А.Мельник. Прощай, Советский Союз!

Аркадий Мельник

Мы продолжаем публикацию книг, написанных выпускниками ВКИМО. Книга "Прощай, Советский Союз!" еще не вышла из печати. Посетители нашего сайта имеют возможность ознакомиться с ее выдержками до официального выхода книги в свет.
Аркадий Мельник выпускник 1985 года (персидский, английский). Прошел хорошую школу работы в учебных центрах Советского Союза. По роду деятельности выезжал в разлиные союзные республики СССР. Работая в разведотделе 40-й армии, А.Мельник получал информацию из разных уголков Афганистана, сталкивался с первыми действующими лицами в афганской войне.
В настоящее время является преподавателем Кубанского университета. Много времени уделяет воспитанию молодого поколения.
Отзывы о книге направляйте через этот сайт или непосредственно автору.

А. Мельник.
ПРОЩАЙ, СОВЕТСКИЙ СОЮЗ!

Е-мейл: drokia@mail.ru
Тлф. 8 961 850 37 73

(главы из книги)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Предисловие

Посвящаю своим студентам, молодому поколению

Я пишу книгу воспоминаний, - о времени и о себе. Пишу как знаю, как могу, как чувствую, как хочу. Пишу о том, что видел в жизни, знал, ощутил, о том, какие мысли посещают меня при этом. Нравится это кому или нет – это вопрос другой. Я не пишу диссертацию, поэтому в своих средствах и подходах я почти что свободен, - ведь я пишу без оглядки на своего воображаемого официального оппонента (а что оппонент скажет?). У меня лишь один единственный оппонент - моя совесть и мой жизненный опыт, против которых я не могу ни грешить, ни кривить душой.

Издателя прошу сохранить мою собственную орфографию-правописание. Этим я передаю своё отношение к тому или иному явлению или деятелю.

Писателю-историку, романисту, наверное, гораздо легче писать свои творения – изданы горы литературы на ту или иную тему, оформлена та или иная точка зрения. Мне кажется, - писать воспоминания гораздо труднее, несмотря на то, что ты сам прошёл через это.

Книги пишутся тяжело; надо ещё раз вернуться, погрузиться в то, прошлое время (хотя есть и преимущество – жизненный опыт и мудрость), пережить всё заново. Но знать самому – ещё полдела. Надо уметь преподнести так, чтобы тебя поняли, нужно перебрать «тонны словесной руды» (по Маяковскому), пока найдёшь единственное слово, передающее суть всего.

Надо ещё и еще раз проверять себя, - не ошибся ли где, не перепутал ли чего. Надо связываться со многими своими знакомыми-сослуживцами, - уточнить детали, мелочи. Хотя здесь мелочей не может быть. Всё это требует времени, усилий, гражданской совести.

Годы, посвящённые Афганистану, вошли в первую книгу моих воспоминаний –«Как сдавали Афган». Вторую книгу, нынешнюю, следует рассматривать как продолжение первой.

Расхожей фразой в устах руководителей нашего государства разных времён было изречение: мол, пусть потомки нас рассудят. Михаил Сергеевич Горбачёв, большее место коему посвящено в этой книге, как раз годится мне в отцы. И я позволил себе воспользоваться этим правом – дать оценку тому времени, тем людям, с которыми я встречался, сталкивался по жизни и службе, - и лично Михаилу Сергеевичу Горбачёву.

Современная Российская Федерация – это бывший Советский Союз в миниатюре. Почему она не разваливается, почему как входящие в её состав субъекты перестали говорить о необходимости укрепления самостоятельности (читай: выхода из состава России), так и бывшие советские республики (Среднеазиатские республики и Белоруссия, Армения, Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия) так и тянутся обратно к России? Что, - Путин, начиная с 2000 года, завернул гайки, посадил за решётку эдак пару миллионов оппозиционеров, депортировал миллионы «инородцев», как это делали коммунисты во имя укрепления страны? Ничего подобного, алгоритм действий Путина совершенно другой: он просто остановил и потом обратил вспять отрицательные тенденции развития страны. Он укрепил вертикаль власти, - скелет государства (заставил всех играть по одним правилам) и дал всем хоть какую-то свободу экономической деятельности. «Везёт дуракам, а мы работаем с утра до ночи», - заявил в декабре 2007 Путин американским журналистам (перед тем, как журнал «Times» выбрал его человеком года). Что мешало Горбачёву действовать таким же образом в рамках всего Советского Союза? Для меня ответ один: отсутствие мозгов…

Половина Молдавии, Таджикистана, Узбекистана, Азербайджана, Армении, Грузии сегодня находится в Москве, на Кубани и в других городах России на заработках. Выехали оттуда не только русские; сегодня приезжают на заработки в Россию и многие из тех, кто в переломный момент истории Советского Союза (рубеж 80-90гг) истошно кричал на площадях своих столиц:

- Независимость!!!

- Долой Москву!

- Чемодан, вокзал, Россия!

Как себя чувствуют сегодня те, кто возглавлял в республиках сепаратизм, кто спал и видел себя «свободным» от проклятой Москвы? Устлали они золотом тротуары в Баку, установили они золотые краники в своих домах в Грозном, как это обещали на своих митингах? Сделали демократы за 500 дней в России рай, как обещали? Национальная элита в бывших республиках не менее виновата в разгроме Союза, её также следует судить Судом Истории. Моральный долг находящихся сегодня у власти руководителей во всех без исключения (и России тоже) бывших союзных республиках – искупить вину перед своими народами, перешагнуть через свою гордость и свои амбиции – и найти любые формы ненасильственного, мирного и экономически взаимовыгодного объединения народов, входивших когда-то в состав Советского Союза. Моральный долг находящихся сегодня у власти руководителей бывших советских республик – всячески укреплять и развивать связи с Россией, а не отдаляться от неё. Подсмотрите, не погнушайтесь, господа руководители, что и как делает простой народ, - и вы разгадаете время, вектор движения, и вы будете всегда на коне, - это в ваших же интересах!

С момента добития Советского Союза прошло вот уже 20 лет. Не грех бы и обернуться назад и попытаться осмыслить наше недавнее прошлое, взглянуть на него с высоты пройденного времени. Наши дети спрашивают меня сегодня: а что это за империя была – Советский Союз – и почему она «развалилась»? Вот я и попытался в этой книге ответить на этот наивный (а, может, и вовсе не наивный?) детский вопрос.

1. Баку – новое место службы.

…Лето 1988г. Наступило время вывода войск из Афганистана. 22 бригада СПН, базировавшаяся в афганском Лашкаргахе, выводилась в Перекишкюль. Предстояло размещать её в 20км от Баку, под боком у нас. Новые времена вносили свои коррективы и в жизнь, и в расписании военной жизни. Офицеры Ставки были привлечены для обеспечения размещения бригады. Это теоретически очень легко, - двинуть пальцем по карте и сказать, - бригада из афганского Лашкаргаха передислоцировалась в азербайджанский Перекишкюль. А сколько сил, бессонных ночей, нервов, матюгов пришлось испытать, - представить может только тот, который через это сам прошёл.

Но прежде чем рассказать о выводе самой бригады, расскажу об общем фоне вывода войск из Афганистана. Конечно же, вывод прошёл в общих чертах организовано, в строгом соответствии с достигнутыми в Женеве договорённостями, - всего за 10 месяцев, я об этом подробно говорил в первой книге. В политическом же плане – это было скорей всего бегством, отступлением и сдача политических и военных позиций, завоёванных ценой огромных безвозмездных материальных вложений, усилий советских людей, количество которых приближается к миллиону, ценой 15тыс погибших. Уже сам факт вывода оставлял осадок в душе, а как он проходил, - вызвал глубокое разочарование. Горбачёв так за 6 лет своего правления ни разу не удосужился приехать в Афган и посмотреть, как же его Армия воюет там (Главнокомандующий!); это Фидель с Анголы встречал своих интернационалистов на аэродроме у трапа самолёта и каждого обнимал лично, Горбачёв же, когда вывели свои войска из Афгана, сидел и носа своего не казал из Кремля, как будто эта выводили каких-то мерзопакостных зеков из афганской зоны, как будто это его и вовсе не касалось. Фидель встречал своих интернационалистов из Анголы лично у трапа самолёта и обнимал по отечески, по братски. Горби – нет. Фидель поступил по человечески, этот поступил по барски, дальше Ташкента носа не казал. Наджиб как радушный хозяин провожал войска, по человечески красиво и приятно. «Ташакор, ванья! Мо тора харгез фараомуш нахохим кард!» (Спасибо, Ваня! Мы тебя никогда не забудем!»). Наджиб поступил великодушно. ГМС же отвернулся – мол, не я вас туда послал. (Хотя известно, что при вводе войск в Афган на Пленуме ЦК Горбачева в лучших советских традициях проголосовал вместе со всеми «за»). Сигнал был подан! Поэтому потом в военкоматах получившие увечья в Афгане ребята слышали от бездушных чиновников: я вас туда не посылал!

- Меня туда Родина послала!

- Какая теперь такая Родина? Где она?

А с каким назидательным тоном посылали нас в Афган! Как менторски провожали нас (в 1979г.) в первый раз в Афган!

- Товарищи младшие лейтенанты, мы вам выдали большой кредит в жизни, так будьте же достойны этого, оправдайте доверие! – говорили нам генералы на собеседование в ЦК. И такая умоперемена произошла всего-навсего за какие-то 6 лет правления Горбачёва! То есть, идите, ребята, погибайте себе на здоровье (это – большой кредит!), а потом – да нахрен вы кому нужны (возврат кредита)!

Как оказалось, это были только цветочки, а ягодки ожидали нас впереди…

Итак, предстояла задача: встретить 22-ю бригаду на пароме в Баку и перепроводить её на новое место расположения. Но прежде чем её встретить, надо было обеспечить личный состав бригады всем необходимым: спальными местами, туалетами, столовыми, водой. А это – не много ни мало – 12 тыс. человек! И чтобы разместить такую ораву за какие-то сутки, надо крутиться, как волчок. Причём у нас всегда делалось по известному правилу: сначала спокойное благодушие, потом постановка задач, потом – к утру чтоб всё было готово! Распределили офицеров-разведчиков по задачам. Мне выпала задача весьма прозаичная: со складов ЗакВО завезти около 5 тысяч кроватей в новое расположение бригады. Мне выдали бойцов на загрузку-погрузку, назначили пункт погрузки - Баладжары, пригород Баку, указали пункт разгрузки - Перекишкюль, 20 км от Баку. Началась работа, - поехали в Баладжары!

Маленький штришок, к моим наблюдениям по такому глобальному вопросу, как национальный вопрос, сыгравший, якобы, роковую роль в судьбе Советского Союза. Приезжаем в Баладжары, нас встречает начальник вещевой службы капитан-азербайджанец. Подполковник с нашего РУ спрашивает его: товарищ капитан, Вы какое училище заканчивали? Бакинское ВВОКУ! - с гордостью отвечает капитан. Чтож Вы тогда на складах устроились? Так тут же интереснее! – также откровенно говорит капитан, улыбаясь и сквозь его улыбку видна издёвка. Вот вам и весь секрет! Оказывается, для того, чтобы быть начальником вещевой службы в Баладжарах, необязательно заканчивать тыловое училище где-нибудь в России, а достаточно быть бакинцем, устроиться по блату в местное училище (у мамы под боком), морочить голову преподавателям и государству, заявляя, что я хочу стать общевойсковым командиром, а потом также по блату устроиться кем угодно, но лишь бы в Азербайджане, лишь бы в Баку. Вот откуда для меня начинается разгром Союза!

Для того, чтобы разместить бригаду СПН командование решило потеснить ракетную бригаду, - отсекли половину территории ракетчиков. (Одно хорошо, что их размещали хоть в какое-то мало-мальски обустроенное место, не так, как тех, которых выводили потом из ГСВГ*, - в чистое поле!). Причём размещать предстояло не сразу за КПП (контрольно-пропускным пунктом), а на задворках этой местной империи, - значит, всему этому каравану из КАМАЗов и УРАЛов с кроватями, кастрюлями, унитазами и стульями, мебелью, оружием и боеприпасами, парашютами и радиостанциями предстояло дефилировать мимо здания штаба, мимо газонов с нежными, дорогими сердцу комбрига фиалочками. Я – старший колоны – заезжаю в расположение ракетной бригады (Я здесь – в первый раз!). Дежурный на КПП предупреждён, что должна заехать колонна машин, - он для проформы перепроверяет, те ли мы, и убедившись, что это так, пропускает нас. Ни знака впереди, - куда ехать, ни регулировщиков на дорогах. Значит, - принимаю решение я, - ехать прямо! Продефилировали мы мимо штаба части (краем глаза вижу вывеску: штаб в/ч такой-то), через метров 20 вижу, бежит какой-то кипятком ошпаренный

_______________________________________________________________________

*ГСВГ – группа Советских Войск в Германии

подполковник, орёт, как на пожаре: Стой! Стой! Стой! Останавливаюсь.

- Кто старший колонны, б…?

- Я - старший колонны!

- Товарищ капитан, ко мне!

Выхожу из машины, иду не спеша, докладываю, - такой-то такой по Вашему приказанию прибыл!

- Почему без фуражки? Оденьте сначала фуражку, - потом будем разговаривать. (Это – чтобы приструнить!)

Иду к машине, а в голове закипает возмущение. «Ну, орёл, подполковник, я тебя сейчас сделаю!». Одел фуражку, подхожу, докладываю опять.

- Какого х…, ты, б…, здесь проезжаешь?

- А почему нельзя здесь проезжать?

- Ты, что, не видишь, что разбиваешь мне дорогу?

- Не вижу никаких знаков, поэтому здесь проезжаю!

- А мне до п…, что ты не видишь!

Капитан Мельник думал недолго, ровно 2 секунды, потом выдал:

- А мне, подполковник, до п…, что ты не подготовился к приему воинской части, что ты не поставил знаков, куда ехать, что ты не поставил регулировщиков, - как ехать!

У подполковника челюсть отвисла. Ну, - совсем! Это я через пять секунд сообразил, что он – командир части, что он со своими мог так говорить на «Вы» (это значит на армейском лексиконе – выиметь и высушить). Пока мы с гостеприимным командиром обменивались красотами русского языка, появилась его челядь, которая тут же начала оправдываться: товарищ подполковник, я занят там-то, а я занят тем-то…Перед лицом своего штаба командир осмелел (и охамел) и решил сохранить своё лицо:

- Да я Вас сейчас арестую! (Как легко он перескочил с «ты» на «Вы» опять! Ракетчик понял, что этого капитана с орденской планкой «За службу Родине в Вооружённых силах» на груди не так просто взять голыми руками).

- Кого Вы собрались арестовать, меня, который Афган прошел, - и я убедительно тыкаюсь пальцем в свою орденскую планку «За службу Родине в Вооружённых силах». Я выполняю указание главкома Зайцева, а Вы мне мешаете, это скорей я Вас арестую!

Подполковник впервые, наверное, за долгое время, не знает, что говорить и смотрит то на налитые кровью глаза Мельника, то на орденскую планку. Положение спасает Валера Тепайкин, выбежавший из следующей за мной машины, на поднявшийся кипиш, - орёт, что есть мочи:

- Товарищ подполковник! Оставьте его в покое, он контуженный в Афгане!

Начался медленный откат назад (с сохранением лица):

- Ну, ломайте, ребята, всё тут мне…

Три, - как минимум, вещи я хотел бы отметить в этой связи.

Первое. Если бы я не читал книгу «Тайный советник вождя», где описывается, как подполковник ГШ поставил на место зарвавшегося комкора (генерал-лейтенанта), я бы так не повёл себя с этим командиром части. Если бы я не служил в Афгане и не наблюдал подобную сцену между двумя подполковниками – один проверяющий, другой – проверяемый, где первый доказывал, что они – всё таки не в одинаковом положении (один – представитель Ставки, другой – разведотдел 40Армии), я также не вёл бы себя с этим командиром части. И если бы я не служил в Ставке, естественно, я бы не вёл себя так с подполковником. Начитанность, бывалость, - многое значат в этой жизни. Столкнувшись с хамством, грубостью, - нужно уметь молниеносно сориентироваться, оценить обстановку, принимать решение: принять вызов, бой или же (если обстановка складывается не в твою пользу) уклониться от удара.

Второе. Взаимоотношения между начальниками и подчинёнными в Советской Армии, мягко говоря, всегда оставляли желать лучшего. Не зря появилась присказка: Я начальник – ты дурак, ты начальник – я дурак. Просто после Афгана надоело, когда каждая тварь тобой мыкает да тыкает. Чуть какой-нибудь хрен постарше (по воинскому званию), - будь добр, обращайся к нему на «Вы», а если ты второй срок ходишь капитаном, это – никого не волнует, он может тебе «тыкать», равнять, ставить по стойке «смирно». Это – вымараживало. Чем грубее, чем больше по скотски обращается к тебе старший по званию, - тем больше считается, что он – настоящий мужчина, настоящий военный, которому чужды или неизвестны сентиментальности да цацканья. Однако мне Афган показал, - это вовсе не факт, что именно такой вот бравый полковник, умеющий горлом брать, всем тыкать и – надо и не надо – пилюлей надавать, х… насовать, в момент настоящей опасности под пули полезет, на ножа кинется.

Вечером, за гранённым стаканом водки, Валера меня спросил:

- А, правда, что ты бы его арестовал?

- Да нет, я его просто у…л бы, да и уехал бы! …А, правда, что я – сильно контуженный?

- Что есть, то есть, но мы же с тобой под одной шинелью в горах Афгана спали…

Третье. Никогда не принимал мат и сквернословие. За всю свою жизнь в нашей семье я не слышал от отца или матери грубого, плохого слова. Я работал год до армии на заводе, прослужил 1,5 года солдатом, проучился год на ускоренных курсах и представьте себе, ни разу не произнёс ни одного мата. Не потому, что я был баптистом каким-нибудь, вырос в тепличных условиях и не попадал в переплёты-ситуации, а просто душа не позволяла. Лишь потом, когда жизнь показала все свои прелести, русский язык взял полностью вверх надо мной, и полились такие мириады русских ненормативных словесных красот, которые мало кто освоил в полном объёме…И всё же, я никогда не позволял себе унижать солдата или младшего товарища офицера матерным словом, а мат могу лишь использовать в узком дружеском кругу для придания особой красочности того или иного момента. Мат унижает человека – и произносящего его, и слушающего его. Научила меня этому, как ни странно, армия. И вот как.

Развёлся я с женой в 1988г. Она живёт во Фрунзе, я служу в Баку. Держал долго это в тайне, пока не пришла пора открыться: ведь каждый год офицер должен докладывать своему командиру о всех изменениях в личной жизни (кто-то у тебя родился, например). Наконец, квартиру получать, жену прописать – прописывать-то нужно настоящую, а не фиктивную, которая живёт во Фрунзе. Для моего командира это был настоящий шок: да как это так, у него в части штаба ВЮН (а это – высокий штаб, это – маленькое такое министерство обороны!) вдруг объявился офицер – морально неустойчивый. Ведь по коммунистическим понятиям любой разведённый офицер – обязательно морально разложившийся, совсем неустойчивый… Бедный командир больше всего пёкся не столько обо мне и моей судьбе, конечно, сколько о своей репутации: а как это отразится на его собственном служебном росте и карьере? Вызывает меня Броднев и выдаёт свой отеческий совет-вердикт:

- Свяжи, б…, свой х… в узел, и отвези свою б… домой!

Я повторил ему его же слова и сказал, чтобы он подумал на досуге над их смыслом. Не спросив разрешения, я вышел из кабинета, хлопнув дверью. Жене я ничего не сказал и домой не отвёз. Только стал врагом №1 для командира. Жена, правда, потом пилила, вот, мол, какой ты непутёвый, второй срок в капитанах ходишь…

Второй случай. Решил я записаться в очередь на машину, хотя не понимал, зачем она мне нужна (служба захватывала полностью, а в перерывах между ночными бдениями я ещё и диссертацию писал), но под давлением второй половины сдался, записался-таки. Список утвердили, надо ждать какой-то срок. По заведённому тогда порядку стоящий в очереди офицер должен был получать открытку-извещение о том, что надо прибыть за машиной в штаб ЗАКВО, в Тбилиси. Это был 91 год, - время разгула анархии, казнокрадства и взяточничества. Ко мне домой появляется Акиф, местный «бизнесмен» и предлагает выкупить у меня полагающуюся мне машину. Откуда он узнал, что мне положена машина? Оказывается, у Акифа в Тбилиси всё схвачено, он вхож в кабинет начальника ТЗБ, он запросто может просмотреть списки очередников на машины, их адреса. Схема «бизнеса» Акифа проста: под различными предлогами начальник ТЗБ тормозит выдачу машин, а Акиф предлагает тут же выкупить машину у бедняги, давая ему взамен подержанную, купленную на рынке в Баку. Акиф потом (в условиях советского дефицита) в два раза дороже продаст новенькую машину и положит себе в карман хороший куш (делясь, естественно, с начальником базы). Я отказал Акифу, сказав, что я свою машину всё-таки возьму.

- Нет, не возьмёшь ты её, запомни мои слова, - сказал Акиф и посетовал на мою несговорчивость. Акиф знает всё. Акиф знаком с адъютантом НШ генерал-лейтенанта Блинова. У Акифа всё схвачено!

Долго я ждал появления открытки-извещения, но так её и не дождался. Оказывается, группа наиболее ушлых и пронырливых офицеров каким-то таинственным образом прознала, что машины «на нас» в Тбилиси уже пришли; никого другого не известив (что совершенно понятно в условиях дефицита – из-за боязни как бы самим хватило), эти ребятки тут же сколотили группу, сорвались с места и получили машины. Я узнал об этом задним числом и решил сам поехать в солнечный Тбилиси за машиной. Приезжаю я в Тбилиси и что, как говорится, видят мои глаза? Оказывается, причитающуюся мою машину забрал… адъютант Блинова, старший лейтенант N. Я и так и эдак, но машины-то нет. Несолоно хлебавши, пришлось вернуться в Баку. Поделился своим «горем» с товарищами. Полковник Ч. советует: сходи к председателю офицерского собрания Ставки. Он знает, что полковник А. «на ножах» с Блиновым. Чем не случай насолить НШ? Иду к председателю собрания. Объясняю ему ситуацию. Тот загибает пальцы: а) Вы – майор, б) прослужили в армии 20 лет, в) прошли Афган, г) на очереди стоите уже 5 лет. Все преимущества перед старшим лейтенантом налицо. Изложите всё это на бумаге и завтра наутро положите докладную записку на стол Главкому. Сказать, что я верил в справедливость высокого начальства или же был прирождённым борцом за справедливость? Нет, меня просто захватил чисто спортивно-азартный интерес: а что же из этой фигни получится? Утром в 6 часов кладу на стол Главкому мою бумагу (читатель помнит, что разведчики имели свободный доступ в кабинет Главкома) и меня разбирает любопытство: чем же это сутяжничество закончится? Результат не заставил себя долго ждать. В тот же день, в 17 часов Главком назначает совещание со всеми причастными лицами: мною, начальником канцелярии (который составлял списки очередников), адъютантом N, председателем офицерского собрания и ещё парой старших офицеров-представителей политотдела. Моего командира не вызвали, Блинова – также. Начинается разбор полётов. Все факты, изложенные в записке подтверждаются. Казалось бы, генерал армии Попов Николай Иванович, член ЦК, Главком Ставки войск Южного Направления возьми да восстанови справедливость, это в твоих силах! Однако Главком делает чисто бюрократический пассаж: он отчитывает начальника канцелярии за то, что тот недоглядел очередность, впаивает ему какое-то служебное несоответствие (и Мельник таким образом наживает себе ещё одного врага), про пострадавшего Мельника – ни слова, про Блинова: «а этот Ваня Блинов решил сделать доброе дело своему адъютанту, б…!» и весь пыл и жар своего ораторского искусства, а также гнев Главкома обрушивает на бедного старшего лейтенанта:

- Только, б…, вылез из п…, и уже подавай ему машину!

На этом совещание заканчивается, справедливость в чисто советском стиле «восстановлена», а воз остался и поныне в Баку: как не было у Мельника машины, так и остался он без оной, а старший лейтенант, хоть и обложенный со всех сторон матом Главкома, спокойно разъезжал на новенькой «шестёрке», оставаясь в той же скромной должности адъютанта НШ. Сей спектакль имел продолжение. Сразу после совещания меня вызвал Блинов и, во-первых, потребовал доложить в подробнейших деталях разговор у Попова, во-вторых, прочихвостил меня в хвост и в гриву: «а Вы обратились к начальнику тыла ЗАКВО?», «а почему Вы мне из Тбилиси не позвонили?». Любой здравомыслящий офицер скажет, что в споре майора с генерал-лейтенантом верх всегда одержит последний, что спорить мне с ним и что-то доказывать было бесполезно и что это была для меня заранее проигрышная партия.

А как красиво и литературно грамотно, без нецензурных выражений говорил Попов на совещаниях офицеров штаба! Заслушиваться можно было! А тут – гора родила даже не мышь, а было просто пустое сотрясание воздуха, унавоженное обильным матом в устах облечённого высокой государственной властью человека. И так в то время решались все вопросы, видимо, в государстве, - спускать всё на тормоза. Но ведь благополучие государства складывается не из его макроэкономических показателей, а из благополучия каждого отдельно взятого гражданина этого государства, из умения государственных органов решать вопросы каждого отдельно взятого индивидуума. Если нельзя добиться справедливости у «своего» же родного Попова, неужели я бы смог найти справедливость в суде, в обращении к Министру Обороны и т.д.? МО спустил бы мое же письмо опять всё тому же Попову! Всё время думаю: а, может, Блинов «делился» с Поповым? Ведь когда Ставку расформировывали, Попов вагонами отправлял в Ростов на Дону стройматериалы и другое имущество, а Ваня Блинов, по определению Главкома, даже ковёр в гостинице, где он напоследок жил перед отправкой в Одессу, свернул и отправил среди прочих «домашних» вещей…И как я мог после этого пустяшного случая верить в государственный масштаб Попова, в его способность решать какие-либо государственные задачи, в его честность и искренность, когда на сессиях Верховного Совета СССР (депутатом коего он являлся) его показывали сидящим рядом с муфтием Закавказья, если он не решил мой конкретный микроскопический в масштабах Советского Союза вопрос? Как идти и проливать кровь за такого командира, военначальника, прикрывать в бою его своим телом после этого? Вот почему для меня «развалилась» Советская Армия. (Как потом выяснилось, при «дележе» Советской Армии порученец Главкома подполковник М остался служить в азербайджанских Вооружённых Силах. Скажи, кто твой друг и я скажу, кто ты).

Зарубки на память:

Определимся с некоторыми терминами, которыми я в этой книге пользуюсь. В нашей литературе и жизни устоялись термины «распад», «развал» Советского Союза. В этой книге я сознательно не буду их употреблять и заменю другим термином – «разгром» Советского Союза. Правомерность использования этого термина я попытаюсь показать в следующих главах.

2. А перестройка-то продолжается!

Что такое застой и с чем его едят?

Люди моего поколения знают, что такое застой. Прошу у них прощения, что приведу еще одну запись из своего дневника, обращенную прямо из 1985г. к сегодняшним поколениям. Это я делаю неспроста: преподавая в наши дни историю Отечества в 10 -11 классах лицея «Исток» (при институте ИНЭП) в Краснодаре, я знаю на деле радушно-красочное (а точнее сказать – никакое!) представление молодых людей, моих детей, о нашей недавней истории. Итак:

4.05.85г. 00.50

«…в Ульяновске в магазинах не было мяса, колбасы, масла. С трудом можно было достать молоко и кефир. Не было сигарет. Бутерброды продавались только ветеранам по карточкам. А это был 1980 год*, год проведения всемирной Олимпиады в Москве!!! Приезжали люди из Челябинска** – рассказывали то же самое. Масло по карточкам выдавали! А это был 1982, 1983годы!!! Действительно:

Ты и могучая, ты и убогая,

Матушка Русь!

А между тем, проезжая в 1980 году между Фрунзе и Кантом***, мы заехали на колхозное поле. Там были помидоры. Спелые. Неубранные. По ним пустили стадо коров колхозных. Что может сделать простой человек, которого с детства учили в школе, потом на производстве, потом в армии, потом в жизни учат рачительности, экономии, бережливости, прививают заботу об общественном благе, о приумножении общественного богатства и т.д. в такой ситуации? Кое-кто осуждает народ за апатию, равнодушие. Но чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться? Кто повинен в таком равнодушии? При ком оно возникло? Значит, в конечном итоге виноват тот, при ком оно возникло. При Иосифе Виссарионовиче за такие дела расстреливали бы как врагов народа. А в наше время принимаются тысячи постановлений, резолюций, указаний, приказаний, лобызаний, исписываются тонны бумаг, пропагандисты и агитаторы пропускают через себя тонны словесной руды о социалистическом долге, о бережливости, о борьбе с пьянством, с бесхозяйственностью, о бережливости, об экономии… а воз и ныне там. А во «Вечернем Фрунзе****» нет-нет да и появятся статьи, разоблачающие безнравственный, аморальный, нехороший поступок какого-нибудь директора магазина или завбазой, присвоившего 20 тыс. рублей*****. В Ташкенте* раскрыли целую банду крупных правительственных спекулянтов. Слухи ходят, что Рашидов****** умер не своей смертью. Без дыма нет огня. Вся Киргизия знает, что Председателя Совмина Киргизии застрелили в Чолпон-Ате*******. Жена Усубалиева*** *****принимала ванны из кумыса. Только пресса молчала. Про Щелокова вся Москва говорит, что ворочал целыми левыми миллионами. Один человек сказал: «не льстить массе. Говорить всю правду». Это был, правда, Ленин.

Хорошо сказал Гия*********: рыба гниёт с головы.

Хороший был взят темп в конце 60-х. Начало было положено в середине 60-х. И всё же… _____________________________________________________________________________

*Я в это время служил в Ульяновске в училище связи.

**Из Челябинска приезжали родители соседей по квартире – Игоря Хайруллина.

***Города в Киргизии, где были филиалы лётного училища.

**** «Вечерний Фрунзе». В каждой столице союзной республики выходили вечерние газеты с соответствующим названием городов.

* ****Это была «расстрельная» статья.

******Во времена Андропова под расследование попал клан Шарафа Рашидова, I секретаря ЦК Узбекистана

*******Там находилась правительственная дача на берегу озера Иссык-Куль.

********Усубалиев был I секретарём ЦК компартии Киргизии, национальный кадр.

*********С сержантом Гией Чхобадзе из Кутаиси мы познакомились и подружились в Воронеже, в госпитале. Отличный грузин!!!

Почему его хватило только на одно десятилетие? Почему уже в конце 70-х люди «что- то» почувствовали? «Что-то не то», - говорят в народе. Народ поговаривает, что у нас появилось много друзей, которых, якобы, надо кормить. Эфиопия, Ангола, Мозамбик, Афганистан… Я работал на заводе, и для меня странно было услышать в 1975г. слова дяди Вали, токаря: «Чтобы что-то изменить, - нужна очередная революция!».

Везде очереди. Расцвет всем знакомого дефицита. Расцвет доставания чего-то через кого-то, через знакомых. Очень верно сказал американец: в Москве важно не то, сколько у тебя денег, - важно с кем ты знаком.

Мать говорила, что после Хрущёва исчезли очереди за хлебом. Как-то сказала: дай Бог здоровья Брежневу! (это было году в 70-м). Хорошо пошли дела после мартовского 65 года Пленума (по сельскому хозяйству). Народ это почувствовал. Жить стало лучше. Эта перемена к лучшему происходила даже на глазах моего поколения. Я помню как за какие-то 15 лет техника на селе стала совсем другой. Раньше мой дядя Вася работал на узкогусеничном синем задрипанном ДТ-4, а сейчас в колхозах везде «ЧТЗ», комбайны Ростовского завода «Нива» да «Колос». Помню, как однажды мать сказала: «Кто сейчас жалуется на жизнь – дурак!» (Это было в 70-х годах). Матери было с чем сравнивать (и я ей верю!) – она пережила голод 47-48 годов в Молдавии, - когда люди ели собак, кошек, лебеду; дело доходило до людоедства. Люди убивали своих детей, чтобы выжить. Это было время раскулачивания (в Молдавии). Приходили уполномоченные (на что? на грабёж?) из райкома, НКВД, обшаривали всё хозяйство – подпол, погреб, чердак. Ладошками скребли, подбирали последние зёрнышки с чердака. Палками обстукивали каждый квадратный сантиметрик огорода».

Все наши беды – от застоя. Так что же это за субстанция и с чем её едят? Ведь вышеописанное положение – результат как раз того застоя, о котором я говорю. В чём же это проявлялось в жизни, какова внутренняя изнанка этого застоя? И неужели у нас в стране не было людей, понимающих, что надо делать, как делать? Неужели все мы были этакими зомбированными исполнителями, этакой безмозглой биомассой, бездушными винтиками машины, названной впоследствии командно-административной системой? Это выражалось в том, что если генсек Брежнев стоит 18 лет наверху этой пирамиды (голова рыбы) и последние 8 лет ни хрена не делает, то и внизу этой пирамиды, во всех её сусеках, на всех её этажах происходят такие же явления: по 25 лет правят секретари райкомов и обкомов, директора заводов и главков, министры министерств и их заместители… Например, Артюшков был председателем Краснодарского горисполкома 25 лет! Человек пробирался наверх не в силу своих способностей, а ждал, когда его «шеф» конки отбросит, чтобы занять его место. Стать кандидатом каких-либо филологических или биологических наук до 30 лет нельзя было и помечтать, доктором ты мог стать только под 60, когда очередной бугор отойдёт в мир иной и освободится его место…. Ну, а если человек сидит лет 10 на одном месте, разве его глаз не «намыливается» (по выражению Шарапова), разве после 10 лет сидения на одном месте у него будет такой же юношеский задор как в молодости - что-то предпринять, что-то улучшить, что-то сделать? У человека невольно возникает желание ничего не менять, оставить все как есть, лишь бы не подвергнуть своё собственное благополучие каким-либо напрягам и переменам… При Брежневе получился застой (он руководил страной с 1964 по 1982гг. – 18 лет). Застой – это значит прежде всего нерешённость проблем. Экономическая реформа Косыгина не увенчалась успехом. Не увенчалась успехом не потому, что она предполагала неверные решения, а просто потому, что ей не дали ходу. Для осуществления такой реформы пришлось бы многое изменить в жизни. Прежде всего в жизни правящей элиты. Пришлось бы сокращать раздутый управленческий аппарат. Пришлось бы убрать никому не нужные штаты партийных агитаторов и пропагандистов. Идеологов. Штаты параллельных должностей в ЦК и правительстве. (Например, был промышленный отдел в ЦК, и при этом существовали министерства тяжелой, средней и лёгкой промышленности в Совете Министров - правительстве). Пришлось бы упор с партии перенести на государственные (Советы) и управленческие (министерства) органы.

А теперь задумаемся. Разве партия, в руках которой было всё и вся, была абсолютная власть, - отдала бы эту власть добровольно, из благих чувств и намерений? Отдала бы эту власть просто так, задарма, без боя, зная, что на завтра они будут выброшены на улицу, что они лишатся всех благ Советской власти, - права получать бесплатные квартиры в элитных районах города, права устраивать своих детей в престижные ВУЗы страны и в «теплых местах» на работу, права питаться в ведомственных столовых, обслуживаться в спецмагазинах, лечиться в ведомственных поликлиниках и пансионатах, - короче, права на золотую, по сравнению с остальным народом, жизнь? Зная, что не предусмотрено никакое перепрофилирование их профессий и их интересы не застрахованы? Ни одна старая власть просто так не сдаётся. Она не сдаётся, пока её не уронят. Или же – по другому: зачем делать над собой усилие, перепрофилироваться? Конечно же, - нет! Зачем что-то менять, если на их век и так всё хватит? Вот откуда берёт истоки менталитет застоя. Пока мы живы – ничего менять не будем. После нас – хоть потоп, а мы будем жить так, как жили. А если кто-то будет рыпаться, - объявим врагом социализма! Вот примерно такое было мышление правящей элиты 70-х годов.

Застой, - это не только кумовство, - это преднамеренное состояние, пребывание во власти из-за боязни быть разоблачённым (и нести ответственность за свои деяния) ещё при жизни!

Умер Брежнев и у руля стал Андропов. Судьба не отвела ему много времени, - Андропов был у власти 15 месяцев и 8 месяцев руководил страной из кремлёвской больницы. Черненко был фигурой, за спиной которой шла перегруппировка сил. И, наконец, Горбачев.

А – с другой-то стороны - жизнь на месте не стоит. Пока мы варились в собственном соку, ждали, пока Брежнев сдохнет, американцы изобрели компьютеры и Интернет, сотовые телефоны, - вырвались вперёд по всем направлениям. А мы тем временем клялись КПСС в верности, изучали труды Брежнева «Малую землю», «По заводскому гудку», самоизвращались и трубили о неуклонно повышающейся руководящей роли партии. И как результат, - довели страну до нищеты, до белого каления, до того, что жрать стало нечего.

3. Ура, Ура! И вдруг – ба! - национальный вопрос!

Как эта катавасия начиналась. В чем проявлялось. Из-за чего?

1985, 1986-е годы – это годы пика славы Горбачёва.

В советское время люди и вообразить себе не могли, что в нашей стране могут возникнуть какие-то так называемые национальные проблемы. Межнациональные браки стали повседневной реальностью. По данным переписи населения за 1989г. из 77,1 млн. семей в Советском Союзе 12,8 млн. семей, т.е. 17,5 % были смешанными. В 1979г. при населении Союза в 262 млн. 085 тыс. чел. русский язык назвали родным 153,5 млн. чел., а 61,3 млн. чел. заявили, что они свободно владеют русским. Арифметика проста: 153,5 млн + 61,3 млн. = 214,8 млн. русских. Остальное население 262, 085 млн – 214,8 млн = 47,28 млн. – в той или иной степенью владели русским, но это были жители горных аулов или аилов, кишлаков или стойбищ*. Процесс ассимилированности нагляден и впечатляющ – 81,96% !

У нас даже гимн страны начинался словами – «Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки великая Русь».

И вдруг – национальный вопрос, как гром среди ясного неба.

Приведу свои записи 1988 года.

«Итак, все мы в той или иной мере знаем теперь, что брожение вокруг Нагорного Карабаха началось в конце 1987г. В Армении поползли слухи, шепотки, разговоры. Они, словно эпидемия, волнами захватывали людей, засасывая их в страшный круговорот. И вот новый, 1988г. В Нагорном Карабахе ряд предприятий переходит на хозрасчёт. Казалось бы, люди должны радоваться! Трудитесь, люди добрые, теперь для вас созданы все условия, чтобы побольше заработать, лучше пожить! Увы, получился парадокс: люди забастовали. Скоро парадокс, естественно, стал ясен – на забастовку людей подтолкнули Кеворковы* и К°, обладавшие огромными рычагами воздействия на людей. Увы, властям не удалось локализовать конфликт, не удалось понять, насколько глубоки его корни, какую опасность он представляет для региона. Власти полагались на авось, на то, что скоро уладится каким-то образом, поэтому события в Карабахе не были поставлены в центре внимания властей. Однако угольки Нагорного Карабаха тлели. Пожар не заставил себя долго ждать. 24-29 февраля 1988г. произошли трагические события в Сумгаите, когда «проигравшие» в Карабахе азербайджанцы взяли реванш, «отыгрались» на армянах в Сумгаите. Эти события потрясли людей средневековой жестокостью и варварством. Люди стали задаваться вопросами: где же мы живём, в какой стране, в какое время?

Для локализации этого конфликта (этой резни) были привлечены войска, которые навели строгий порядок и стали его поддерживать. Но, увы, оказалось, что Сумгаита нам мало. После него в июне последовали печальные события в ереванском аэропорту «Звартноц», а осенью – в ноябре – забастовки в Баку и Ереване. Две союзные республики стали. Как это произошло? Почему это не было предотвращено? – да будет нам позволено спросить у власть предержащих.

Но вернёмся опять к Сумгаиту. В город были введены войска, был налажен порядок. Горбачёв лично звонил Владимиру Степановичу Краеву, интересовался, как идут дела в Сумгаите. Но разве в марте 1988г. (когда в руководстве впервые задумались о причинах сумгаитских событий) не стало ясно, что делать ставку на одни войска – этого мало? Что могут сделать войска? Войска могут прекратить беспорядки, могут поддержать общественный порядок, заморозить на время конфликт. Однако военная администрация не способна разобраться в политико-экономических корнях конфликта и принять

_____________________________________________________________________________

*аул – на Кавказе, аил – в Киргизии, кишлак – в Узбекистане и Таджикистане.

соответствующие решения по профилактике социальной болезни, иными делами, она не

может решать организационные вопросы, не может вести следствия, принимать новые законы и т.д. Ведь именно тогда, в марте 1988г., стало ясно, что проблема Нагорного Карабаха (действительно существующая) намешена на корыстных интересах заправил теневой экономики, уголовной мафии, националистических элементов, или, иначе, антиперестроечных сил, действующих подпольно, использующих для защиты своих интересов вполне безобидные приёмы, законы, инструкции и положения, т.е. такие методы и приёмы, с которыми войска не могут бороться.

Поэтому без другой, партийно-политической работы, стало ясно, что ситуацию не удастся урегулировать. И именно задержка в понимании этого фактора привела к тому, что осенью 1988г. (ноябрь месяц) две республики стали. Да, конечно, после Сумгаита началось следствие по делу преступников. Но ошибка состояла в том, что не началось сразу другое следствие, более широкое, более глубокое, которое помогло бы понять, почему всё это произошло. Ведь в ходе сумгаитского следствия анализировались, квалифицировались действия тех, кто 24-28 февраля в Сумгаите поджигал, убивал и изнасиловал. Но спрашивается, почему не было организовано следствие по делу тех, кто был повинен в создании соответствующей обстановки, которые допустили созревание этого рецидива. Тогда, в марте 1988г нужно было во всем этом разобраться и начинать «следствие» по национальному вопросу Закавказья, по его экономике».

Здесь на минуточку я прерву повествование в своих записях. Реакция Горбачева на события в Сумгаите была реакцией на надоедливую муху или комара. Я был в Сумгаите до событий, во время событий и после. Организовать массовую бойню против армян в 250-тысячном городе – надо было умудриться. Такое мероприятие надо было подготовить по всем правилам военного искусства: накапливать силы и средства нападающих, разместить их (а скрыть это от глаз невозможно), обсудить планы совместного и одновременного выступления. И где в это время была милиция? КГБ? В Сумгаите десятки предприятий химической промышленности (ПО «Органический синтез», «Химпром», алюминиевый завод), там проходили условное заключение тысячи осужденных на «химию» з/к, значит, в городе имелись соответствующие структуры Внутренних Войск, военизированной охраны, которые не могли не курироваться органами КГБ! И в один прекрасный момент все воды в рот набрали! Всё это плохо замаскированное сосредоточение неизвестной молодёжи никого не побеспокоило, - ни партийные органы, ни советские, ни милицию, ни КГБ! И когда после погрома армян стали разбираться, то, как всегда, стали бить по хвостам: задерживали и судили непосредственных исполнителей (которые – тоже не дураки! – сделали своё дело и сквозь землю провалились), а не организаторов и попустителей! Представители местной власти не пострадали! Реакция была косметической и поверхностной. Горбачева занимали другие, более важные дела: разрядка международной напряжённости, вывод войск из Афганистана, подписание ОСВ-2. Не царское это дело разбираться с какими-то «армянами и азербаржанцами»! За своё правление Горбачёв так и не научился правильно произносить слово «Азербайджан». У него всё время выходило – Азербаржан.

Пленум ЦК КПСС по национальному вопросу пройдёт только в сентябре 1989г., т.е. полтора года спустя после описываемых событий. Впереди будут:

Июнь 1988г. - Звартноц (Армения)

9 апреля 1989г. – события в Тбилиси

Август 89г. – Прибалтика

Фергана 1989г.

Январь 90г. – ввод войск в Баку.

Апрель 90 – Литва.

Ош 1990г.

Приднестровье 1992г.

Погибнут ещё тысячи людей, потянутся сотни тысяч беженцев (которых нужно было срочно эвакуировать и обеспечить жильём, - а это какие растраты?), прежде чем Горбачев соизволит что-нибудь решить по национальному вопросу. Идём дальше:

«Чья это должна быть прерогатива? Местных республиканских властей или Центра? Думаю, что в этой ошибке больше всего повинен Центр, ибо он первоначально сделал ставку на то, что местные республиканские власти во всем разберутся и наведут должный порядок. Вместо того, чтобы решительно действовать (т.е. Горбачев должен был немедленно посетить и Баку, и Ереван, посадить обоих руководителей за один стол и разруливать ситуацию), Центр посылал народам Закавказья обращения, призывающие их к спокойствию. Какое к черту может быть спокойствие, когда в твоём доме горит пожар?! Центр посылал своих эмиссаров – П.Н.Демичева* – пытающихся умиротворить разбушевавшиеся страсти. Однако последующие события показали (аэропорт «Звартноц» в июле), что ставка Центра сделана ошибочно, что местные власти не в состоянии самостоятельно справиться с обстановкой. Нужны были другие, более решительные действия – смена руководства республик. И такая смена произошла одновременно. Власти в Москве соизволили сменить своих запачкавшихся местных руководителей и отправить их, как было заявлено, «на пенсию по состоянию здоровья». Боже мой, какое лицемерие сквозило из этого сообщения в газетах! Не знаю, в каком вообще мире пребывают наши руководители, санкционируя такие сообщения? Как тут не возмущаться!? За кого они нас принимают? Разве мы не научились читать между строк? Разве мы не знаем, как это происходит – по состоянию здоровья? Если обоим руководителям чуть побольше 50 лет? А в это время резвый 80-летний Громыко как ни в чем не бывало трудится на благо СССР на посту Председателя Президиума Верховного Совета. Разве такие заявления, рассчитанные на дураков, не подрывали доверия людей к центральным властям и к Горбачёву лично? Как можно верить людям, которые нагло, в глаза врут? А потом власти ещё обижались, что народ перестал их слушать… Власти предпринимали отдельные акции в отдельных направлениях, что не могло не сказаться на общем результате работы. Однако действия властей не сломили заправил теневой экономики. Назревали грозные события, нужен был только повод для своего проявления. И такой повод нашелся.

Ереванский алюминиевый завод развернул строительство своего филиала в заповедной зоне Шуша, на территории Нагорного Карабаха (а это уже территория Азербайджана). Получилось, как в песне Высоцкого* - «Ой, что тут началось!». 22 ноября 1988г. прославленная орденоносная азербайджанская республика стала. В один и тот же день забастовали Баку, Нахичевань, Астара, Исмаилы, Мингечаур. Начались митинги и демонстрации, которые, по «чьей-то» невидимой руке сопровождались погромами. Однако погромы не имели ничего общего с невинными действиями наэлектризованной, экзальтированной толпы. Самое интересное заключается в том, что эти погромы были… строго целенаправленны. Громили объекты, представляющие угрозу для кого-то. Громили здания народных судов, прокуратуры, райкомы партии. (И это есть расцвет нации при социализме, возрождение национального самосознания, языка и суверенитета, борьба против имперских амбиций Москвы, против русского империализма?) Для кого эти объекты могли представлять угрозу? Ответ очевиден. Красноречива ещё одна сторона действий антиперестроечных сил: республика стала в 9.00 утра, в один день. Именно строгая организация волнений выдала их организаторов с головой. Ясно, что стихийные

_____________________________________________________________________________

*Петр Нилович Демичев был кандидатом в члены Политбюро

волнения не могли возникнуть сразу, с такой поразительной и завидной точностью и дисциплинированностью. Ясно, что их организаторы сидели в высших сферах руководства республики и у них была возможность (связь, посредники) оперативно и организованно остановить республику.

Именно эти факты, а не наши досужие размышления заставляют нас говорить: ставка Центра была ошибочной. Центр сделал ставку на людей, рыльце которых было в пуху. Центр сделал ставку на людей, которые сами же и организовали волнения и беспорядки с тем, чтобы замести следы своих преступлений. И именно это обстоятельство заставляет нас высказать претензии Центру в части, касающейся его компетентности, знанию дел на местах, владения обстановкой на местах».

Итак, сделаем

Зарубки на память!

1. Национальные волнения в Советском Союзе начались под прикрытием безобидных разговоров о возрождении бедных национальных языков (и далее – национального самосознания, суверенитета и прочей национальной чуши), так беззастенчиво подавляемых имперской Москвой, этой последней империей (по словам Познера), но на самом деле явились способом дележа союзной собственности между республиканскими кланами, ибо четкого плана действий, ясных правил игры при проведении хозяйственных реформ командой Горбачёва не было разработано. И кланы провозгласили: Грабь награбленное, хватай всё, что можно!

2. Власти в Москве (команда Горбачёва) так и не смогли предложить соответствующую тем обстоятельствам и тому времени парадигму решения проблем и (обратите внимание!) выполнения до конца принятых решений. Горбачёв так до конца и не разгадал, что же кроилось в этих национальных проблемах, вылившихся в чудовищные столкновения между народами. Не разгадал в силу природной умственной ограниченности, относя всё на счет несознательности отдельных руководителей и недостатка информации.

Что же касается недостатка информации о событиях внутри страны, - то это явная и чудовищная ложь. Когда в Союзе начались национальные проблемы, нам «повесили» ещё и обстановку в национальных республиках – на Южном Направлении. Это – все республики Закавказья и Средней Азии. Приходил утром Главком, генерал армии Зайцев Михаил Митрофанович, член ЦК, на работу, а на столе у него лежит справочка, составленная Мельником:

4. Откуда есть пошел национальный вопрос в Советском Союзе?

Я работал токарем на сахарном заводе в Дрокии (Молдавия) до армии. Там всю свою жизнь проработал мой отец, с перерывами – мать и сестра. Как говорится – трудовая династия (правда, у советской элиты было другое понимание слова «трудовая династия»). Завод был построен в 1956 – 1957г. Как сейчас говорят – это было градообразующее предприятие. Всё в этом городке (40тыс. жителей) крутилось, развивалось, стыковалось с этим заводом. Городские дома – заводские. Школа, детсад, стадион, спортзал, ПТУ, поликлиника – заводские. Завод построили в советское время и, естественно, строили его в основном русские. Брать на 70 годы состав ИТР завода:

Директор – Власюк Виталий Федорович (русский)

Главный инженер – Грамма (молдаванин)

Главный механик – Лазарев Николай Николаевич (русский)

Главный технолог -

Начальник механических мастерских – Бокша Антон Леонидович (украинец)

Начальник консервного цеха – Бутаева Людмила Алексеевна (русская)

Главный агроном завода – Володина Фаина Михайловна (русская)

Председатель профкома – Реус Анатолий Данилович (украинец)

Токаря, фрезеровщики, слесаря, сварщики, бензорезчики, шофера, трактористы, экскаваторщики, машинисты локомотивов – все были русскими, украинцами. Таких рабочих профессий среди молдаван просто не существовало! Их не было, потому что их не было в природе! Это потом, когда развернулось «коммунистическое строительство» и русские построили школы и т.д. (все объекты соцкультбыта), ликвидировали безграмотность молдаван, набрали их на завод учениками слесаря, токаря, сварщика – рабочий коллектив разбавился в национальном плане. Прошло время и дети этих молдаван пошли в школы, позаканчивали техникумы и даже институты и пришли на родной завод. Куда бы меня жизнь не закидывала и судьба не мотала, я всегда интересовался жизнью своего родного завода, спрашивал у отца, - что да как? И в конце 80-х наткнулся на интересное явление: состав ИТР изменился! Теперь все ведущие специалисты завода – молдаване! Причём людей ставили на такие должности не по способностям, а по известному застойному принципу, - по кумовству, по связям, по знакомству. Это было не только болезнью общества, но это была и официальная политика родной коммунистической партии, - создать прослойку национальных кадров, национальных рабочих, национальной, коренной интеллигенции. В высшие учебные заведения принимали не по способностям, а по разнарядке! За годы после Великой отечественной эта прослойка была создана и к 70, 80 годам эта прослойка вошла в пору своей политической зрелости: к этому времени все первые лица в республиках были уже националами: первые секретари и председатели правительства, силовики – министры Внутренних дел, начальники КГБ республик. И такой расклад сил сложился на всех этажах власти:

а) нижний уровень - председатель сельсовета, председатель колхоза, главный агроном, парторг колхоза (освобожденная должность), парторг завода (освобожденная должность).

б) районный уровень – первый секретарь райкома, председатель райисполкома, председатель Совета колхозов, заведующий РайОНО, - все, все, все.

в) республиканский уровень – все, вплоть до Президента Республиканской Академии наук.

Тут без некоторой предыстории не обойтись.

Со времён образования централизованного государства Россия развивалась как единое, централизованное, унитарное государство. Это было испокон веков, еще когда великие князья Василий III и Иван IV (Грозный) начали преодолевать феодальную (то бишь удельную) раздробленность и образовали единое государство. Такую форму территориального устройства Российская империя унаследовала вплоть до 1917 года.

Ленинская страшилка о России как о тюрьме народов понадобилась сему иезуиту как ещё одно средство, чтобы вбить осиновый кол в самодержавие (как форму правления). Для этой цели Ленину всё подходило: и индивидуальный, и массовый террор, и немецкие деньги Парвуса (по типу сегодняшних оранжевых революций на Украине, революции гвоздик в Грузии), и новое учение (передранное им в основном у Карла Каутского) о праве наций на самоопределение. Ничем не брезговать во имя революции и свержения самодержавия! «Революцию нельзя делать в белых перчатках!» - говорил Ленин. Он взял на вооружение учение о праве наций на самоопределение в канун Первой мировой войны, когда в Европе существовали Российская, Германская, Австро-Венгерская, Британская, Османская империи. Это – очень эффективный инструмент расшатывания устоев монархий, как формы правления государств.

Бредовая идея мировой революции занимали Ленина и К° и после гражданской войны. Установка на право наций на самоопределение вплоть до государственного отделения не была исключена из арсенала большевизма именно потому, что она хорошо зарекомендовала себя в условиях России (и в других европейских империях; например, на развалинах Австро-Венгрии, Османской империи образовалась целая плеяда новых государств – Австрия, Венгрия, Чехословакия, Югославия) - как верный способ расшатывания любого государства. Но этот процесс после I Мировой войны не получил своего окончательного завершения. На очереди стояла Британская империя, колонии Франции, Испании, Португалии, Японии. И это учение потом эволюционировало в учение о поддержке национально-освободительного движения как части мирового революционного процесса. Именно поэтому Ленин в 1922 году настоял на национально - территориальном устройстве образовавшегося тогда на развалинах Российской империи Советского Союза, - как образец «справедливого» национально-территориального устройства мира под руководством партии мирового пролетариата. Вот коренное отличие! Была страна унитарным (единым, управляемым из центра и назначаемыми государём генерал-губернаторами) государством, стала – союзом (!?) равноправных (!?) республик(!?), национально - территориальным объединением!!! Ленин не думал о судьбах России, о её могуществе и крепости, он думал о мировой революции и на примере России хотел доказать, продемонстрировать, утвердить, что эта форма территориального устройства при такой несущей конструкции, как пролетарская партия – жизнеспособна!

Из советской истории известно, что Сталин выдвигал другую схему обустройства бывшей Российской империи – план вхождения других республик на правах культурных (!) автономий в состав России.

Ленин был теоретиком, из его биографии известно, что он всего лишь год (!) занимался адвокатской практикой, а с1902 по 1917 гг. (15 лет!) жил за границей, занимаясь публицистикой, в отрыве от России, получая о ней сведения из газет, журналов, писем и рассказов очевидцев.

Сталин хоть и был террористом-боевиком, но в этом отношении был более приземлён, более практичен, знал «национальную» жизнь России лучше, так как родился и жил на национальной окраине (Грузия и Азербайджан), бывал в ссылке в Сибири, а потом во время гражданской войны мотался по всей стране. Их с Лениным, конечно же, роднило одно и то же преступное ремесло (оба они - приверженцы насилия) и становление (если первый «бомбил» на деле, как обыкновенный домушник и медвежатник, царские банки (этакий Басаев нашего времени), то второй вырос в семье интеллигентов (этакий Эдуард Лимонов нашего времени), правда, из которой вышли цареубийцы, - если бы не Сашка Ульянов, еще неизвестно, как сложилась бы судьба самого Вовчика; именно Ленин теоретически обосновал ликвидацию, а потом и санкционировал убийство царской семьи), но пришли они к тому, к чему пришли, разными путями, - первый был практик; Ленин, - теоретик. Сталин отталкивался здесь от жизни, от практики, особо не был обременён теорией, и развивал своё собственное видение национального вопроса (об этом говорит его работа «Марксизм и национальный вопрос»), и в этом отношении его план, несомненно, более реалистичен.

Что можно сказать о ленинском национальном плане? Более изуверского способа искромсать бедную Россию придумать сложно. Почему? Да потому, что определяя национальный принцип переустройства России, из более150 наций и народностей Ленин «осчастливил» всего лишь около 30 народов своей государственностью, остальных оставил у разбитого корыта. Но самое главное, - он лишил сам русский народ своей государственности, не образовав в таком случае Русскую республику (не путать с РСФСР!!!), привив русскому народу комплекс вины перед всеми остальными «сущими языками».

Из работы Ленина «К вопросу о национальностях, или об «автономизации»:

«…Интернационализм со стороны угнетающей или так называемой «великой» нации (хотя и великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда) должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой то неравенство, которое складывается в жизни фактически».

И где же тут узрел Владимир Ильич неравенство со стороны русского народа? Неравенство – в том, что чукчи, молдоване, киргизы, адыгейцы вынуждены общаться между собой на русском? Так и русские, оставшиеся и ассимилировавшиеся со времён царя в Финляндии, Эстонии, Молдавии, - тоже говорили на местных языках…В молдавской школе, в селе Шуры, где я учился до 8 класса, у половины моих одноклассников были - ну, очень молдавские - фамилии – Грицко, Колодровский, Огородников, Репецкий, Золотницкий, Кристюк. Почему эти люди не вопили тогда о национальном угнетении и молдавском шовинизме, о неравенстве со стороны великой молдавской нации по отношению к русскому национальному меньшинству?

Я был в своё время в Кремлёвской квартире-музее Ленина. Запомнил огромную карту России, где в карандашах были окрашены районы компактного проживания того или иного народа. Знали ещё тогда всё! Однако почему не получили своей государственности греки Крыма? Чехи, болгары, молдаване Кубани? Корейцы Дальнего Востока? Почему нет курдской республики на Кавказе? Почему не имели своей государственности уйгуры, дунгане в Киргизии? Иногда в качестве аргумента преподносятся малочисленность того или иного народа. Но почему чеченцы в 200 тыс. человек заимели свою государственность, а гагаузы в 300 тыс. были забыты? И так далее и тому подобное. Избирательность, которая объяснима лишь борьбой за власть. Например, почему Харьковская и Донецкая область оказались вдруг «украинскими»? Да потому, что Ленину нужно было установить Советскую власть на Украине! Почему Крым при Хрущёве оказался вдруг «украинским»?….

Но верх взял ленинский план (как всегда) и Сталин был даже вынужден тогда признать свой план «незрелым» и раскритиковать его. Но всё же, став потом у руля руководства, Сталин во многом, при сохранении внешней ленинской национальной фикции и атрибутики, осуществил как раз свой план национального устройства СССР, как план единого, централизованного, унитарного государства! Это выражалось в строгой вертикали власти, сменяемости любого руководителя, в единой идеологии государства, в едином общегосударственном экономическом плане и пространстве, в объединении людских и экономических ресурсов всех республик.

Потом, после смерти Сталина, разоблачая его злодеяния, добрый и справедливый Микита Хрущёв пошёл так далеко, что начал исправлять и национальные «искривления» последнего. Теперь посмотрим, как это происходило.

Главным лейтмотивом разоблачения Сталина был возврат к ленинским «нормам» руководства и деятельности, восстановление, так сказать, истинных норм жизни. Что-то типа возврата к истинным истокам, порушенным этаким злодеем Сталиным. Этакая новая религия в виде марксизма-ленинизма. Достаточно её только восстановить и земное счастье на вечные времена будет обеспечено. Этакое новое российское чудо, до которого падок русский человек. (Конечно, мало кто тогда задумывался, - а верны вообще-то эти истоки? И недавний лозунг «Сталин – это Ленин сегодня!» такая уж и фикция? И Сталин не из Ленина ли вырос?) Исправления пошли по двум главным направлениям. Два главных конька были у Ленина в национальном вопросе: р а с ц в е т и с б л и ж е н и е наций. И вот новые благодетели начали вовсю искусственно «расцветать и сближать» социалистические нации Советского Союза! Пошло так называемое выравнивание экономического уровня ранее отсталых национальных окраин. В наши дни существуют массивы информации об объёмах капитальных вложений и роста производства за годы советской власти в республиках, скажем, Средней Азии или Закавказья. Не буду утомлять этими цифрами читателя. Кому интересно, может взять материалы того же 26-го съезда КПСС (1981г.), там все эти цифры есть. Суть в другом. Ведь эти капитальные вложения не появлялись просто потому что, скажем, Узбекистан или Молдавия жили при таком благе, как социализм, а потому, что они шли из Москвы, из общегосударственного кармана. Ничего на пустом месте не может появиться! И здесь идеологию (интернационализм) не надо путать с экономикой. Дружба – дружбой, а табачок-то врозь! (Ведь даже в годы самой кровопролитной войны на Земле, когда мы с Америкой были союзниками, - и то мы расплачивались за ленд-лиз золотом!)

Что –

Кишинёвский тракторный завод был построен одной Молдавией?

Фрунзенский комбайновый завод был построен одной Киргизией?

Байконур был построен одним Казахстаном?

Ташкентский авиазавод был построен одним Узбекистаном?

Бакинский завод кондиционеров был построен одним Азербайджаном?

Нефтяные месторождения Сибири были разработаны и освоены одними русскими?

В наше время, скорей всего, уже невозможно восстановить по статистическим данным, - а сколько же копеек каждая республика вносила материальных средств в общесоюзную копилку и сколько же миллионов рублей взамен эта общая казна выдавала бесплатно каждой республике средств на развитие? Да в общем, - это уже и неважно. Можно, конечно, посчитать стоимость кирпича, ушедшего на строительство какого-то завода в степях Казахстана (в ценах какого-то года), но чем измерить стоимость жизни миллионов нерусских, положенных на алтарь нашей единой Родины – СССР и стоимость жизни миллионов русских, погубленных ради освоения её окраин?

Ведь когда с подачи Ленина 31 декабря 1922 года (дата образования СССР) всё это начиналось, мало кто задумывался, что может наступить «развод» республик и если он наступит, то по каким же правилам это будет происходить? Этого Ленин нам не оставил. Ни в конституции 18 года, ни 24, ни 36, ни 77 года этих правил не было. Да, там провозглашалось право наций на самоопределение, вплоть до государственного отделения (какая трогательная справедливость, какой гуманизм!!!), а вот механизм и процедура этого самого отделения определены не были. Это как сказать человеку: да, ты имеешь право на хирургическую операцию, только вот куда обратиться, к какому хирургу, какими инструментами тебе будут делать операцию, как тебя кормить будут после операции, каков будет послеоперационный период – шиш тебе, не скажу! И Сталин также не определил правила, процедуру этого развода, так как и не думал, что когда-либо дело дойдёт до национального развода. Хрущев и все последующие руководители, давая поблажку националам, тоже не разработали этих правил.

Приступая к десталинизации, новое руководство СССР 26 мая и 12 июля 1953г. (это вскоре после смерти Сталина, 5 марта - пометим себе) приняло Постановление ЦК КПСС по национальной проблеме, основными «архитекторами» которого выступили два заклятых друга – Хрущёв и Берия. Концепция десталинизации межнациональных отношений предусматривала основным способом реализации оной задачу коренизации (вторая после 20-хгг.) партийно-государственного аппарата и введения делопроизводства в союзных республиках на родном языке.

Вот где кроется основная политическая ошибка! Т.е. хочешь, не хочешь, калмык, а будешь ты грамотным при Советской Власти, мы тебя научим, узбек, грамоте, неважно, киргиз, есть у тебя способности или нет, но ты будешь с дипломом, так как нам надо выполнять установку партии и ковать национальные кадры, товарищ таджик!

После войны силы Советского Союза были на пределе. Приходилось заниматься не только восстановлением разрушенного войной хозяйства, но и созданием ядерного оружия, которое по своим затратам эквивалентно затратам Великой Отечественной Войны. Плюс к этому Москве тогда приходилось заниматься не только внутренним обустройством страны после войны, но и половиной Европы, Китаем, шла война в Корее, занозой стояли Югославия и Албания, которые, - поди ж ты, - сами, без СССР посмели освободить себя от фашистов. Нужно было идти на какие-то послабления, на какие-то поблажки, - руководители Союза почувствовали, что наступает предел.

Этому обстоятельству есть и своё внутреннее объяснение. Закончилась война, а в Прибалтике «лесные братья» продолжают воевать, на Украине «бандеровцы» воюют. Только в Прибалтике после войны погибло около 25 тыс. советских солдат и офицеров, сражаясь против сепаратистов. И вот чтобы выбить почву из-под ног сепаратистов в том числе и в этом аспекте, в Москве сочли нужным пойти и на такой шаг. И эта коренизация не означала постепенное, эволюционное развитие, а как всегда в советском духе, - авралом, штурмом! Тут же первый секретарь КЦ КП Украины русский Л.Г. Мельников заменён украинцем А.И.Кириченко. Лишь арест Берии помешал заменить первого секретаря ЦК КП Белоруссии русского Н.С.Патоличева на белоруса М.В. Зимянина. Если бы тогда, в 53 году Зимянина стал первым лицом в республике, то белорусская письменность была ещё тогда бы введена в государственный аппарат, вся переписка велась бы на белорусском языке, совещания и собрания, съезды проводились бы исключительно на белорусском языке. Отношения сторонников коренизации было таково: «Русские товарищи во многом помогли белорусам. Земной поклон им за это. А сейчас, кому из них будет очень трудно, мы им поможем переехать в другое место». Вот так! Мавр сделал своё дело, мавр может уходить! Но если в 50 – е годы эта помощь предлагалась кабинетно по добру, по здорову, то при Горбачёве она выплеснулась на улицу и приняла форму бесцеремонного выпроваживания: «Чемодан – вокзал – Россия!», - так изгоняли русских из Кишинёва. Патоличев позднее делился впечатлениями со своим другом Т.У.Усубалиевым, первым секретарём КЦ КП Киргизии об инициативах Берии: «Более худшего вида проявления национализма трудно было найти. Осуществление этой бредовой идеи обернулось бы страшной трагедией для миллионов граждан, проживающих в Белоруссии…Берия вовсе не заботился о развитии национальных языков и национальных кадров. Реализация бериевского национального плана привела бы к перемещению миллионов людей из одних республик в другие. (Т.У.Усубалиев. «Эпоха. Созидание. Судьбы». Бишкек, 1995г.). Да, предвидение Патоличева при Горбачеве, к сожалению, сбылось!

Всё течёт, всё меняется, Берия был расстрелян, наступило золотое время дорогого Микиты Сергеича, который через10 лет довёл своими экспериментами страну до белого каления. Партноменклатура «поумнела» и сместила Хруща, началась тихая реабилитация сталинщины при Брежневе. Суслов*, Громыко и т.д., - знакомые все лица! Раньше идолом был Ленин, потом, - Сталин, потом, за неимением чего лучшего идолом стала КПСС с её

_____________________________________________________________________________________________

*Михаил Андреевич Суслов был главным идеологом партии, Андрей Андреевич Громыко был Министром иностранных дел СССР до Шеварднадзе, оба – члены Политбюро

коллективным руководством. Преступная сущность была одеяна в благостные ризы: нерушимая дружба народов СССР, интернационализм, бескорыстие и т.д. «Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки Великая Русь!» Но чтобы хоть как-то сохранить хрупкое равновесие, держащееся на страхе подданных и групповщине руководства, пришлось продолжить прежний курс в национальном вопросе, проложенный Лениным, Сталиным, Берия и Хрущевым. Брежнев, с его политикой не резких шагов (тихой сапой) продолжил этот курс дальше, не задумываясь о последствиях. При Брежневе всё пошло накатанной дорожкой: каждый год в республиканские министерства образования спускалась заявка из Москвы – направить в этом учебном году в ВУЗы Москвы и Ленинграда столько-то национальных студентов. Неважно, как они учатся и какие у них способности, - главное, выполнить национальную заявку! Главное - выполнить ленинскую национальную политику! Так киргиз Аскар Акаев, туркмен

Сапармурад Ниязов попали в политех Ленинграда. И после окончания ВУЗа сей национальный кадр приезжает в свою республику и становится обязательно начальником! Я прожил 5 лет в Баку (до Фрунзенского периода). Кем там были русские? Водителями, слесарями, уборщиками, грузчиками. Ну, в лучшем случае инженерами, летчиками гражданской авиации (ведь там мозги нужны были)… Кем были азербайджанцы? Директорами магазинов, школ (русских), баз, милиционерами - поближе к деньгам, к материальным благам. Чуть какой-нибудь начальничек – Мамедов Мамед Мамедович! Не говоря уже про средний или высший уровень руководства – там русского днём с огнём не сыскать было!

Но! Тогда, - с таким составом, с таким раскладом, - это совсем другой коленкор! Ещё жив был в памяти республиканских националов тот животный страх, который вогнал в них Андропов с его знаменитой антикоррупционной компанией. Узбекское дело, Сочинское дело… А тут пришёл к власти Черненко и одним из первых дел, что оно сделало, - так восстановил в партии уволенных при Андропове. Добрый дедушка Костя втихаря умудрился даже 90-летнего Вячеслава Михайловича Молотова* восстановить в партии.

Националы первое время робко присматривались к Горбачеву, - что он за птица такая, куда он повернёт. И когда увидели, что это птица благостно только поёт, а ничего конкретного не делает, - сигнал был подан!!! Началось явное закрепление националистических платформ и плацдармов, - уже не в виде подбора национальных кадров, а в виде выдвижения своей национальной линии и т.д. Что мог сделать второй секретарь ЦК компартии союзной республики, как правило русский, - ставленник Москвы, - если его окружает национальная свора и она, эта свора, должна ему составить отзыв о его работе в качестве второго секретаря? Например, молдавский коммунист Петр Лучинский, будущий член горбачёвского Политбюро, потом - будущий президент Молдавии, стал вторым секретарём ЦК компартии Таджикистана. (Интересно, - он хоть одно таджикское слово за это время выучил?) Круговая порука, - и был, таким образом, второй секретарь связан по ногам и рукам местной элитой и не мог он ничегошеньки делать против неё.

Вот чего не понял (или не хотел понять?) Горбачев!

Но дальше вообще начинаются чудеса!

В своих благих намерениях Горбачев дошел до того, что поручил местному руководству самому разбираться во всем на местах. «Побольше самостоятельности, товарищи!» Пустить козла в огород! И когда А.Акаев стал президентом Киргизии, он стал вещать: «История человечества знает одну истину: империя не перестраивается, а распадается». Конечно же, распадается и при этом делает Акаева президентом Киргизии! Разве не будет в этом случае господин товарищ Акаев рьяным поборником

_____________________________________________________________________________

*Молотов был при Сталине вторым человеком в государстве, при Хрущеве был исключён из партии.

независимости? А Туркмен Баши, ничтоже сумняшеся, заткнул за пояс Акаева: написав «Рухноме», он пересмотрел историю и описал все ужасы российского колониального владычества и издевательства русских над древним, но гордым народом туркмен. Да, история знает много истин – добавим от себя - знает измены, предательства, очернительство, знает шакальи повадки - во имя достижения своих целей! Когда народ сковырнул зажравшийся клан Акаева из Бишкека (бывшего Фрунзе), Акаев сбежал в … Москву, в логово той самой империи, падения которой он так жаждал!

Крайности сомкнулись!

Я ещё могу понять какого-либо I Секретаря Свердловского обкома КПСС, внутренней области России, не сталкивавшегося с национальными делами в своей практической деятельности. Ну, - нет в Свердловске другой титульной нации, кроме русских. Неудивительно, что Ельцин на своих первых пресс-конференциях вечно путал Чечено-Ингушскую АССР с Кабардино-Балкарией, а помощники сзади нашёптывали ему

на ухо: Борис Николаевич, Вы оговорились! Но когда Горбачёв вырос на Ставрополье, на Северном Кавказе, где, как винегрет, сотни национальностей и народностей, где существовали – как его соседи – почти с десяток национальных автономий (Чечено-Ингушская АССР, Карачаево-Черкесская АССР, Адыгейская автономная область, Дагестанская АССР, Кабардино-Балкарская АССР) – и он в силу служебной необходимости встречался с руководством всех этих республичек и не увидел всего этого, не просёк весь этот жизненный момент, то - что тут скажешь?

Всё советское время официальная точка зрения партии и государства состояла в торжестве ленинской национальной политики, единственно верной и непререкаемой. Горше не бывает, когда приходится констатировать, что это политика – о праве наций на самоопределение вплоть до государственного отделения – действительно в конце концов восторжествовала. Только с обратным эффектом. Просто она получила своё логическое завершение. Предыдущими долгими практическими шагами на протяжении всего советского времени и, как завершающий аккорд, - при Горбачеве.

Это он, Горбачев, сделал I Секретарей ЦК республик и обкомов председателями местных Верховных и областных Советов (по своему примеру в Москве) и дал им необъятную власть на местах и поэтому они и саботировали как по сговору – явному или неявному – его, Горбачева, указания из Москвы. А когда большинство в Советах получили местные националистические силы, эти секретари быстро забыли своё коммунистическое прошлое, свой пролетарский интернационализм, перекрасились и стали во главе сепаратизма – с подачи самого же Горбачева!

Крайности опять сомкнулись!

Берёшь сегодня биографическую справку любого республиканского руководителя тех лет и поражаешься, насколько математически четко совпадают кроки. (В любой науке ровно столько науки, сколько в ней математики!) К примеру:

Нурсултан Абишевич Назарбаев (родился в 1940 году). С 1973 года – секретарь парткома Карагандинского металлургического комбината. С 77г. – секретарь, потом 2-ой секретарь Карагандинского обкома партии. С 79г. – секретарь ЦК компартии Казахстана. С 84г. – председатель Совета Министров Казахстана. В 89-91гг. – 1-ый секретарь ЦК компартии Казахстана, а уже с февраля 90г. (по указке Горбачёва) – одновременно председатель Верховного Совета Казахской ССР, с апреля 91г. , когда пошёл парад суверенитетов и местного президентства – президент Казахской ССР.

Ислам Абдулганиевич Каримов (родился в 1938 году). С 1983г. – министр финансов Узбекской ССР. С 86г. – заместитель председателя Совета Министров и председатель Госплана Узбекистана. С декабря 86г. – 1-ый секретарь Кашкадарьинского обкома партии Узбекистана. В 89-91гг. – 1-ый секретарь ЦК компартии Узбекской ССР и одновременно с 90г – президент Узбекской ССР и председатель Совета Министров Узбекистана.

Сапармурад Атаевич Ниязов (1940г. – 2007г.) С 1980г. – 1-ый секретарь Ашхабадского горкома. С 84г. – в аппарате ЦК КПСС (в Москве), с марта 85г. – председатель Совета Министров, с декабря 85г. – 1-ый секретарь ЦК компартии Туркменской ССР, с января 90г. – председатель Верховного Совета Туркменской ССР и с октября 90г. – президент Туркменской ССР.

Альгирдас Бразаускас (родился в 1932г.) С 1977г секретарь, в 1988-89 – I секретарь ЦК КП Литвы. С января 1990г. Председатель Президиума ВС Литвы. В 1992-93 председатель сейма, исполняющий обязанности президента Литвы.

Список можно продолжить, но тогда пришлось бы перечислить всех руководителей республик СССР, и всех руководителей нынешних субъектов Российской Федерации. Хотя, конечно, были и вариации. К примеру, президент Молдавии в 1990-1997гг. Мирча Снегур не успел побывать в ранге 1-го секретаря ЦК компартии Молдавской ССР. Снегур с 85г. был всего лишь секретарём ЦК, а с 89 сразу стал председателем президиума Верховного Совета Молдавской ССР, с 90г. – президент. Леониду Макаровичу Кравчуку, першему президенту самостийной Украины тоже в этом плане чуточку не повезло: с 70г. – в аппарате ЦК компартии Украины, с 89г. – секретарь, в июне – сентябре 90г. – 2-ой секретарь ЦК компартии Украины, а с июля 90г. – одновременно председатель Верховного Совета Украинской ССР.

Несмотря на вариации – схема верна!

И, как известно, нет правил без исключения. Лишь в Армении Левон Акопович Тер-Петросян (родился в 1945 году), научный сотрудник института древних рукописей Матэнадаран при академии наук Армении, ставший в 89г. председателем Армянского общественного движения, перехватил инициативу у насквозь дебильно-прогнивших партаппаратчиков (типа Демирчана) и стал в 1991-1998гг. президентом Армении. Да еще писатель Звиад Гамсахурдия, никогда не запятнавший себя связями с партаппаратом стал в 1990г. на непродолжительное время президентом Грузии. И арабист Эльчибей, сидевший в тюрьме, как и Гамсахурдиа, за свои антисоветские взгляды, после поражения Муталибова в 1991г. стал президентом Азербайджана аж на целых 11 месяцев. Однако не эти исключения определяют тот фон, о котором я говорил выше.

И, наконец, именно под таким углом зрения следует рассматривать и деятельность незабвенного ЕБНа (Ельцина Бориса Николаевича). Ну, не был он первым секретарём ЦК компартии России, но это просто потому, что такого подразделения в КПСС не существовало (родимое ленинское пятно); зато ЕБН был кандидатом в члены Политбюро, зато он был первым секретарём Московского горкома КПСС (а это, считай, - головная парторганизация в КПСС), а потом и стал Председателем ВС РСФСР. И возглавили сепаратизм во всех без исключения республиках именно они, выдвиженцы Горбачёва.