Farnborough Airshow to hold a new ‘expo’ on autonomous unmanned systems at Farnborough in July 2013. Although shy of using the word ‘autonomous’ (substituting the more acceptable phrase ‘intelligent systems’, the week-long event is clearly focused on autonomy as ADS Director, Kevin Jones states in a filmed interview (below) “Yes…. we are talking about systems that have the technology and the capability to make their own decisions…”

        The event planned for 2013, is a “precursor to a complete Intelligent Systems Air and Ground Expo that will occur at the Farnborough International Airshow 2014 where, as a show-within-a-show, this event will have command of the global aerospace stage.”

        The push towards arming smaller drones – and therefore making armed drones more ‘useable’ in crowded urban and civilian areas – also continues. MBDA announced a “concept vision” of a new range of small missiles for UAVs including Gladius with a launch weight of only 7kg, including a 1kg blast/fragmentation warhead.

        Meanwhile Raytheon announced that its new purpose-built bomb for small tactical drones, (imaginatively called the Small Tactical Munition) may, following more live testing, enter service within a few months . Raytheon recently issued this video showing the bomb being test launched from a small drone.

        Another example of the growing proliferation of drone technology can be seen in the Israeli company IAI’s announcement that it was in discussions with a number of organisations and academic institutions around the world to set up drone training academies. The academies will offer training on IAI’s own UAVs including Heron, Panther and Hunter which can serve as training for pilots going on to fly those drones or as a generic training course. According to Defense News:

        “IAI has been training customers at a campus in Israel for nearly 40 years but only recently started referring to the site — which the company refers to only as “a secure location near Tel Aviv” — as an academy. It also conducts UAV training flights from Ein Shemer, an army airfield in northern Israel.”

        Although BAE Systems had hinted that an announcement (and possible contract signing) in regard to the proposed joint UK-French Telemos drone would take place at the Farnborough airshow in the end nothing happened and a scheduled press conference was cancelled. President Hollande of France did meet with David Cameron and in the subsequent joint press conference President Hollande said “We want to work in common on drones. The defence minister is coming to London on July 24, when two arrangements will be signed regarding drones.”

        Meanwhile the political case for drones continues to be made in the US as well as the UK. Two articles extolling the virtues of drones – and challenging those who are critical of them – appeared over the past few days few days. First Washington think-tank the American Security Project argued that drone strikes in Pakistan, Yemen and elsewhere were perfectly legal and rather than not having a legal argument, the US was deliberately not explaining its legal position:

        ”It is of strategic value for the US to refrain from providing justification [for the drone strikes] because to acknowledge any legal framework is to implicitly agree to be bound by its terms. By remaining formally unaccountable to international frameworks, the US can operate unimpeded by the red tape of the international legal community. From any angle, such a strategy is in the best interest of US national security. It is also important to note that a lack of public justification does not mean the US is not acting in accordance with international legal frameworks.”

        Many might say that operating purely in your own national security interests and regarding international law as mere ‘red tape’ would put you in the same class of rogue state as Syria, for example, but obviously the American Security Project does not agree

        In the same vein, a New York Times op-ed tried to make the moral case for drones arguing that not only was using drones ethically permissible, but it also might be ethically obligatory due to their advantage in identifying targets and striking with precision. In a quick and strong rebuttal Jeremy Hammond of the Foreign Policy Journal demonstrated that it was in fact making the immoral argument for drones. Rather than summarise his piece I’d really recommend you read the whole article.

        Despite ongoing serious moral and legal doubts, behind the scenes the development of armed drones and unmanned systems by the military and the defence industry is proceeding at a frightening pace.
        As always there is need for more transparency, accountability and a proper public debate.

  8. Россия готова внести свой вклад
    27 января 2011 г., Aviation Explorer – Россия готова внести свой вклад в обслуживание вертолетного парка Афганистана, когда получит от NATO подробную информацию о параметрах этой помощи, заявил североатлантическим партнерам постпред РФ при NATO Дмитрий Рогозин. Об этом сообщает Интерфакс.

    Взаимодействие по Афганистану обсуждалось в среду на заседании Совета Россия – NATO на уровне послов, где он поставил североатлантическим партнерам это условие “вертолетного пакета”, рассказал Д. Рогозин.

    По его словам, российская сторона готова выполнить просьбу генсека NATO о помощи в оснащении вертолетами афганской армии, в том числе поставками запчастей и обучении военного персонала. При этом натовцы должны уточнить количество необходимых запчастей и число обученных пилотов и техников, отметил Д. Рогозин.

    Постпред РФ сообщил, что в настоящее время речь идет о полусотне вертолетов советского производства, которые уже состоят на вооружении афганской армии, работают в очень тяжелых условиях и без своевременного обеспечения запчастями от оригинальных производителей не смогут летать.

  9. АА Ирака получила четыре новых МИ-171Е
    27 января 2011 г., Aviation Explorer – Командование армейской авиации Ирака получило четыре новых транспортных вертолета Ми-171Е, сообщает Lenta.ru. Первые две машины прибыли на базу иракской армии Эт-Таджи 16 января 2011 года, а остальные два – 23 января. С прибытием новых вертолетов, количество Ми-171Е на вооружении армии Ирака увеличилось до 14 единиц.

    В сентябре 2006 года Управление военного сотрудничества (DSCA) министерства обороны США уведомило Конгресс о том, что Ирак заказал у США различные вооружения и военную технику на общую сумму в 500 миллионов долларов. В заказ также были включены 20 транспортных вертолетов Ми-171Е.

    В марте 2009 года стало известно, что американская компания Aeronautical Radio Incorporated получила контракт на закупку в России и последующую поставку иракской армии 22 вертолетов Ми-17. Сумма сделки составила 80 миллионов долларов. Стоимость одного вертолета, включая модернизацию, оценивалась в 2,4 миллиона долларов. Ирак должен был получить эти машины в 2010 году.

    В настоящее время на вооружении армии Ирака стоят 30 вертолетов Ми-17 и 14 Ми-171Е. В середине ноября 2010 года Ирак получил последние два из заказанных восьми Ми-171Е общей стоимостью 158 миллионов долларов. Поставкой этих машин занималась Россия при финансовом участии США. Перед отправкой Ираку вертолеты прошли дооборудование в Объединенных Арабских Эмиратах.

    1. США завершили поставку Ми-17 Ираку
      8 августа 2011 г., Aviation Explorer – Американская компания ARINC Engineering Services завершила поставку Ираку 22 многоцелевых вертолетов Ми-17, выполнявшуюся по контракту с Армией США. Как сообщает Lenta.ru со ссылкой на Defense Aerospace, последние два вертолета были поставлены Ираку 15 июня 2011 года, однако известно об этом стало только сейчас. Вертолеты прибыли на базу ВВС Ирака Эт-Таджи на шесть месяцев раньше намеченного графика.
      Контракт на поставку Ираку 22 вертолетов Ми-17 был подписан в декабре 2007 года. Машины были приобретены у России, а затем прошли дооборудование и модернизацию в Объединенных Арабских Эмиратах. В рамках программы модернизации Ми-17 получили систему предупреждения о ракетном нападении AAR-60, систему самозащиты, новое бортовое оборудование и системы связи. По аналогичной программе в настоящее время дооборудование проходят вертолеты Ми-17 для Афганистана.
      Помимо Ми-17 армейской авиации Ирака поставляются и вертолеты Ми-171Е. Четыре такие машины были поставлены иракским военным в январе 2011 года. Эти вертолеты также прошли дооборудование на предприятии в Объединенных Арабских Эмиратах.
      В настоящее время на вооружении армии Ирака стоят 40 вертолетов Ми-17 и Ми-171Е. В середине ноября 2010 года Ирак получил последние два из заказанных восьми Ми-171Е общей стоимостью 158 миллионов долларов. Поставкой этих машин занималась Россия при финансовом участии США. Перед отправкой Ираку вертолеты прошли модернизацию в ОАЭ.

    2. Россия поставила Индонезии 6 вертолетов М-17-В5
      Российская сторона передала в пятницу министерству обороны Индонезии шесть военно-транспортных вертолетов Ми-17-В5, доведя число таких боевых машин, состоящих на вооружении индонезийских ВВС, до 12, передает РИА Новости. Об этом сообщили в джакартском представительстве госкорпорации “Ростехнологии”.
      “Поставка осуществляется в рамках в счет российского госкредита, соглашение о котором было подписано в 2007 году”, – рассказал источник.
      “Состоящая из примерно 17 тысяч больших и малых островов Индонезия очень нуждается в транспортном обеспечении, включая военное, которое могло бы охватить все ее части, особенно те, которые не могут быть охвачены средней и крупной авиацией”, – заявил министр обороны страны Пурномо Юсгианторо.
      Возможность быстро перебрасывать войска необходима в свете усиливающихся угроз терроризма и сепаратизма, добавил он, однако российские вертолеты могут также использоваться для доставки гуманитарной помощи и эвакуации людей из зон стихийных бедствий.
      В свою очередь, главнокомандующий сухопутными силами Индонезии Прамоно Эди Вибово обратил внимание на большую вместимость вертолетов Ми-17-В5.
      “(Индонезийская) армия будет иметь 18 вертолетов Mи-17 в составе 31-й эскадрильи штурмовых вертолетов, чтобы иметь возможность сразу перебрасывать целый батальон”, – сказал он.
      Сроки поставки еще шести вертолетов Ми-17-В5 не называются.
      Вместе с шестью новыми вертолетами вооруженные силы Индонезии имеют теперь 17 российских вертолетов (пять транспортно-боевых Ми-35П и 12 Ми-17-В5).
      На церемонии передачи трех Ми-35П российского производства в конце прошлого года Юсгианторо подчеркнул в беседе с РИА Новости, что главной задачей для Минобороны Индонезии сейчас является создать полноценную эскадрилью истребителей “Су”, состав которой для этих боевых машин определен в 16 самолетов. “У нас пока только десять “Су”, и когда их станет 16, то это начнет оказывать определенный “сдерживающий эффект” в отношении любого, кто попытался бы нарушить наш государственный суверенитет”, – сказал министр.
      В 2003 году Индонезия закупила в России четыре боевых самолета, а в августе 2007 года стороны заключили контракт на поставку еще шести истребителей Су. Три Су-30МК2 российского производства были официально переданы индонезийской стороне 2 февраля 2009 года, а три Су-27СКМ – в конце прошлого года.
      http://www.aex.ru/news/2011/8/26/87830/

  10. ПЕДО КИЛЛЕРЫ

    или

    КАК бороться с заказными убийствами женщин и детей

    Спасибо Олегу за то, что он решился вынести на обсуждение столь серьёзную тему.
    И дело здесь не столько в вертолётах, которые так любит Олег, а, прежде всего в аморальности использования самого современного оружия против гражданского населения, против детей и женщин.

    Известно (см. ссылки), что БОЛЬШИНСТВО АВИАУДАРОВ В АФГАНИСТАНЕ НАНОСИТСЯ С ПОМОЩЬЮ БЕСПИЛОТНЫХ ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ (БПЛА ИЛИ БЛА), среди нашего и зарубежного журналистского простонародья поголовно называемых дронами.

    Recommended Articles:
    http://www.globalresearch.ca/index.php?context=va&aid=31943

    http://tv.globalresearch.ca/2012/06/women-and-children-murdered-orders-president-obama

    Murder, Inc: Official Obama Policy
    by Stephen Lendman

    Top Legal Expert: “President Obama … Says He Can Kill [Any American Citizen Without Any Charge and] On His Own Discretion.”
    by Washington’s Blog

    PLOTTING THE KILLINGS, SELECTING THE VICTIMS: Obama’s role in the selection of drone missile targets
    by Bill Van Auken:
    http://www.globalresearch.ca/index.php?context=va&aid=31207

    The Moral Challenge of ‘Kill Lists’
    by Ray McGovern:
    http://www.globalresearch.ca/index.php?context=va&aid=31252

    The Obama Killing Machine in Afghanistan
    by Prof. Marc W. Herold
    http://tv.globalresearch.ca/2012/06/women-and-children-murdered-orders-president-obama

    Однако расследования этих военных преступлений, которые могут также иногда расцениваться и как преступления против человечности, показывают ещё более убийственные факты того, КАК принимаются решения об исполнении этих массовых экзекуций, о том, как так называемыми «демократически избранными» президентами и их пособниками выдаются лицензии на убийства ни в чём не повинных граждан других стран, и даже граждан США, если они вдруг оказались в зоне внимания «борцов с терроризмом».
    Предлогом для убийства служит всё та же липовая демагогия о терроризме и прочих
    «-измах», которые недоступны пониманию современных варваров.
    Цель – увеличение барышей от постановки на вооружение всё более дорогих систем контроля за массами, а также отработка этих систем в условиях приближённых к боевым, на живых мишенях, но в странах с бедным населением, неспособным дать адекватный вооружённый отпор. Получается, что попутно эти страны выбраны ещё и в качестве испытательных полигонов для новых видов оружия, реализации новых концепций уничтожения, а их население – это просто «носеры» для охоты, у которых на всё один ответный звук «ноу сэр».
    Пройдя по этим ссылкам и ознакомившись с содержанием статей серьёзных исследователей, каждый может совершенно самостоятельно прийти к выводу, что все эти действия подпадают под понятия «военные преступления» и другие преступления, и соответственно те, кто их совершал, должны быть посажены на скамью подсудимых и судимы международным трибуналом.

    http://globalresearch.ca/index.php?context=va&aid=18001

    Жаль, что большая часть этих статей и видеоматериалов не доходит до российского читателя и зрителя, так как выполнены они на английском языке (причины этого можно обсудить отдельно).
    Полагаю, что нашим курсантам не будет большой проблемой делать переводы таких статей на русский язык, а их содержание в целях бОльшей доступности, мы могли бы публиковать на наших сайтах.
    Да и курсантам, очевидно, было бы интереснее работать со свежими материалами…

    С уважением,
    Александр

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.