Сергей Татко: Ну, здравствуй, Кабул!

Уважаемые читатели, мы продолжаем публикацию воспоминаний НАШИХ. Сегодня публикуется очередная глава от Сергея Татко, который впервые отправился в Афганистан в 1980 году. Предыдущие главы см. в разделе "Вспомним былое".

Глава 5

Ну, здравствуй, Кабул!
Всего несколько часов лёта и холодная декабрьская стужа оборачивается почти летней жарой.
Кабул расположен на высоте 1800 метров над уровнем моря как бы в огромной чаше (это особенность всех крупных городов, расположенных в горах), края которой в это время года покрыты ослепительно белым снегом, сверкающим на солнце. Воздух насыщен неуловимыми ароматами Востока, а над головой бездонное нежно голубое небо.

На улицах смуглые лица с белозубыми улыбками и сверкающими тёмными глазами. Забавные ослики, несущие на своих спинах перемётные сумы, доверху заполненные «сантарой» (изумительно вкусные афганские мандарины), послушно идут за своими маленькими продавцами-погонщиками. Всё ново и необычно и от этого учащённо бьётся сердце и радостно на душе.
На следующий день с нами был проведён инструктаж о правилах поведения советских граждан за рубежом, об обстановке в стране и о том что надо делать в экстренных случаях. Это были всё общие слова, как говорят иностранцы «бла-бла-бла», пока слово не взял главный врач аппарата ГВС. Он без суеты и со знанием дела рассказал нам, что надо делать при ранениях. Мне особенно запомнилось следующее. «Если вас ранили в живот и кишки вышли наружу», - говорил он, то «спокойно уберите с них видимый мусор и не пытайтесь вправить их обратно. Лежите и ждите, когда вам врач окажет помощь. Но помните, что если в течение нескольких часов вам помощь не оказали, то она вам уже не понадобиться». После этого нам раздали индивидуальные пакеты и отпустили.
Напротив входа в «четвёрку» (корпус дома, в последнем подъезде которого располагались отдел кадров и строевой отдела аппарата ГВС) под сенью раскидистых ветвей дерева была небольшая и уютная кебаб-хана, где продавалась теперь «родная» кишмишовка (самогон из винограда) в целлофановых пакетах и шашлык. Пришлось зайти.
Нас с Виталиком направили служить в Хост. Его в 25 пехотную дивизию, а меня в 666 полк «Коммандос». Наши мечты сбывались. Мы попали служить в одно из самых трудных мест, о котором ходили легенды. И нас там уже ждали наши друзья, два Олега, Олег Чуренов и Олег Казанцев. Со старшего курса в Хосте уже год служили Миша Кривошеев, Алексей Коробов и Гога (к сожалению, забыл фамилию, извини).
Мы летели в одном вертолёте с генералом Шкидченко (погиб через некоторое врем, кажется, в районе Гардеза был сбит вертолёт, в котором он летел) до Гардеза, где находился штаб третьего армейского корпуса и служил Витя Лосев. Во время одной из операций, при обстреле колонны, он был брошен своими советниками на поле боя. После чего попал в плен и был зверски убит душманами в районе афгано-пакистанской границы. Его можно было спасти, выкупив его у душманов. За него просили выкуп, но «многозвёздные генералы» в аппарате ГВС решили, что за младшего лейтенанта просят слишком много. К сожалению, цена человеческой жизни в России всегда была равна нулю.
На пути в Хост наш вертолет совершил посадку в Гардезе, где генерал должен был провести совещание с советниками.
Гардез находится на высоте 2300 метров над уровнем моря на возвышенности и продувается всеми ветрами. Ландшафт почти лунный, горная полупустыня. Что-то похожее я видел в Азербайджане в пустыне Герань.
Здесь нам первый раз пришлось блеснуть своими переводческими талантами. Мы стояли, небрежно облокотившись на крыло УАЗика и курили «крутые» сигареты типа «Кент». Нас ещё не успели переодеть в военные дириши и мы были одеты в джинсы (несбыточная мечта любого советского гражданина), которые успели купить в Кабуле на деньги, полученные в качестве аванса. Из дверей штаба вышел советник с афганским офицером, увидел нас и спрашивает: «Ребята, вы переводчики?» Мы даже немного обиделись, так как считали что по нашему виду и так ясно кто мы. «Да», - отвечаем мы. «Помогите, пожалуйста, а то я не могу понять, что он хочет», - говорит советник, указывая на офицера. Афганский офицер повернулся к нам и что-то быстро сказал. Мы, естественно, ничего не поняли и попросили его повторить ещё раз. И так повторялось раза три, пока советник не улыбнулся и сказал: «Я уже и сам всё понял, спасибо. Он хочет съездить на базар за картошкой и мясом».
Мы были смущены, но нас спас генерал Шкидченко, который стремительно вышел из штаба, где он проводил оперативное совещание и направился к ожидавшему нас вертолёту. Мы летели дальше, туда, где должны были присоединиться к своим частям, ведущим боевые действия против мятежников, тогда ещё они назывались мятежниками.

Комментарии

к воспоминаниям Сергея Татко

Серёга, привет! Моего однокурсника и почти земляка звали Валера Гогу. Сейчас он успешный бизнесмен и юрист в своём родном городе Ростове на Дону. Получил ли ты моё письмо? Я очень рад возможности читать твои воспоминания, ведь как пели раньше - "это наша с тобою страна, это наша с тобой биография."
Саша Бояринов.

Валера Гогу

Шура, огромное спасибо. Точно Валера. Отличный парень.
Сергей.