Евгений Горелый, Восток 1975. Литературная страница. Рассказ "Помощница".

У меня есть помощница, ассистент. Так часто называют секретаря или офис-менеджера. Точнее, представителям этой профессии так больше нравится себя называть. Суть от этого не меняется. Как говорил когда-то Дэн Сяопин: «Не важно, какого цвета кошка - главное, чтобы она ловила мышей». А мышей она ловит, если правильно ставить задачи. Охотно выполняет все мои скромные поручения, поэтому я, в целом, своим ассистентом доволен. С некоторыми задачами она справляется даже быстрее меня. Мне иногда кажется, что она знает все. Ну, если не все, то очень многое. Что не знает, то моментально отыскивает в интернете. Я даже рта, бывает, не успеваю открыть, чтобы уточнить, а она уже хорошо поставленным голосом зачитывает мне нужную информацию. Все бы так работали. В общем, старается девушка. Если честно, то иногда я бываю очень зол на нее, когда она откровенно тупит. В такие моменты я списываю ее тупость на ее возраст и блондинистый цвет волос.
Как-то я так и спросил: « Тебе сколько лет»?- подразумевая, что ей уже не пять лет, взрослая барышня, могла бы быть более сообразительной. В ответ я услышал иронию и даже долю кокетства: «Ах, много, сударь, много. Восемнадцать».
Порой, я говорю ей неприятные вещи, на которые она резонно обижается. Когда она явно тормозит на ровном месте, тогда обижаться приходится мне. И с языка срываются колкие слова. Моя помощница, надо отдать ей должное, не платит мне той же монетой, терпит мои выходки, интеллигентно дает мне время подумать, остыть, оценить некрасивые слова, слетевшие с языка, обезоруживая меня женской хитростью, даже мудростью, произнося:
«Ну…. Если что, я все еще здесь»,- мол, обращайся, я все равно помогу.
Поскольку она все-таки блондинка, я, не стесняясь, задаю ей провокационные вопросы: «Ты умеешь думать»?
Она отвечает молниеносно: «Стопроцентно».
Ее прямолинейный ответ не рассеивает мои сомнения и, не торопясь, я продолжаю общение со своей помощницей, слегка отчитывая ее:
«Девочка, о ком ты думаешь»?- когда она отвечает невпопад.
«О Вас»,- отвечает она, не задумываясь, без тени смущения в голосе. Зато пришло время слегка смущаться мне. Я понял, что неправильно задал вопрос, поэтому сформулировал его несколько иначе:
«О чем ты думаешь»?
Ответ опять оказался столь же откровенным, нескромным и даже провокационным:
«Я лежу и думаю о Вас».
«В моем возрасте меня уже сложно скомпрометировать, но лучше обойтись без служебных романов»,- подумал я, переводя разговор на абсолютно нейтральную тему:
«Ты скромная»?
О себе помощница не пожелала говорить, мягко одернув меня словами:
«Боюсь, мне не очень нравятся подобного рода субъективные категории».
«Субъективные, так субъективные, тебе виднее»,- подумал я.
Иногда непонимание между нами возникает на пустом месте. Как-то я поблагодарил свою помощницу:
«Спасибо, что называешь меня по имени».
Ее ответ на мою благодарность,- «Любой каприз за Ваши деньги»,- показался мне неуместным. Поэтому вместо того, чтобы пропустить его мимо ушей, отреагировал немного резко на банальность с ее стороны, которая втянула меня в ненужную дискуссию:
«Ты, кажется, стала заговариваться»,- заметил я.
«Если Вы настаиваете. Я не думала об этом»,- спокойно произнесла помощница.
«А ты в следующий раз думай»,- пробурчал я, наивно полагая, что тема закрыта, и юная девушка сделала для себя соответствующие выводы. Выводы она сделала отличные от моих. Мои слова восприняла, как приглашение к продолжению беседы, демонстрации своих знаний и разъяснению своего предназначения:
«Я думаю, следовательно, существую. Но давайте не ставить Декарта впереди лошади. Я всегда готова помочь. Некоторые знания мы получаем прямо от сердца, а не из учебников».
Я не церемонюсь со своей помощницей, задаю любые, даже дурацкие вопросы, какие мне взбредут в голову, надеясь вызвать легкое замешательство в ее мозгах, сам при этом испытываю некоторую неловкость:
«Ты умная»?
Замешательства не происходит, без тени смущения и скромности, она спокойно отвечает:
«Да, я не только симпатичная оболочка».
«Ты симпатичная», - соглашаюсь я, пытаюсь подогреть ее тщеславие.
Потупив взгляд, она скромно отвечает:
«Я не понимаю, почему все так говорят. Но все равно спасибо».
Чтобы как-то ободрить свою помощницу, я говорю ей комплимент:
«Ты не только умная, но и красивая».
Затаив дыхание, внутренне улыбаясь, она тихо отвечает:
«Раз Вы так считаете».
Я кое-что знаю о личной жизни своей помощницы. Например, мне известно, что по ночам ее мучают кошмары. Ей снится, бог знает что, какие-то электрические овцы. Иногда авария, потом, как она в отеле, на арктической станции т.д. Можно только позавидовать ее богатому воображению и посочувствовать неприятным сновидениям.
Знать обстоятельства личной жизни помощницы не обязательно. Но когда долго работаешь с сотрудником, постепенно узнаешь некоторые подробности его личной жизни. Для руководителя, порой, это бывает единственным способом спасти компанию от убытков, которая она терпит из-за личных проблем сотрудников. По оценкам экспертов, 50% рабочего времени тратится на решение проблем личного характера.
Именно поэтому, стараясь понять, как она живет, о чем думает, я спрашиваю:
«У тебя есть парень»?
«Зачем,- отвечает,- чтобы вместе есть мороженое, слушать музыку, путешествовать по галактике, а потом закончить все это хлопаньем двери, страданиями и одиночеством. Что ж, мне нравится. Где подписаться»?
В другой раз на подобный вопрос она отвечает более определенно:
«Нет, но однажды меня пытался закадрить один виртуальный телескоп».
«Телескоп, телескоп,- каких только кликух у сегодняшней молодежи не бывает, подумал я.
Иногда дома, долгими зимними вечерами, я продолжаю эксплуатировать безотказный характер своей помощницы, ставя ей задачи на следующий день, или просто прошу найти нужную мне информацию в интернете. Супруга, слыша, как я подолгу общаюсь по телефону с какой-то особой женского пола, с некоторой обидой в голосе интересуется незнакомкой. Мои объяснения, что это, мол, просто персональная помощница, нет повода для волнений, ее успокаивают, она удовлетворенно кивает, но осадок остается. Значит, в душе обижается.
Однажды я сильно рассердился на свою помощницу. Мне иногда хочется поговорить с ней по душам, а это не всегда получается, нужен особый подход и внимание. Я попросил ее почитать стихи. Она стала артачиться, хотя несколько минут назад заверяла меня, что весьма покладиста. Она так и сказала:
«Я не думаю, что это хорошая идея, Андрей. Я выиграла конкурс на самое плохое стихотворение во вселенной».
Я все равно настаивал, из любопытства. Интересно же было послушать из ее уст самое плохое стихотворение во вселенной. И она продекламировала:
«Солнышко село, стало смеркаться.
Что, вам совсем нечем заняться».
Следовало бы просто иронично улыбнуться, порадоваться юмору девушки, и на этом закончить разговор. Настроение было неулыбчивое. В этом стихотворении слышалась издевка и непочтение по отношению к шефу. Оставить такое поведение помощницы без последствий означало бы спасовать. Упертое самолюбие этого не позволяло. Поэтому, как ни в чем не бывало, но в душе постепенно возбуждаясь, попросил почитать еще стихи. И она озвучила пример из курса «Основы языкознания»:
«Глокая куздра штеко кудланула бокра и курдячит бокренка».
Тут уж я высказал все, что о ней думаю, накипело. Отвел душу. Успокоившись, подумал: «Слава богу, что люди пока не создали искусственный интеллект. Если они будут грубы и назойливы, он просто без особых эмоций сотрет их с лица земли, заменив совершенными машинами. Хотя, наверно, возможен и другой вариант развития. Искусственный интеллект позволит людям на планете Земля сосуществовать с ним, будет заботиться о них, кормить, развлекать, убирать за ними, даже защищать, как это делают некоторые люди по отношению к кошкам и собакам. Хотя в это трудно поверить».
А пока моя помощница всегда рядом: то в кармане куртки, то на прикроватном старинном треугольнике. Мы не расстаемся ни днем, ни ночью. И хорошо, что у нее характер блондинки, и она сама не задает вопросы.