Михаил Головань, З-74. А.П. Чехов на Цейлоне История одного рассказа

"Если в царстве небесном солнце заходит также хорошо… »
А.П. Чехов на Цейлоне История одного рассказа
4 февраля 2017 года Демократическая Социалистическая Республика Шри-Ланка отметила очередной День независимости своей прекрасной страны.
Именно в этот день 69 лет назад в 1948 году Цейлон (как тогда называлась ДСР Шри Ланка) получил независимость от Великобритании. Свой вклад в борьбу за независимость сообща внесли все народности страны из всех уголков острова. Большинство его населения сингальцы, а также тамилы и ларакаллы пожертвовали многим для своего освобождения от более чем четырехсотлетнего господства португальцев, голландцев и потом англичан.
Когда мы говорим о стране Шри-Ланка, то мы сразу же себе представляем изумрудно сказочный остров посреди безбрежного Индийского океана, символами которого являются Золотой лотос, специи, сапфиры, рубины и, конечно же, знаменитый цейлонский чай, вкус которого мы помним еще с нашего детства.
С самого начала образования этого государства Южной Азии между нашими странами установились дружественные политические, экономические и культурные отношения, которые продолжают развиваться и в настоящее время.
Если говорить о наших культурных связях, я бы хотел начать с того, что скорее всего первооткрывателем Цейлона для России можно по праву считать русского писателя с мировым именем – Антона Павловича Чехова, музей-заповедник которого в селе Мелихове под Москвой знают во всем мире.
А.П. Чехов побывал на этом острове в середине ноября 1890 года. Это уже потом его посетили русская писательница и путешественница княгиня Ольга Александровна Щербатова и первый лауреат Нобелевской премии по литературе из России Иван Алексеевич Бунин. При этом каждый из них передал свои впечатления об этой стране своим читателям. Кроме того, в январе 1891 года Цейлон посетил молодой цесаревич и будущий Император Всероссийский царь Николай II, а 9 декабря 1961 года Первый космонавт мира Юрий Гагарин посадил дерево в ботаническом саду Коломбо.

«Его можно было назвать скорее красивым. Хороший рост, приятно вьющиеся, заброшенные назад каштановые волосы, небольшая бородка и усы. Держался он скромно, но без излишней застенчивости; жест сдержанный», - вот такого молодого Чехова, по одному из описаний В.И. Немирович-Данченко (1858-1943), можно представить себе, когда он сошел на берег в порту Коломбо 10 ноября 1890 года с борта парохода «Петербург».
Несмотря на сравнительно небольшой отрезок времени, проведенный Антоном Павловичем на Цейлоне, его пребывание здесь увековечено бронзовым бюстом писателя в вестибюле гостиницы «Grand Oriental Hotel» и памятной доской в отеле «Galle Face» в Коломбо. В них русский писатель провел три дня и две ночи с 22 по 24 ноября (10 – 12 ст. ст.) 1890 года. Торжественное открытие бюста А.П. Чехова в отеле «Grand Oriental Hotel» состоялось 14 августа 2010 года в честь 150-летия со дня рождения писателя и 120-летия с момента его пребывания на острове Цейлон. Этот бюст был передан в дар народу Шри-Ланки Россией от Союза писателей РФ основателем Международной Академией Доброты и известным скульптором Григорием Викторовичем Потоцким. Он же является и его автором. Кроме того, в гостинице «Grand Oriental Hotel» в номере люкс 304 на 3-ем этаже ныне открыт небольшой музей писателя. Этот номер – действующий. По словам администрации отеля он пользуется особым вниманием среди постояльцев гостиницы, поскольку там сохранена мебель и вся обстановка конца XIX века. Примечательно, что около двери в номер под мемориальной табличкой всегда стоят живые цветы. За это хочется сказать особое большое спасибо нынешним владельцам отеля.
Хочу напомнить, что А.П. Чехов попал на Цейлон после утомительного более чем шестимесячного путешествия через всю Россию на «остров невыносимых страданий» Сахалин, а это 11 тысяч с лишним верст. Безусловно, что именно Сахалин был главной целью задуманного им путешествия и центральным объектом его писательского внимания. Сама поездка и публикация "Острова Сахалин" стали определенной вехой в творческой жизни А.П. Чехова. Да и его дальнейшее путешествие вокруг Азии из Владивостока через Гонконг, Сингапур, Цейлон, Индийский океан и далее по Красному морю, через Суэцкий канал, Константинополь и Черное море в Одессу, несомненно, придало ему новые силы, открыло новое видение окружающего мира.
К моменту начала поездки на Сахалин А.П. Чехову было всего 30 лет, но он уже был признан «одним из самых талантливых» литераторов России как автор ряда сборников рассказов, знаменитой «Степи», пьесы «Иванов» и популярных водевилей «Медведь», «Предложение», а за два года до этого стал Лауреатом престижной Пушкинской премии. Завидная популярность, успех, хорошие гонорары, комплименты, юбилеи, обеды, рауты, подарки и вдруг – такой резкий поворот в жизни преуспевающего молодого писателя - путешествие на Восток по типу своих знаменитых предшественников: И.А.Гончарова (1812-1891 гг.) и Н.М. Пржевальского (1839-1888 гг.)
На Сахалине он, следуя долгу писателя, врача и гражданина, общался со всеми жителями острова, провел самую настоящую перепись населения. Одним из итогов его пребывания на каторжном острове стали около 10 000* статистических карточек его обитателей. Здесь он увидел «…все, кроме смертной казни…». Впоследствии, уже живя в Мелихове, Чехов долгое время работает над книгой «Остров Сахалин», которая позже будет оценена как замечательное научно-публицистическое исследование и одновременно яркое художественно-публицистическое произведение, созданное великим писателем, ученым-исследователем. Не в таком ли подвижничестве состояло тогда настоящее призвание писателя-гуманиста – привлечь внимание общественности к положению ссыльных в России? Несомненно, что такое путешествие требовало большой самоотдачи. Оно сильно повлияло на Чехова морально и далеко не прибавило ему здоровья. Судя по его письмам и записям, возвращался он в подавленном настроении. И вдруг на пути на родину появляется Цейлон, о котором он позже напишет: «Я был и в аду, каким представляется Сахалин, и в раю, т.е. на острове Цейлоне». (Из письма А.П. Чехова И.Л. Леонтьеву (Щеглову), 10 декабря 1890 г.) Таким вот раем и показался Чехову этот чудо-остров.
Нам можно только представить себе молодого Антона Павловича, стоящим на палубе парохода и пишущим в уме строки из письма А.С. Суворину: "Если в царстве небесном солнце заходит также хорошо, как в Бенгальском заливе, то, смею Вас уверить, царство небесное очень хорошая штука".
И действительно, этот тропический кусочек суши в Бенгальском заливе прямо напротив полуострова Индостан с его экзотической природой, флорой и фауной оставил самые яркие воспоминания у писателя от его многодневного морского путешествия домой в Россию. "Какие бабочки, букашки, какие мушки, таракашки!", - не раз перефразирует Чехов строки из басни И.А. Крылова «Любопытный» своим корреспондентам, чтобы передать свое восхищение увиденным. Даже ужасный тропический ливень, разразившийся в первую же ночь стоянки в Коломбо и заставивший Чехова перебираться в другую гостиницу, не смог омрачить его впечатлений о Цейлоне.
Впоследствии в письме от 9 декабря 1890 г. из Одессы к своему конфиденту, издателю и редактору газеты «Новое время» А.С Суворину Чехов писал: "Цейлон - место, где был рай. Здесь, в раю, я сделал больше ста верст по железной дороге и по самое горло насытился пальмовыми лесами и бронзовыми женщинами…в кокосовом лесу, в лунную ночь". (Была ли в действительности эта романтическая встреча у Чехова на сказочном острове, или же это одно из проявлений его писательской фантазии, нам не известно. Да, и стоит ли здесь что-то додумывать? Пусть этот случай останется маленькой тайной для тех, кто любит его творчество и уважает его как человека.)
Сохранились также три фотографии, сделанные в разное время на палубе парохода "Петербург", на котором Антон Павлович возвращался из Коломбо в Россию. Самая известная из них та, где Чехов и мичман Григорий Глинка в светлых костюмах и белых шляпах держат на руках проворных мангустов. Писатель искренне проникся особыми чувствами к этим бесстрашным зверькам, которые выходят один на один «с гремучей змеей и всегда побеждают, никого и ничего не боятся», за их особые качества - отвагу, любопытство и привязанность к человеку. Поэтому-то он и решил привезти парочку таких особей к себе в Москву. "Из Цейлона я привез с собой в Москву зверушку, симпатичного и самостоятельного, перед которым пасуют даже ваши таксы. Имя сему зверю - мангуст", - писал он издателю журнала «Осколки» Н. А. Лейкину.
По прибытию в Коломбо Чехов понимал, что стоянка парохода продлится недолго, а ему так хотелось все посмотреть. В этой связи бывалый капитан «Петербурга» Рудольф Егорович Гутан предусмотрительно поручил опекать знаменитого писателя молодому мичману Г. Глинке, на счету которого к тому времени уже было не одно заграничное плавание. Таким образом, они сразу же вдвоем принялись осматривать город и его окрестности. На следующий день они отправились по железной дороге за 120 км от Коломбо в прежнюю ланкийскую духовную столицу буддизма страны - город Канди, окруженного древними храмами и монастырями. Это последнее прибежище сингальских королей, сохранившееся в глубине острова. Ее главная гордость — храм Шри Далада Малигава, где до сих пор хранится священная реликвия - зуб Будды, извлеченный, по преданию, из золы его погребального костра. Там ему удалось наблюдать процессию местной Армии спасения: «Девицы в индусских платьях и в очках, барабан, гармоники, гитары, знамя, толпа черных голожопых мальчишек, сзади негр в красной куртке... Девственницы поют что-то дикое, а барабан — бу! бу! И все это в потемках, на берегу озера». Письма, V, 219, 224. Какая прелесть! Она впечатляет любого путешественника.
Любопытная деталь: в Канди Чехов на два дня останавливается в «Queen’s Hotel» под вымышленным именем «Палкин эксквайер». Сохранился счет гостиницы (Palkin Exq.) за 23—24 ноября. — РГАЛИ, ф. 549, 406, л. 2.) Не в этом ли проявляется еще одна интересная сторона характера писателя, любителя розыгрышей, как в юности, его авантюрность?
И еще один случай, о котором пишет в своей книге «Вокруг Чехова» его младший брат Михаил: «С кормы парохода был спущен конец. Антон Павлович бросился с носа на всем ходу судна и должен был ухватиться за этот конец. Когда он был уже в воде, то собственными глазами увидел рыб-лоцманов и приближающуюся к ним акулу („Гусев“)» (Вокруг Чехова, стр. 232). Что это? Безрассудная забава молодого человека? Желание рискнуть и сделать вызов мировому океану? Или же попытка писателя испытать ощущения уходящего на дно покойника?
Так оно и случилось. Именно здесь, на Цейлоне 12 ноября по ст. стилю 1890 года «зачат был», по словам самого автора, «первоклассно хороший» (по отзыву Ивана Бунина) рассказ «Гусев» о смерти в корабельном лазарете отпускного солдата. «Посылаю Вам рассказ, — писал Чехов А.С. Суворину. — <...> Так как рассказ зачат был на острове Цейлоне, то, буде пожелаете, можете для шика написать внизу. Коломбо, 12 ноября». Чехов дописал рассказ в пути и опубликовал его в рождественском выпуске «Нового времени» № 5326 от 25 декабря 1890 года. Скорее всего, к написанию этого рассказа его подтолкнуло два печальных события, происшедших в Южно-Китайском море по выходу из Гонконга: «По пути к Сингапуру бросили в море двух покойников. Когда глядишь, как мертвый человек, завороченный в парусину, летит, кувыркаясь, в воду, и когда вспоминаешь, что до дна несколько верст, то становится страшно и почему-то начинает казаться, что сам умрешь и будешь брошен в море». (Письма, IV, 140). Несомненно, что эти два случая не могли не оставить у писателя достаточно мрачного впечатления.
Однако необходимо отметить, что во многом основным толчком к идее написания рассказа «Гусев» послужили не менее гнетущие впечатления Чехова от положения ссыльных на острове Сахалин. Так, по мнению известного историка русской литературы, чеховеда, Председателя Чеховской комиссии Совета по истории мировой культуры Российской Академии наук, Доктора филологический наук, профессора Владимира Борисовича Катаева, художественный образ Гусева во многих чертах схож с реальным обликом некого каторжника Егора из IV главы «Острова Сахалин». Их во многом объединяют - трагическая исковерканность их жизней; умение приноравливаться к любым обстоятельствам; добродушное и безропотное смирение (см.: В. Б. Катаев. Автор в «Острове Сахалине» и в рассказе «Гусев». — В сб.: В творческой лаборатории Чехова. М., 1974, стр. 247—252).
Тем более удивительно, с точки зрения творческой психологии писателя, что именно на острове Цейлон, «…где был рай…» получил свое начало полный трагизма рассказ «Гусев». Интересно, что именно это и подметил в своей книге «Жизнь Антона Чехова» не менее известный британский чеховед, профессор Лондонского университета Дональд Рейфилд, который сказал, что по прибытию на Цейлон Антон Павлович «…воспрянул духом» и ему снова захотелось писать.
И, действительно, Чехова впереди ждал наиболее плодотворный период его творческой жизни – Мелиховское семилетие с 1892 по 1899 годы.
Позже рассказ А.П. Чехова «Гусев» имел успех и не только в России. Еще при жизни писателя он был переведен на многие языки мира. По словам того же Дональда Рейфилда, он «…объединил угрюмую философию «Скучной истории» с чутким описанием природы в повести «Степь» и положил начало чеховской прозе послесахалинского периода». («Жизнь Антона Чехова», изд. Б.С.Г.-Пресс, 2010). Как пишет в своей статье «А.П. Чехов: путешествие на Восток» знаток этого периода его творчества Дмитрий Тимофеевич Капустин: «Творческим результатом путешествие А.П.Чехова на Восток стали великая книга "Остров Сахалин", рассказы "Гусев", "В ссылке", "Убийство", "Страх" и др.» («Сеульский вестник», 27/04/2005).
Согласно результатам его же исследований, как специалиста по странам Востока и кандидата наук в этой области: «На Цейлоне рост популярности произведений русского писателя в среде интеллигенции шел по мере знакомства с переводами на английский, появлявшимися в Европе и затем в США и Канаде на рубеже XIX—XX веков. Первый перевод на сингальский (с английского) был опубликован в 1944 году, когда в сборнике “Рассказы русских писателей” появились три рассказа А. П. Чехова: “Спать хочется”, “Кто виноват?”, “Душечка”. Их переводчиком, как позднее сообщал журнал “Санскрути” (Культура, октябрь—декабрь 1960, с. 168), был А. П. Гунаратна. А в предисловии другой автор сборника переводов Э. Сараччандра подчеркивал: “Существует некоторое сходство между русской литературой и нашей <…>. Произведения дореволюционных писателей России свидетельствуют о том, что Цейлон в настоящее время переживает то же, что пережила Россия накануне революции 1917 года (Эдиривира Сараччандра, А. П. Гунаратна. Русские рассказы. Коломбо: Издательство Прадипа, 1997 (новое издание), стр. ci, на сингальском языке)». (Журнал «Нева» 2011,9).

По словам Д.Т. Капустина, именно на Цейлоне была опубликована первая научная статья на тему “Чехов и Цейлон”. Ее автором стал видный ланкийский ученый (шекспировед, драматург и театральный деятель) профессор Людовайк из University College в Коломбо (E. F. C. Ludowyk. Chehov visited Ceylon. Times Annual. Colombo, 1957).

Немаловажный вклад в изучение и популяризации творчества А.П. Чехова в Шри-Ланке внес и известный ланкийский писатель Мартин Викрамасингхе (1890-1976), который в 1970 году выпустил познавательный научный труд о творчестве русского классика (“Чехов и Цейлон”) на сингальском языке с кратким описанием в предисловии путешествия русского писателя на Цейлон. И относительно недавно в 2010 году увидел свет Сборник материалов и документов о пребывании А. Чехова на Цейлоне, составленный другим ланкийским ученым-литературоведом Ранджана Девамитра Сенасингхе.

В этой связи мне бы хотелось поблагодарить за ту память, которую хранят в республике Шри-Ланке о русском писателе-классике А.П. Чехове.
• - по " Материалам сахалинской переписи А.П.Чехова». Южно-Сахалинск, 2005 таких карточек сохранилось 7446, а из книги "Остров Сахалин" следует, что Чеховым переписано 8095 человек местного населения, но даже эти цифры всё равно ошеломляющие.

Справка:
Посол Демократической Социалистической Республики Шри-Ланка в Российской Федерации доктор Саман Вирасингхе вручил копии своих верительных грамот и приступил к своим обязанностям 8 сентября 2015 года.
Цейлон был переименован в Социалистическую Республику Шри-Ланка 22 мая 1972 г. Тогда же была принята новая конституция, а в 1977 г. к названию Социалистической Республики добавилось слово Демократическая.