Почему Анжела Дэвис в общежитии?

Командование мотострелкового полка в Монголии начинает "закручивать гайки": укреплять дисциплину. Все чаще и чаще проверяет быт офицеров, смотрит, какой порядок в комнатах общежития, интересуется, что мы читаем, в какие игры играем.
Обычно эти проверки проходят под руководством все того же заместителя командира полка подполковника А. Сынгаевского. Надо сказать, что этот офицер прекрасно разбирался в вопросах военной тактики и стратегии, отлично стрелял из всех видов оружия, его внешний вид был образцом для подражания. Как у каждого человека, были у него и свои особенности и недостатки. Так, все офицеры знали, что если Александр Васильевич идет по гарнизону в темных очках, то это признак глубокого похмелья, и подполковника надо обходить шестой, седьмой, а лучше - десятой дорогой.
Другая его особенность была в том, что он никогда глубоко не вникал в вопросы политической подготовки личного состава, считая это если не пустой тратой времени, то наверняка чем-то надуманным, необязательным. К политработникам он относился немного иронично, считая их профанами в военном деле. Текущими политическими событиями и международной обстановкой интересовался только в силу необходимости, так как был членом КПСС.
Каждая проверка, проводимая подполковником, заканчивалась "разбором полетов". Проводились совещания, поощрялись лучшие, наказывались бестолковые.
Одним из самых больших недостатков в нашем чисто мужском общежитии было обилие приколотых к стенам вырезанных из журналов (в основном, японских) соблазнительных красоток.
В одну из таких проверок к нам в комнату зашел сам Александр Васильевич Сынгаевский. Мы с капитаном Вовком к этому визиту подготовились должным образом: со стен были сорваны все "двусмысленные" картинки, на их месте появились политическая карта мира, где ярким красным цветом были выделены страны Варшавского договора и не менее ярким черным - страны НАТО. Кроме этого, у меня над койкой висел портрет из солидного японского журнала очень популярной в то время американской коммунистки чернокожей Анджелы Дэвис. Полиграфия была замечательная: очаровательная белозубая улыбка и наполовину обнаженная грудь ассоциировалась не столько с образом непримиримого борца за равенство и справедливость, а с чем-то глубоко личным и интимным.
Подполковник А.Сынгаевский, проигнорировав политическую карту мира, блок НАТО и страны Варшавского договора, с глубочайшим вниманием стал всматриваться в облик Анджелы Дэвис.
Мы с капитаном Вовком подмигнули друг другу - вовремя, мол, "провернули" политическую акцию с американской коммунисткой. Вдоволь насладившись образом прекрасной Анджелы, подполковник с глубокой укоризной посмотрел в мою сторону и изрек:
- Ну ладно Вовк, он командир, ему простительно. Но ты же политработник. Как ты мог у себя над койкой поместить фотографию этой девки? Это же полная порнография!
Я встал по стойке "смирно" и четко ответил:
- Товарищ подполковник! Это не девка. Это американская коммунистка Анджела Дэвис!
Александр Васильевич удивленно приподнял брови, подошел к, портрету вплотную, поводил по нему пальцем и спокойно ответил:
- Тем более она не должна находиться в офицерском общежитии. Сними и определи ей место в Ленинской комнате.
Мы с капитаном в один голос пообещали устранить этот недостаток.