Александр Курбаков, В-85. Художественная самодеятельность в ВИИЯ.

«Кто сказал, что нужно бросить песни на войне,
После боя сердце просит музыки вдвойне…» 

2-го сентября 2019 года по инициативе “Союза ветеранов ВИИЯ” на территории бывшего ВИИЯ открыта памятная доска первому Начальнику Военного института иностранных языков Красной армии Николаю Николаевичу Биязи. На церемонии открытия было сказано много теплых слов о нём, как об офицере, командире, лингвисте и воспитателе. Но хотелось бы затронуть еще одну сторону жизни курсантов и слушателей ВИИЯ КА, которой Н.Н Биязи уделял огромное внимание. Будучи человеком неординарным и творческим, он придавал самое серьезное значение художественной самодеятельности и спорту, как средству активного и гармоничного развития личности. Поэтому все виды творчества курсантов и слушателей поощрялись командованием и процветали. О спортивных достижениях и великих спортсменах, обучавшихся в ВИИЯ КА, можно написать отдельную статью, но сегодня хочется поговорить о художественной самодеятельности.

При создании фильма «Поколение победителей» об участии выпускников ВИИЯ КА в Великой Отечественной войне судьба свела меня с замечательной женщиной, выпускницей нашего института Ириной Наумовной Ляховской. Она училась на одном курсе с такими известными всем виияковцам заслуженными ветеранами, как Иван Дмитриевич Кленин и Евгений Петрович Челышев, а также автор Гимна ВИИЯ КА Анатолий Тихонович Аксенов. Именно Ирина Наумовна и ее однокурсник Касьян Михайлович Запорожченко в ходе воспоминаний о роли военных переводчиков в войне рассказали о том, какое значение имела художественная самодеятельности в их повседневной жизни и в жизни всего института.

«В институте на каждом факультете действовала своя, неповторимая самодеятельность, а институтская самодеятельность считалась лучшей среди вузов в Москве. Если в каком-нибудь учреждении Министерства обороны или видном гражданском присутственном месте проходили торжества, то на заключительную часть приглашалась самодеятельность ВИИЯ КА. Это считалось хорошим тоном, потому что уровень ее был профессиональным. Помню, что в джазе на саксофоне играл Аркадий Тевлин. Военным переводчиком он не стал, но оказался звездой оркестра в ресторане «Метрополь»». Очень часто оркестр выступал в концертном зале при гостинице «Берлин» (сейчас отель «Савой» у Детского мира), считавшимся одним из престижнейших залов в Москве в то время.

У Ирины Наумовны Ляховской был очень приятный голос, и она умело им владела, исполняя известные песни того времени. «Несомненно, Ирина была признанной всеми солисткой. Не было только достойного сопровождения. Так возникла идея создать свой оркестр. Активным его организатором, конечно же, была Ляховская. Она привлекла всех, кто владел каким-либо инструментом. Даже очень занятый углубленным изучением своего хинди Женя Челышев вынужден был согласиться стать оркестрантом. Кстати, он хорошо играл на мандолине, к которой питал пристрастие еще со школьной скамьи, участвуя в семейных концертах».

Касьяна Михайловича принудительно заставили играть на аккордеоне, привезенном им с фронта. Большой, нарядный инструмент приковывал к себе внимание зрителей сразу, как только открывался занавес. Но, Касьян Михайлович не знал нот и играл на слух. Чтобы не сфальшивить, он только делал вид, что играет. В некоторых произведениях ему разрешалось брать только аккорды. Ведущим аккордеонистом по праву считался Владлен Федоров. «Инструмент у него был неказистый, но меняться с Запорожченко он решительно отказался. А играл он действительно здорово, впрочем, как и учился. По окончании института он трудился на ответственных постах, получил звание генерал-майора. Сейчас уже не помню кто и на каком инструменте играл, но регулярные репетиции помогли участникам слиться в дружный коллектив и нас всегда тепло принимали зрители».

Еще одним музыкантом, внесшим в самодеятельность ВИИЯ КА свежую творческую струю, был фронтовик Валентин Коткин, японист. Он был музыкально одаренным человеком, блестяще играл на рояле. В оркестре ему принадлежала роль музыкального руководителя и солиста. «Когда на других факультетах узнавали, что Коткин будет играть Гершвина, зал набивался до отказа». Впоследствии Валентин Коткин стал известным переводчиком иностранной литературы.

Программы концертов, к сожалению, менялись редко: из-за сложной учебы было мало свободного времени для репетиций. Но слушатели старались вносить в каждое выступление что-то новое. Однако начало всех концертов оставалось традиционо неизменным: занавес раскрывался под бравурные звуки “выхода Мэри” из кинофильма “Цирк”. Это была визитная карточка оркестра ВИИЯ КА. «Потом сцена отдавалась лучшей солистке – Ире Ляховской. Ее репертуар составляли очень мелодичные, широко распеваемые в народе песни. Поскольку Ирина Наумовна изучала турецкий и французский языки, то турецкие и французские песни она исполняла на языке оригинала. Когда модной и очень популярной в стране стала песенка британских летчиков «…на честном слове и на одном крыле…», Ирина Наумовна тоже включила ее в свой репертуар, но пела ее на французском языке. «Забылись имена всех солистов, но выступления Ляховской и Коткина по праву считались лучшими из номеров концертной программы оркестра ВИИЯ КА».

Начатая Н.Н.Биязи традиция создания коллективов художественной самодеятельности на факультетах и в институте в целом продолжается и сегодня. Среди офицеров, курсантов и преподавателей факультета иностранных языков много инициативных, творческих и художественно одаренных личностей. Они выступают с концертными номерами в разных жанрах и часто занимают призовые места на различных конкурсах и смотрах. В октябре 2018 года усилиями профессора кафедры английского языка (основного) Курбаковой Светланы Николаевны (З-90) и начальника кафедры ближневосточных языков полковника Волкова Ярослава Валерьевича (В-85) было возрождена традиция проводить концерты с выступлениями на изучаемых языках.

Дух ВИИЯ жив, лучшие традиции прошлых лет сохраняются!

Курбаков А.В, Восток-85

2 thoughts on “Александр Курбаков, В-85. Художественная самодеятельность в ВИИЯ.

  1. Отзыв Я. В. Свириды на статью А. В. Курбакова В-85
    «Художественная самодеятельность в ВИИЯ КА».

    Каждое поколение выпускников нашей аlma mater оставило свою страничку в истории ВИИЯ КА. Автор затронул важную сторону жизнедеятельности Института, которой придавали важное значение начальники и политорганы. В деле улучшения учебного процесса институтская самодеятельность не только благотворно влияла на духовную атмосферу каждого подразделения, но и завоевала славу и признание среди вузов Москвы. Это уже признанный факт.

    Не так уж часто мы задумываемся о том, что и во время войны и после неё люди разных возрастов оставались, прежде всего, такими же людьми, какими были и до трагического дня 22 июня 1941 года, жаждущими веселья, развлечений и хотя бы маленьких культурных радостей. В этом отношении эпиграф, удачно подобранный автором, подчеркивает высказанную сейчас мысль. Жаль, что Александр не указал источник данного эпиграфа, а также не привел кратких биографических данных об авторе воспоминаний из далекого прошлого. Многие читатели заинтересуются, жива ли Ирина Наумовна и что еще она может вспомнить для виияковцев.

    По приведенным в статье известным фамилиям нетрудно догадаться, к какому периоду относятся воспоминания Ирины Наумовны Ляховской. Бывшие слушатели И. Д. Кленин и Е. П. Челышев, наши именитые долгожители, с которыми ей довелось учиться, поступили в Институт в 1944 году, когда снова его возглавил генерал-лейтенант Н. Н. Биязи, повоевав на разных фронтах Великой Отечественной. Младший лейтенант Кленин Иван Дмитриевич имел к тому времени боевые награды за участие в боях 277-й Ярославской стрелковой дивизии, входившей в состав 5-й армии 3-го Белорусского фронта. Гвардии старший лейтенант Евгений Петрович Челышев, имея тоже боевые награды, как бывший стрелок-бомбардир 621-го авиаполка 3-й воздушной армии Калининского фронта, прибыл для поступления в Институт чуть с опозданием и был зачислен на 2-й (восточный) факультет 9 декабря.

    Вселившись в необустроенные и запущенные в бытовом отношении казармы на Волочаевской улице после реэвакуации Института из Ставрополя-на-Волге осенью 1943 года, слушатели испытывали на первых порах массу неудобств. Судя по воспоминаниям, большая часть из них часто отрывалась от учебного процесса для приведения в порядок помещений и территории, отправлялась в подмосковные колхозы на уборку овощей и заготовку их на зиму для Института. Москвичи в ту зиму, как и вся разоренная войной страна, жили впроголодь. И вместе с тем, наряду с лишениями и трудностями, которые испытывали слушатели, они находили время для поднятия своего настроения и окружающих, проявляя своим участием в художественной самодеятельности таланты, которыми одарила их природа. Преодолевать эти трудности помогала художественная самодеятельность и культурная среда столицы.

    Как и во время прибытия Военного факультета на отведенную территорию кумыслечебницы «Лесное» в грозном 1941 году, так и после возвращения в Москву на плечи генерала Биязи лег большой груз проблем не только по хозяйственной части, но и в подборе преподавательского состава, организации кафедр, поддержания воинской дисциплины и разрешения конфликтных ситуаций. Обладая завоеванным авторитетом, интеллектуальным потенциалом и организаторскими способностями, генерал Биязи сумел прославить Институт, придав ему статус единственного лингвистического заведения в мире, оцениваемого по качеству подготовки военных переводчиков. После его смещения в силу разных причин Институт продолжал функционировать при генерал-майоре П. Ф. Ратове до 1953 года по инерции и по тем сохранившимся организационным принципам, заложенных под руководством Н. Биязи.

    Тот знаменитый плац, на котором строевым шагом проходили и проходят каждый год курсанты и слушатели, находился тогда в полугрунтовом, разрушенном временем состоянии. Генерал, действуя через своих заместителей, бульдозерами и другой техникой заасфальтировал плац до линии левой стороны здания казарм. В его архиве сохранилась фотография, на которой изображен плац, работающая техника и бегающий недалеко от генерала его двухлетний внук Коля. Не заасфальтированная часть территории была отведена под спортивную площадку для волейбола, баскетбола, турников и перекладин. В таком виде я еще застал этот плац курсантом одногодичных курсов в 1964 году, на котором начальник ВИИЯ генерал-полковник А. М. Андреев проверял курсантов и слушателей их физическую подготовку. Для приведения территории Института в надлежащий порядок, по воспоминаниям выпускников тех лет, были привлечены немецкие военнопленные, которые построили многие здания на Тверской (бывшей улице Горького), на Шоссе энтузиастов в Перово и в других районах Москвы.

    Что касается художественной самодеятельности в ВИИЯ КА, какое значение ей придавали начальники Института и на каком уровне она была организована, можно судить хотя бы вкратце по данной статье Александра Курбакова. Некоторые наши выпускники брались осветить эту тему, но пока мало кому в полной мере удавалось охватить весь пласт накопившейся информации, систематизировать и включить её как отдельную главу в историю ВИИЯ КА.

    Статья А. Курбакова мне понравилась, написана доходчиво, хорошим языком, интересно изложена, которая добавила к нашей памяти еще одну страничку для пополнения истории прославленного военного заведения. Хочется пожелать Александру Курбакову и дальше радовать нас удачными исследованиями прошлой жизни ушедшего поколения выпускников ВИИЯ КА. Главным оружием их профессии всегда оставалось слово на разных языках. Как следствие печальной закономерности бега времени практически мало осталось тех, кто был очевидцем и мог бы сообщить нам новые подробности пребывания в стенах неоднократно расформировывавшегося и снова возрождавшегося Военного института иностранных языков.

    Наш девиз – сохранять и преумножать о нем память. Большая заслуга в этом святом деле бесспорно принадлежит председателю Совета ветеранов ВИИЯ Евгению Леонидовичу Логинову, а несколько раньше начальнику-основателю Клуба Товарищей ВИИЯ Алексею Николаевичу Назаревскому В-73. В этом году Клуб Товарищей отмечает свое 20-летие со дня основания в августе 1999 года, с чем я его и поздравляю как давний свидетель и участник ежегодного «Дня военного переводчика» в Лефортовском парке. Эту традицию продолжает по наследству Евгений Леонидович Логинов, за что мы, виияковцы, ему благодарны и признательны.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.