Сергей Татко: «ПРОШУ СЛОВА»

"Всё о чём здесь будет написано, это моё субъективное мнение на объективную действительность."

С. Татко

Глава 1

Учёба

На исходе был 1979 год. До ввода советских войск в Афганистан оставалось совсем чуть-чуть. В Военном институте министерства обороны (ВИМО), о котором немецкий журнал «Шпигель» в то время писал как об «осиновом гнезде советской контрразведки»(?), недавно состоялся первый ускоренный выпуск военных переводчиков персидского языка. Эти переводчики, бывшие солдаты и матросы, получив первое офицерское звание, младший лейтенант, были направлены для прохождения службы в аппарат главного военного советника в Афганистане. С августа уже приступил к учёбе второй ускоренный курс, но переводчиков всё было мало и с декабря начал учёбу третий ускоренный курс, называемый «декабристами». Вот на этом курсе я и оказался.
К этому времени в институте уже было подготовлено несколько ускоренных курсов военных переводчиков и португальского языка. Переводчики португальского языка также набирались из числа ребят, прослуживших год – полтора, а то и больше в армии и на флоте. Они направлялись в Анголу и Мозамбик. Их называли «наёмниками». А в клубе Военного института часто звучали траурные марши.
А ещё до этого были ускоренные курсы арабского языка, так как переводчики требовались и в Йемене, и в Сирии и, в Египте, и в Алжире.
Ускоренные курсы – это напряжённая учёба в течение одиннадцати месяцев. Основной предмет – язык, ну и, конечно же «История КПСС». Разве можно быть, как назвал нас один из кураторов ускоренных курсов из ГШ, «полпредом СССР» без идеологической подготовки.(?)
Мы жили в общежитии гостиничного типа, который среди курсантов назывался «Хилтон», сейчас этого здания нет, оно было снесено, когда строили третье кольцо. Жили дружно, помогая друг другу постигать премудрости персидского языка, а точнее языка дари (один из государственных языков Афганистана). За время учёбы я сдружился с сержантами Олегом Чуреновым, Олегом Казанцевым, Александром Пимочкиным, курсантами Евгением Силаковым, Виталием Лебедевым, Сергеем Богдановым, старшиной сверхсрочной службы Виктором Лосевым. Мы мечтали о том, что попадём служить вместе и будем «громить» врагов Саурской революции – врагов трудового афганского народа. Мы были «революционными» романтиками, как многие в то время среди военных. Почти у всех моих друзей отцы были военными, все мы с родителями пожили в военных городках, все мы, прошли срочную службу и будущее казалось нам весёлым и беззаботным.
(продолжение следует, следите за публикациями на нашем сайте)

Комментарии

Фотографии ускора 1979г.

Предлагаю добавить пока курсантские фото к альбому нашего выпуска, размещённому в фотоальбоме сайта.

С уважением и на связи,
Сергей

Пусть на моей совести будет эта военная тайна

Пусть на моей совести будет эта военная тайна

После окончания школы поступал в МГУ. Не понимая ещё экзаменационной лотереи и не имея должной подготовки – это было с моей стороны, конечно, авантюрным решением. Ещё было чувство стыда перед отцом – расстроил его своим провалом. А вот два года срочной службы совсем не пугали. Раз надо, так надо. Для того времени служба в армии считалась вполне естественным делом. Честно, не хочется приукрашивать действительность 30летней давности или своё тогдашнее её восприятие. Родители устраивали дома праздничные проводы, а военкомат обеспечивал праздничный настрой духовым оркестром в местном парке. Было, правда, ещё чувство досады, что после армии придется нагонять своих одноклассников, уже ставших студентами. Но когда это ещё будет?!

Так что, действительно, основная часть нашего будущего спецкурса ВИМО уже заканчивала срочную службу, думая о нормальной гражданской жизни и выборе профессии. Вот мы и стояли перед житейским выбором - ещё год казармы и два года выполнения интернационального долга или начинать строить гражданскую жизнь? А кто больше мог быть рад нашему возвращению домой из армии - родители, одноклассники или мы сами? Вот так в жизни получилось, что родители переживали больше нас - сначала им предстояло ждать нашего возвращения с войны, а потом и из других многочисленных командировок.

Однозначно только одно, что решение о продолжении службы у каждого из нас было осознанным как и выбор иностранного языка, а значит и места дальнейшей службы. Моя Испания – вот так романтично серьёзно думали про себя, а на деле садились на задницу за учёбу. Отличие персидского языка от западного – пока не пропишешь, не усвоишь слово. Вот и исписывали толстые тетради за 2-3 ночи.
Ба пищ ба суе нобудие бондхое зеде энкелоби – на примере популярного тогда лозунга президента Афганистана мы отрабатывали правильное произношение. А что для нас стояло выработать правильное произношение Алефа?! Способности у нас были разные, но к окончанию одногодичных курсов навыки освоения языка были выработаны у всех. Спасибо нашим преподавателям, порой одногодкам, делающих уч.пособия с колеса – к началу следующего занятия. А мы успевали ходить и в самоходы – выход в город без увольнительной записки. Попадались всегда одни и те же – не судьба. Мои друзья – не москвичи часто заезжали ко мне домой, обычно без меня, чтобы переодеться в гражданский цивильный костюм.

У кого-то уже была любимая девушка. Но чаще, а вернее характернее, была лишь дружба по-переписке. Интернета тогда не было, но нам ведь было по 20, вот и были солдатские письма. Делаю акцент неспроста. Пусть это будет одно из первых наблюдений - уроков войны. Дело же не в очерёдности их значимости, а в правде жизни. Это ещё одно наблюдение и вопрос: кого больше жаль – не вернувшегося с войны отца семейства или офицера, не успевшего создать семью. Говорю на примере наших не вернувшихся с войны однокурсников. Только два женатых офицера на выпуске нашего полукурса говорит о том, что остальные офицеры уезжали в Афган не просто холостыми. Да, тогда были другие времена. Поцеловался – женись? Нет, конечно, но вот кто-то не успел и поцеловать. Думаю, что это – не лирическое отступление. Хочется обойтись без пафосных слов, но не обойтись без разговора об уважительном отношении к Женшине.

Продолжение следует…

С уважением и на связи,
Сергей

ЗА ЖЕНЩИН!

Привет, Сергей!
Удивительное совпадение, но именно накануне 8-го марта виияковцы
передали мне ссылку на этот сайт, и я сейчас, не отрываясь, читаю подряд все статьи своих
однокурсников, вспоминаю юность и действительно максималистское принципиальное отношение
многих из нас ко многим вопросам, в том числе и по отношению к женщине.
Не знаю сегодняшнюю ситуацию с женщинами, но всем Твоим женщинам от меня наилучшие пожелания Счастья, Добра, Здоровья, Благополучия и Любви!
Помню, Серега, и наши философские рассуждения
о "прогрессивной"роли армии в восточном обществе,
и о роли ислама, о чем и сейчас не перестают говорить.
Но все оказалось гораздо сложнее и запутаннее...
Мы, (может не все , но многие из нас ), продолжаем оставаться объектами чужой манипуляции.
И , конечно, Ваши ( а может быть впоследствии и наши совместные) откровения
в какой-то мере помогут приоткрыть завесу над тайнами мира, как писал Омар Хайям, до того момента, как Кукольник сложит в сундук наши куклы. Так что спасибо Вам , ребята, что Вы остались по сути прежними "ускорами", не терпящими фальши. ЗАНДА БАШИД!
Ваш Александр (обоим Серёгам напоминаю, что не люблю слово "Шура") Шатов.

Удастся ли без пафосных слов рассказать о своём отношении к

Удастся ли без пафосных слов рассказать о своём отношении к войне, Родине, женщине, друзьям и службе, ко всему, что делает человека счастливым или несчастным, верно?
Пароль: ВИЯКовец

Уверен, что каждый из нас может вспомнить много ярких эпизодов из своей службы в Афганистане. На примере своих товарищей хочется рассказать о том, что было всё же характерно, а не случайно, что было настоящим, а не наносным, где правда, а где стремление только объяснить народу правильность политики партии или отдельных отцов-командиров. Неприятно вспоминать репортажи официозного Лещинского, согласитесь.
Так почему мы гордимся своими друзьями по той ещё не рассказанной войне? Почему мы гордимся своим участием в той войне больше, чем своим участием в миротворческих операциях в Камбодже или Руанде, например? Да, почему многим нашим соотечественникам как иностранцам не понятно, почему мы дорожим боевыми наградами, а не ООНовскими медалями, например, На службе Мира. Почему сегодня к нам так хорошо относятся простые афганцы разных поколений и бывшие лорды войны? Вернувшись по работе через 15 лет в Афганистан, почему так приветливо встречен постаревшими друзьями-афганцами? И ещё один вопрос лично к себе, разрешите?
По правде говоря, сам не умею регулярно поддерживать дружеские отношения. Всегда рад только откликнуться. Знаю, что такое дружба. Однако, например Евгений Логинов, находясь в любой точке мира и любом часовом поясе готов ответить сразу или через 5 минут о всех своих друзьях. Во мне этого нет, поэтому и ценю это качество в друге. Впрочем, это - не самый главный мой недостаток, скажу так прямо по-вияковски.
А мой вопрос - совсем простой. На Востоке, как и у нас, ценят историю личных отношений, когда за ними не стоит выгода. Так чего стоит моя личная 30летняя история уважительных взаимоотношений с бывшими афганцами-сослуживцами? Есть смысл попробовать ответить и на вопрос моего отца, кадрового военного, когда по оказии у меня дома собрались мои советники-полковники – отчего такие неформально тёплые равные отношения взрослых людей с лейтенантом?
Понимаю, что многие мои боевые друзья как Олег Кулаков и Александр Пимочкин, например, сейчас заняты действительно важными практическими вопросами – не до беллетристики, шучу, с уважением. Но очень хочется, чтобы стало побольше правды о войне в Афганистане от Аркадия Мельника, Юрия Савельева, Сергея Татко и других, т.е. тех военных переводчиков, которых сам очень хорошо знаю и уважаю.
Конечно, каждый человек, хочет он того или нет, делает в жизни и ошибки. Придется и мне признаться, что и я – простой смертный, который имеет право на ошибки. Взрослея и набираясь жизненного опыта, мы становимся мудрее.
Вместе с тем, главное, что нас объединяет и делает очень похожими друг на друга и очень близкими уже на протяжении целого поколения – система общечеловеческих ценностей, заложенная в семье, школе и нашем ВИИЯ. На наших встречах выпускников чувствую, насколько схожи наши подходы и отношение к жизни, что готов с улыбкой по-вияковски обобщить– мы как инкубаторские, а одним словом, вияковцы.. Собственно к делу.
Продолжение следует…

С уважением и на связи,
Сергей

Об авторе. Отзыв С.Богданова на публикации С.Татко.

Сергей Татко - очень принципиальный человек в самом хорошем смысле этого слова. Улыбнувшись по-вияковски, добавлю - Мужчина! Уверен, что его воспоминания будут очень интересными для нас. А на самом деле, Серёжа прав, рассказать правду о войне просто необходимо. Это ведь касается не только её участников, их родителей, жён и детей, впрочем, как и значимой части Истории нашей страны и её ВС, а и понимания .......... Задумался,подбирая слова, чтобы избежать пафосных слов и не забегать вперёд рассказа о том, что у каждого из нас всегда был выбор, как поступить.
Есть, что вспомнить и правдиво рассказать нашему товарищу! За его широкими плечами очень интересная жизнь, насыщенная службой в экстремальной обстановке войны.
Афган составляет лишь часть этой жизни. Вместе с тем, это – самая значимая часть для нас, ещё молодых ветеранов не рассказанной войны. Сергей вышел из неё живым и с честью. Надеюсь, что все его друзья – единомышленники обязательно найдут время и здоровье черкнуть хотя бы пару строк и о своём восприятии , но по очереди, не опережая автора!

С уважением и на связи,
Сергей