Анатолий Исаенко, Запад 1968. Мы запомним суровую осень 1967 года.

IsaenkoЛЕГЕНДАРНЫЕ ПОЛЕТЫ В ЙЕМЕН 50 ЛЕТ НАЗАД

Военные переводчики знают Йемен более 55 лет. Запомнилась осень 1967 года: «Мы запомним суровую осень…». Моя память часто возвращает меня в Йемен. Заглянув в БСЭ, я прочитал: « В результате антимонархической революции 26 сентября 1962 в Северном Йемене провозглашена Йеменская Арабская Республика (ЙАР)». Молодые офицеры запросили помощь извне. Через несколько дней после переворота в порту Ходейда начал высадку египетский экспедиционный корпус. Началось пятилетнее пребывание там египетских войск, численность которых в разное время была от 15 до 70 тысяч. Египтяне защищали республику. Развязалась гражданская война между роялистами и сторонниками республики. Все эти события связаны с работой наших пилотов и переводчиков, с которыми мне приходилось встречаться и работать.

В январе 2004 года на встрече ветеранов боевых действий в Египте выступил пожилой летчик. Он сказал, что в 1962 в Египте на бомбардировщике он выполнял боевое задание, а рядом на таком же самолете летал Хосни Мубарак – бывший президент Египта. Они совершали полеты в Йемен. В 1967 году наступил и наш черед. Однако поскольку в моем рассказе будет часто звучать слово рука, то начну с событий прошлого века. Лет двадцать назад я участвовал в мероприятии Российского Палестинского Общества (РПО). На фуршете мое внимание привлек пожилой человек со многими орденскими планками на груди. Чтобы начать разговор я сказал ветерану:

- «Судя по наградам, передо мной или полковник, или генерал?». Тут же последовал ответ:

- « Вы знаете, я полковник КГБ. В 1956 г. в Йемене я был сотрудником посольства, а нынешний председатель РПО, посол П. в то время был переводчиком арабского языка ». Я сказал, что бывал в Йемене, в Сане видел место, где когда-то рубили руки и казнили осужденных. А в Египте местный капитан рассказывал мне, что он наблюдал, как отрубили кисть йеменскому мальчику за то, что тот подкладывал мины под боевую технику. Тут я попал в точку. 

Полковник вынул из кармана целую дюжину пожелтевших фотографий полувековой давности. Все они были посвящены казням: жертвы и палач были в белых галабеях до и после экзекуции. Зрелище жуткое, после просмотра фотографий казнь Пугачева кажется чем-то ординарным. Но вернемся в 1967 год. Официально события излагались так: «Воспользовавшись тем, что в 1967 г. египетские войска были выведены из ЙАР, монархические силы организовали в конце 1967 – начале 1968 наступление наемных отрядов на Сану и блокировали ее. Однако, благодаря дружеской поддержке со стороны СССР, попытки взятия Саны провалились». Для спасения республики СССР организовал воздушный мост. Мы в это время учились на пятом курсе ВИИЯ. Многих слушателей нашего и других курсов, ранее побывавших за рубежом, срочно бросили на лингвистическое обеспечение этого воздушного моста. На этот раз ГШ постарался – были ликвидированы ошибки предыдущих полетов – нас включили в состав экипажей, выдали талоны на питание по летной норме, а в самолетах выделили парашюты.

Маршрут полета был длинный: Будапешт, Каир или Асуан, Сана. Переводчики поддерживали связь на английском языке по маршруту полета от Югославии (Дубровник ) и до места назначения. Садимся на аэродроме в Сане. Нас встречает военный атташе в бежевой форме и знакомый переводчик-арабист К., выпуск ВИИЯ 1965 г. Эта встреча была для меня симптоматичной – такую же бежевую форму я носил через пять лет, будучи военным наблюдателем ООН, а переводчика К. встретил на работе в Дамаске ( он был начальником корпункта ТАСС) . Военный атташе пошел здороваться с экипажами, а переводчик рассказал о положении в республике. Разгрузка самолетов шла полным ходом, переводчик обратил наше внимание на группу людей в национальной одежде с кривыми ножами « джамбия » в ножнах. Это были местные шейхи, прибывшие для осмотра привезенных нами «гостинцев». Позже нам удалось посмотреть почти одноэтажную столицу и ее немногие достопримечательности. Интенсивность полетов была высокой, и многие сумели сделать по пять рейсов. Но все было бы хорошо, если бы не трагический случай.

В Венгрии 8 декабря 1967 года при взлете транспортный самолет АН-12 взорвался в воздухе, погиб экипаж и мой однокурсник В. Детенышев. Останков было мало, нашли только руку. Однокурсник погиб за Йемен, открыв список нового мартиролога переводчиков. Помянем его.Requiem aternam – вечный покой даруй ему.

Вскоре возник вопрос о назначении пенсии семье погибшего. Взволновался весь курс. Дело в том, что многие из нас на срочной службе числились уже девятый год (три года срочной службы и шестой год в институте после загранкомандировки). Соответственно, пенсия назначалась как рядовому и сержантскому составу, хотя это звучало так: «слушатели военных ВУЗов, не имеющие офицерских званий». Политотдел несколько раз зачитывал нам это положение, но мы не успокаивались. Командование пообещало обратиться с ходатайством к Министру Обороны. Не помню чем, все это закончилось. Вскоре начались выпускные экзамены, и нас разбросало по горячим и холодным точкам планеты. Все это происходило в прошлом веке. Будапешт – Средиземное море - Каир – Асуан – Красное море - Ходейда – Сана – этапы большого пути.

Свой рассказ я сверил с законом « О ветеранах», где в перечне государств и периодов ведения боевых действий записано:

● Боевые действия в Йеменской Арабской Республике: с октября 1962 года по март 1963 года; с ноября 1967 года по декабрь 1969 года.

● Боевые действия в Египте (Объединенная Арабская Республика): с октября 1962 года по март 1963 года; ...

Взглянем на это время глазами памяти.

Анатолий Исаенко А. З-68