Е. Логинов. Охота за «Стингером»

В преддверии 30-й годовщины ввода советских войск в Афганистан в памяти всплывают дела и подвиги тех дней, совершенные нашими солдатами и офицерами в этой далекой и вместе с тем близкой для целого поколения советских военнослужащих стране.

См. статью, опубликованную в газате "Красная звезда" от 21 ноября 2009 г.: http://www.redstar.ru/2009/11/21_11/3_03.html

...По составу тот батальон был самым обычным: одна рота на БМП, две роты на БТР, батарея ЗСУ «Шилка», грузовые КамАЗы, «Уралы», ЗИЛы. Однако это был не обычный мотострелковый батальон, а отдельный отряд специального назначения. В его составе были два молодых офицера, имена которых впоследствии станут известны всем подразделениям спецназа в Афганистане и за его пределами. Это лейтенант Ковтун и капитан Сергеев, ставшие боевыми друзьями на той уже забытой сегодня многими войне.

Подлинное название этого подразделения было тогда засекречено. Под наименованием «7-й отдельный мотострелковый батальон» действовал сформированный за несколько месяцев до этого отдельный отряд специального назначения.
Шел 1985 год. Военно-политическая обстановка в Афганистане требовала решительных действий. Советское командование продолжало активно использовать элитные подразделения - спецназ. Для контроля всех основных транспортных артерий на территории Афганистана было решено создать две бригады спецназа. В состав подразделений спецназа были включены тяжелая техника и вооружение. Спецназ вошел в Афганистан по двум основным дорогам, связывавшим СССР с этой азиатской страной, тихо, без лишней суеты.
16 апреля 1985 года 7-й омсб прибыл к месту своей дислокации (Шахджой, 80 километров севернее Кандагара). Для охраны и обороны ему был придан батальон 50-го полка ВДВ из 103-й дивизии ВДВ (штаб - в Кабуле). Штаб бригады разместился в Лашкаргахе (провинция Гельменд). Командовать бригадой было поручено полковнику Д.М. Герасимову.
Советское командование пришло к решению о применении отрядов спецназа в прямых боестолкновениях. Поясню: главное предназначение таких подразделений изначально заключалось в уничтожении объектов в тылу врага и проведении диверсионных действий в отрыве от главных сил. Но складывающаяся в Афганистане обстановка вынуждала использовать спецназ иначе.
Противоборство в Афганистане вышло тогда на новый виток после принятия конгрессом США решения о выделении дополнительных ассигнований на закупку вооружений для моджахедов. При содействии экспертов ЦРУ в Пакистан потекло вооружение, обмундирование, средства связи и другое имущество для ведения партизанской войны в Афганистане. В дальнейшем все эти потоки распределялись пакистанцами между отрядами моджахедов. Бесчисленные караваны начали пересекать афгано-пакистанскую границу. На пути караванов, сопровождаемых хорошо вооруженной и подготовленной для борьбы с засадными действиями охраной, встали наши спецназовцы.
Основным генератором идей и замыслов по перехвату караванов был заместитель командира батальона капитан Е.Г. Сергеев. Их же реализация особо удавалась заместителю командира 2-й роты лейтенанту В.П. Ковтуну. Его группа регулярно выходила на перехват караванов и неизменно добивалась хороших результатов.
Следующий, 1986-й год в Афганистане прошел под знаком «Стингера». Эксперты ЦРУ видели основную опасность для своих подопечных отрядов моджахедов в ударах с воздуха. Советская и афганская авиация наносила ощутимый урон противнику. Американцы пошли на беспрецедентно смелый шаг. Они начали поставлять в Пакистан самый современный и секретный на тот момент ПЗРК (переносной зенитно-ракетный комплекс) «Стингер» («жалящий» - англ.), который был предназначен для поражения высоколетящих воздушных целей. Он устроен по принципу «выстрелил и забыл». Ракета сама найдет и догонит цель. Против «Стингера» у самолетов и вертолетов практически не было защиты.
Первые свидетельства о применении «Стингера» против наших вертолетов Ми-24 появились осенью 1986 года. Тогда пятью выстрелами было сбито три вертолета. Впоследствии этим оружием были сбиты десятки самолетов и вертолетов в Афганистане. Американцы ликовали. При стоимости одного «Стингера» в 67 тысяч долларов ущерб от одного ПЗРК составлял десятки миллионов.
Советское командование было крайне заинтересовано в том, чтобы завладеть «Стингером». Это было необходимо, чтобы получить доказательства непосредственного вмешательства США в ход афганской войны, а также выработать меры для борьбы с этим ПЗРК.
Всем частям и подразделениям в Афганистане была поставлена задача по захвату «Стингера», вплоть до покупки его у душманов. На эти цели были предусмотрены денежные средства. Как нам сказали, в шифровке министра обороны СССР за захват «Стингера» была даже объявлена награда. Первому захватившему ПЗРК «Стингер» Москва обещала звание Героя Советского Союза. При постановке задач всем боевым группам давалось задание не уничтожить, а захватить в целости это оружие. Но все же в течение долгого времени никому не удавалось захватить «Стингер».
Спецназ нес потери. Несмотря на грамотное планирование и качественную подготовку к операциям, группа лейтенанта Ковтуна в охоте за «Стингером» также понесла потери. В апреле 1986 года погибли два бойца. Надо сказать, что это были все потери группы Ковтуна за два с половиной года его службы в Афганистане. Сам командир группы был неоднократно ранен (7 пулевых ранений, 3 осколочных и 2 контузии), но при этом ни разу даже не лежал в госпитале. Рвался в бой.
День 5 января 1987 года начался как обычно. После предварительного планирования предстоящей операции на карте майор Сергеев, как всегда, решил сам все проверить и убедиться в правильности поставленной задачи. Замысел задачи заключался в том, чтобы навестить «медвежий угол», находящийся на стыке зон ответственности двух отрядов спецназа (Шахджойского и Кандагарского), куда еще никто из наших не заходил. Там предполагалось скопление отрядов душманов и наличие учебных центров противника. Этот район был сильно укреплен и находился в непосредственной близости от границы с Пакистаном. Операция должна была быть связана с большим риском для группы, состоящей из 16 человек. В месте предполагаемой выброски силы противника, как потом выяснилось, во много раз превосходили численность группы Ковтуна.
Группа во главе с Сергеевым вылетела на двух вертолетах Ми-8 и двух Ми-24. В ведущем вертолете Ми-8 находился командир экипажа капитан Соболь, за курсовым пулеметом сидел майор Сергеев, с ним старший лейтенант Ковтун и один боец. В ведомом вертолете находился командир другой группы старший лейтенант Чебоксаров и пять бойцов. Вертолеты взяли курс на предполагаемое место высадки для проведения операции. Полет проходил вдоль бетонной дороги Кабул-Кандагар, затем повернули в сторону Пакистана. В Мельтанайском ущелье душманы регулярно устраивали засады средствами ПВО.
Двигаясь по ущелью, Сергеев заметил группу противника, сосредоточившуюся на холме. Он тут же дал длинную очередь из курсового пулемета, указывая летчикам
Ми-24 цель. В это время летчики других вертолетов доложили, что во время маневра по вертолетам сделаны выстрелы предположительно из гранатометов - судя по дымовому следу от выстрелов. Вертолеты ударили НУРСами по противнику.
Вертолет Соболя «присел», чтобы высадить группу. Сергеев с бойцом и Ковтун тут же заняли позиции и перекрестным огнем стали уничтожать противника. Вертолеты взяли в круг этот холм, где, судя по всему, была огневая позиция ПВО противника. В какой-то момент один из «духов» выскочил из убежища и побежал по руслу ручья в сторону от места боя. За спиной у него была пусковая труба, а в руках небольшой чемоданчик - «дипломат».
Ковтун устремился за ним. Моджахед, отстреливаясь, стремительно отрывался. Чтобы не упустить противника, Ковтун, будучи мастером спорта по стрельбе, сумел одним выстрелом из АКС уложить его. Подбежав к убитому, Ковтун забрал трофеи, среди которых оказались пусковая труба ПЗРК, «дипломат», автомат и личные документы члена Исламской партии Афганистана.
С трофеями Ковтун вернулся к вертолету. Боец по фамилии Айтбаев притащил душмана, истекающего кровью. Пленному сделали перевязку и вкололи промедол, положили в вертолет и вылетели в сторону Шахджоя. Уже в вертолете Ковтун открыл чемоданчик и увидел внутри документы, где крупными буквами было написано «Stinger». Сергеев, обрадовавшись, сказал: «Позволь поздравить тебя, товарищ Герой Советского Союза!» - «И тебя тоже»,- добавил Ковтун.
О захвате ПЗРК Сергеев доложил в отряд, где к их прилету весь батальон высыпал на взлетную полосу, чтобы встретить героев. Тут же в память об этом было сделано фото. Четверых участников операции вызвали в бригаду для оформления наградных документов и фотографирования.
Однако никто из участников операции Героем Советского Союза так и не стал. В результате штабной возни (к тому же Сергееву припомнили не снятое партийное взыскание) наградные документы никак не «уходили» наверх. А когда «ушли», то вместо звезды Героя Сергеев и Ковтун получили орден Красной Звезды, а сержант Айтбаев - орден Красного Знамени.
Имена Ковтуна и Сергеева (покинувшего этот мир в 2008-м) до сих пор на слуху у спецназовцев, их приводят в пример молодым офицерам как образец мужества и верности воинскому долгу. Служили они не ради наград...

В.П. КОВТУН.
Месторасположение отряда спецназа в районе Шахджоя.
Е.Г. СЕРГЕЕВ.
Спецназовцы с захваченными «Стингерами».

Комментарии

Евгений Лексунов-военный переводчик (два "Афгана" 80-82, 86-88)

Женя, пиши еще. Особенно правдиво написано о том, как "кинули" с наградами. Лексунов.

Егоров Юрий Николаевич- директор компании "Моторгаз"

"Я уверен, что еще доживу до того времени, когда первые президенты СССР И РФ будут официально названы гос преступниками, а афганцы ГЕРОЯМИ И АФГАНСКАЯ КОМПАНИЯ БУДЕТ НАЗВАНА ОДНОЙ ИЗ САМЫХ ЭФФЕКТИВНЫХ БОЕВЫХ ОПЕРАЦИЙ РОССИЙСКОГО ОРУЖИЯ И ЕЕ ПО ПРАВУ БУДУТ ИЗУЧАТЬ ВО ВСЕХ АКАДЕМИЯХ."

Дегнера В.Д.- преподаватель Военного университета

Дегнера Владимир Дмитриевич работал в качестве военного переводчика начальника Генерального штаба СССР маршала Ахромеева во время его поездки в Афганистан.

"Надо отдать должное тем ребятам, которое там были: всем поименно и пусть они и делали маленькое, но свое дело.
Не их вина, что они там делали, они просто выполняли свой долг солдата. Пусть политики разбираются и ...

Кстати, я там был в этом подразделении , когда они только туда прибыли.

И что поразило, они закопались в песок: жара.... , когда Сергей Федорович Ахромеев спросил " ... а сколько градусов ?.."
- Не знаем, так как все градусники лопнули, они ведь расчитаны на +50, а там явно было больше.
Помню солдата, чумазый, как черт... А негде мыться, вода только для питья...
Но насколько помню - это была отдельная рота. Кругом барханы и нихрена более...
Все в песочке и их с расстояния тоже не видно...
Вот такое осталось у меня впечатление от от этого начала пыстыни Регистан..."