Юрий Пожидаев, Восток 1981. Нахрин 1978

Nahrin Мы продолжаем собирать истории, рассказанные выпускниками ВИИЯ (ВКИМО) о работе в разных странах. На наш призыв откликнулся Юрий Радомирович Пожидаев, выпускник Военного института 1981 года, который еще в 1970-е годы побывал на стажировке в Афганистане. Предлагаем его документальный рассказ о событиях, предшествовавших введению 40-армии в Афганистан, в маленьком местечке под названием Нахрин, расположенном в северной части страны. Комментарии к рассказу приветствуются. 

После событий 27 апреля 1978 было принято о значительном расширении присутствия военных специалистов в частях и подразделениях афганской армии. Статус консультанта(мошавера), который в основном наблюдал и подсказывал, сменился на статус советника –мосташара, который наблюдал, активно советовал, а при необходимости после консультаций с центром, участвовал и в принятии важных решений в части. Было принято впервые в истории военного сотрудничества с Афганистаном отправить военных специалистов и в 20-ю нахринскую пехотную дивизию, а также и в ряд других отдаленных гарнизонов. 

В Нахрин (провинция Баглан, одноименный улус Нахрин) в 20 пд меня направили в июне 1978 г. До этого в Баглане постоянного присутствия русских военных никогда не было. Было представительство по строительству гражданских объектов в Кундузе.

Выехали с советником, прибывшим в Кабул с новой группой, подполковником Бершедой Алексеем Григорьевичем рано утром. Курс на север по дороге Кабул-Чарикар. Вполне приличная дорога, получше чем сейчас некоторые дороги в Подмосковье. В Чарикаре купили по паре кнопочных ножей с выкидными лезвиями. Этот город афганских бандитов был известен этим производством с давних времен. Дальше на Пули-Хумри через Салангский туннель Это тоннель типа Московского метрополитена длиной порядка семь километров. Из них примерно четыре километра сплошной скалы без доступа воздуха извне, а примерно километра полтора (при въезде и выезде из тоннеля) воздух в него поступал через щели между бетонных опор, поддерживающих скальную породу. Освещение электрическое. Помню, воображение стало рисовать что может произойти, если возникнет пробка… . В будущем на Саланге и в тоннеле было много трагических случаев. Очевидцы рассказывали, что угарный газ был такой концентрации, что противогаз только мешал. Во время ввода войск практически в каждой колонне бывали потери только из-за пробок в тоннеле. В Пули –Хумри были уже после обеда, потом Баглан, вполне нормальная дорога. А дальше, резко направо в сторону Пакистана, … горные дороги, серпантин и, в общем, адреналин. Поздно вечером добрались до дивизии.

Справка.

Провинция Баглан расположена в Северо-восточной части Афганистана граничит с провинциями Кундуз — на севере, Саманган — на западе, Балх — на северо-западе, Тахар — на северо-востоке, Бамиан — на юго-востоке Парван — на юге, Панджшер — на юго-востоке. В провинции компактно проживает большая часть представленных в Афганистане национальных: Пуштуны, Таджики, Хазарейцы, Узбеки, Казахи, Арабы и др. и всех религиозных: Сунниты, Шииты и Исмаилиты — групп населения. Территория провинции включает в себя равнинную местность на севере и горную местность на юге, юго-западе и юго-востоке (в долине Андараб, являясь северными воротами входа в Панджшерское ущелье). Основными языками региона являются различные диалекты языков: (Дари - фарси Кабули), пушту и узбекский.

Сама провинция Баглан, с одноименным городком Баглан, городом чуть побольше – Пули-Хумри и самим Нахрином чуть больше радовала взгляд, чем пустынные выжженные солнцем районы от Кабула до Чарикара и каменные громады гор в Саланге. Живописная природа, обильная растительность. Равнинная местность в районе Баглана и Пули Хумри сменяется горным серпантином. От Баглана к пакистанской границе уже идут горные дороги, а некоторые вершины ближе к границе достигают 6-7 тыс. метров. Не так далеко от Сари Санга находится уникальная в своем роде «лазуритовая гора», единственное месторождение по разработке полудрагоценного камня лазурита, используемого для украшений в Афганистане, Пакистане и Иране. Очень много афганского лазурита встречалось мне спустя много лет в Индии. В районе Баглана довольно большое предприятие по производству сахара. Есть цементный завод , под Талуканом добывали калийные соли. В общем, 20–ой пехотной дивизии было, что защищать в случае чего. А случаи здесь наблюдались еще с 1975 года, когда в горных районах провинций Баглан и Бадахшан религиозная молодежь начала готовить группы для борьбы с чересчур светским, по их мнению, режимом Мохаммада Дауда. Летом 1975 года будущий панджшерский лев Ахмад Шах Масуд, (тогда еще только львенок) активист организации «Мусульманская молодежь», организовал антиправительственные вооруженные выступления в Пандшерской долине, которые затем переместились в провинции Бадахшан, Баглан, Пактия и Нангархар. Однако из-за отсутствия поддержки местного населения и финансовой и материальной подпитки извне (как это произошло впоследствии в 1979-и далее годах) «молодежная революция» была быстро подавлена. В боях с правительственными войсками заговорщики потеряли более 600 человек.

Проехав по всем вышеперечисленным местам, наконец, добрались до дивизии. Уже утром командир дивизии пожилой и на вид не очень здоровый генерал, если не ошибаюсь, его звали Мухаммед Сарйяб, встретился с нами и предоставил в наше распоряжение свой дом (сам переехал в другой), рядом с которым был большой сад. На следующий день у нас уже был повар-узбек с черными по локоть руками и жизнь начала налаживаться. Узбека заставили отмывать руки щеткой, а поскольку повар оказался способным к русскому языку (засланный казачок), за насколько дней научили его перед подачей блюд цитировать фразу из фильма «Джентльмены удачи» «кушать подано». Однако вторую легендарную фразу: «Садитесь жрать, пожалуйста», он учил целый месяц. Слово «жрать» из-за разницы в артикуляционных аппаратах (сочетание двух согласных звуков для афганцев непривычно) выговаривал с трудом.

Дивизия была скадрированная, неполного состава, и на тот момент каких-то важных задач не решала. Обстановка в районе дислокации была спокойной и соответствовала определению «край непуганых аборигенов». Нас с непривычки беспокоили только чересчур наглые змеи в саду и в канавах вокруг штаба, где мы с Алексеем Григорьевичем проводили каждодневные долгие переговоры с командирами и начальниками служб.

Однако вскоре все изменилось: революционный процесс набирал обороты. Генералу быстро объяснили разницу между советником и консультантом (консультанты были до 27 апреля 1978 года и не участвовали в принятии решений в части). Советники уже с первый дней своего присутствия в частях получили большие полномочия.

В политическом плане в дивизии сразу же был заметен раскол между консервативным религиозным крылом, представленным старшим поколением офицеров, во главе с дивизионным муллой-подполковником и замполитом дивизии молодым, назначенным центром, старшим лейтенантом. Оба считали своим долгом каждый день творчески и изощренно доносить друг на друга. Надо отдать должное Алексею Григорьевичу, который будучи выпускником Академии Генштаба обладал не только тактическим, но и военно-политическим чутьем и не ввязался в эти игры, что могло бы закончиться плачевно. Например, иногда прибегал перепуганный замполит и шепотом сообщал, что на рафика мосташара и рафика тарджомана готовится покушение, намекая, что оно готовится консервативным крылом недобитых контрреволюционеров. Впоследствии я понял, что раскрытие подобных заговоров помогло ему руками советника избавиться от части противников, и затем довольно быстро перебраться в Кабул, в Министерство Обороны. Я его случайно встретил в Кабуле спустя несколько месяцев. Но в тот момент никто не мог дать 100%-ой гарантии, что это блеф. Алексей Григорьевич, даже заговорил было в первые дни о том, чтобы спать по очереди. Но я, еще помня о караулах в институте, попросил приставить к нашему дому охрану из разных подразделений (ну хоть один может оказаться нормальным). И вокруг нашего дома расхаживал одновременно высокий охранник с автоматом из комендантского взвода, по виду пуштун, а на ступеньках сидел босой узбек в шинели с большой палкой. Палка на самом деле нужна была и затем, чтобы гонять змей, которых было очень много в саду вокруг дома. Однажды я, гуляя по саду, заметил довольно крупную змею, переползавшую дорожку. Хорошо хоть, что заметил и не наступил.

Вследствие внутренних интриг и шагов, инициированных из центра, обстановка в дивизии менялась быстро. Пожилого командира дивизии генерала, убывшего в неизвестном направлении, сменил нагловатый, но зато знающий русский язык полковник Абдул Кудуз. Это означало начало чисток и внесло нервозность и неуверенность в настроения многих офицеров.

Прибыл еще один советник по артиллерии - полковник Савелий, очень простой, добрый пожилой мужик, который хотел закончить службу за границей и купить на заработанные деньги заветную «Волгу». Начались каждодневные занятия по тактике и подготовке артиллеристов 4-ой артбригады.

В первый месяц нашего пребывания в дивизии, по указанию советника, а иногда и под его жестким контролем была проведена инвентаризация всех складов дивизии. Там было много как артиллерийского вооружения, современного оружия, так и реликтовых винтовок «Бур-303» (сесадоси бор), которые использовались бурами в войне против англичан в ЮАР и каким-то фантастическим образом попавшими в Нахрин.

В часе езды от дивизии по серпантину была знаменитая лазуритовая гора: месторождение по разработке лазурита для всех ювелирных мастерских Афганистана. Командир роты разведки в качестве подарка привозил оттуда советникам лазурит килограммами.

Неожиданно появился еще один персонаж – переводчик из Баку Назим. Если бы не он, я должен был бы пробыть там еще несколько месяцев до окончания срока командировки, но смена в лице Назима появилась раньше. Алексей Григорьевич, с которым у нас несмотря на разницу в возрасте и должности сложились нормальные рабочие, а порой и дружеские отношения, по секрету рассказал мне, что Назим, будучи переводчиком на аэродроме в Баграме, проявил излишнюю активность в отношении жены или жен советников и его от греха отправили в Нарин, т.к. в отдаленный, потенциально опасный район с женами не посылали. Таким образом, мое пребывание подошло к концу и я начал собираться в Кабул.

Будучи любителем запечатлеть все интересные моменты на японскую камеру фирмы «Минольта», я отснял много интересных моментов и эпизодов в Нахрине. Но мне не давала покоя близость к трассе Нарин-Кабул знаменитого исторического места Бамиан, о котором читал и слышал. Нужно только было сделать крюк в 100-150 км по серпантину. Для начала я пошел к командиру дивизии и сказал, что нам нужно много бензина про запас на всякий случай. Он очень долго упирался, но в конце концов дал две канистры. Итак, моя мечта начала сбываться: я смогу побывать и отснять знаменитый буддистский центр в Бамиане. Было известно также, что привлекаемые дешевыми наркотиками туда съезжаются «хиппи» из Европы и США. Взглянуть на это и отснять тоже было любопытно. Стартовали рано утром с водителем . Ошибкой было то, что я попросил ехать быстрее и на серпантине по грунтовке, уходя от столкновения с грузовиком, мы съехали по насыпи в овраг и перевернулись. Масло и вода вытекли, лобовое стекло вылетело. Проезжавшие на ослах местные мирные крестьяне, предшественники будущих воинственных мождахедов за мизерную сумму подняли машину и поставили на колеса. На счастье, в соседней деревне оказались дальние родственники водителя, у которых мы переночевали. Со стариком – хозяином даже поговорили за чашей простокваши за политику. Починив радиатор и залив масло, (была запасная банка) поехали в Бамиан. К сожалению, из-за аварии времени было мало, и снимал всего пару часов, да и настроение было не очень. Ведь в Кабуле нужно было объяснять референту причину задержки. Однако уныние сменилось любопытством. Место очень интересное: в скале вырублены две большие статуи Будды, а рядом одна поменьше. В скалах вырублено огромное количество пещер-целый пещерный город. Сама Бамианская долина расположена в центральной части Афганистана, менее чем в 200 км северо-западнее Кабула. В долине находится современный город Бамиан — центр одноимённой провинции Афганистана. Долина представляет собой единственный удобный проход через Гиндукуш, поэтому издревле служила торговым коридором. Во II веке здесь возникли буддийские монастыри. При царе Ашоке было начато строительство гигантских статуй, завершившееся только через двести лет. В V веке китайский путешественник пишет о десяти монастырях, которые населяли тысячи монахов. Обширные пещерные комплексы, вырубленные в скалах, служили постоялыми дворами для паломников и торговцев. В XI веке долина была присоединена к мусульманскому государству Газневидов, однако буддийские святыни тогда не были разрушены. В долине вырос город Гаугале, украшенный прекрасными мечетями. В 1221 г. войска Чингисхана разрушили город и опустошили долину. В средневековье комплекс буддийских монастырей в Бамианской долине получил название Кафиркала — город неверных.

Мог ли тогда кто-то даже предположить, что в 2001 году после указа лидера талибов муллы Мохаммеда Омара от 26 февраля 2001 г. эти уникальные статуи будут разрушены? «Бог един, а эти статуи поставлены для поклонения, что ошибочно. Они должны быть разрушены, чтобы не быть объектом культа ни сейчас, ни в будущем...»,- глубокомысленно изрек мулла Омар.

Статуи были уничтожены в несколько этапов в течение нескольких недель, начиная от 2 марта 2001 г. Первоначально статуи были обстреляны с помощью зенитных орудий и артиллерии. Это нанесло серьёзный ущерб, но не разрушило их. По этому поводу министр информации талибов Кодратулла Джамал посетовал, что работа разрушения не так проста, как можно было подумать…(?), поскольку скульптуры высечены в скале. Позднее талибы разместили противотанковые мины на дне ниши так, что когда обломки скал упали от артиллерийского огня, статуи получили бы дополнительные разрушения на минах. В конце концов, талибы спустили людей вниз по скале и заложили взрывчатку в отверстия в статуях. После одного из взрывов, когда не удалось полностью уничтожить лицо одного из Будд, была запущена ракета, которая оставила отверстие в остатках каменной головы. Ну а мне повезло увидеть все это до разрушения – «вживую» побродить по Бамияну, по пещерам, в общем – не зря .

На обратном пути остановились в Чарикаре, быстро отремонтировали крыло и заменили стекло. Так что в Кабул вернулись на исправной машине. Вернулся в аппарат Главного военного советника, встретил нашего старшего референта Крамарева на улице перед дежуркой, он-мне: « …Все нормально, вернулся?», Я, глядя ему прямо в глаза : «Все нормально». Он: «Ну все – отдыхай». Я вздохнул с облегчением, на сей раз пронесло и пошел отдыхать.

В январе 1980 г., уже во время второй командировки на этом же месте я встретил советника Алексея Григорьевича, с которым работал в Нахрине. Он после микроинфаркта готовился к отъезду в Москву. Кое-что рассказал мне о том, что произошло в 20 ПД за прошедшее время.

Вот примерная хроника событий

31.12.79 г., понедельник. Последний день 1979 года. В Баглане складывается неблагоприятная обстановка. Освобожденные из тюрем, члены партии парчам жаждут расправы над комитетами хальковцев. Вражда между ними обостряется. В 4 aрт. nолку, мятеж.

Серия донесений от советника из Баглана за 31.12.79:

В Нахрине погибли два наших советника и переводчик 4 aртполка. Просит советскую мотострелковую роту для убытия в Нахрин, связь с которым прекратилась в 13.30. Для выяснения обстановки и восстановления связи туда направлена афганская разведгруппа (РГ). Однако сведения от нее не поступают. До Нахрина от Баглана около 50 км. На это сообщение ГВС приказал оперативной группе на ПКП 40А в Пули-Хумри выделить в распоряжение Бершеды разведывательную роту.

В 19.25 из Нахрина прибыл еще один афганский офицер, рассказавший, что советников вызвали на узел связи, после чего там началась стрельба. Узел связи заняли эхвановцы. (так в те дни называли будущих душманов). В ответ на это сообщение Бершеда получил приказ от Главного принять в 40 армии разведывательную роту, выступить с ней в Нахрин и забрать тела наших советников.

2.01.80г., среда. В 7.30 на вертолёте в Кундуз вылетел генерал Тутушкин П.С. с группой советников. В Баглане часть афганских офицеров по примеру Нахрина попыталась поднять мятеж. Все они арестованы и брошены в яму. Военные советники отказались идти в штаб дивизии. В Нахрин пробиться силами МСР никому не удалось, на перевале устроены завалы. ГВС Магометов принял решение о более решительных действиях в отношении Нахрина. Там Бершеда должен подготовить уже советский МСБ, с которым пройти до Нахрина, арестовать главарей мятежников, забрать тела советников, затем разобраться с обстановкой в 20 пд. 

В 40 армию пошло распоряжение о выделении батальона. Пришел ответ, что выделяется только одна усиленная разведывательная рота. Бершеде сообщили, чтобы от дивизии дополнительно выделили две афганские пехотные роты.

3.01.80г., четверг. В 7.30 на самолете в Кундуз вылетела группа военных советников. С ними полетел зам. начальника отдела пропаганды афганской армии. В Кундузе помогли ему перегрузиться в вертолет афганских ВВС. Через пару часов пришло сообщение, что при подходе к Файзабаду он был сбит и экипаж с офицером погибли. Содержимое склада вооружения 20-ой дивизии было погружено на грузовики душманами для вывоза в горы. Силами афганских частей ничего сделать не удалось. Была возможность использовать вертолетное звено советских ВВС и нанести по ним огневой удар. Командир связался с Термезом и запросил на это разрешение. КП воздушной армии (корпуса) категорически запретил вести огонь. Через несколько дней выяснится, что из склада было вывезено: 76 мм пушек - 32 шт., 57 мм пушек 6 шт., "АК" - 638 шт., карабинов - 558 шт., "ППШ"- 471 шт., "РПД" - 18 шт., малокалиберных винтовок - 7 шт., 1 комплект ремонтной мастерской "ПМ-2", "СГ-82" - 9 шт., 40 мм гранатометов - 7 шт. Вывезены боеприпасы: к 57мм "ПТП" - 7000 шт., к "РПГ-2(7)" - 762 шт., к "СГ-82" - 162 шт., к 76 мм ГП - 4 363 шт., 122 мм минометам - 128 шт., к 82 мм минометам - 2700 шт., к 107 мм - 100 шт., патронов - 264 000 шт.

5 января 1980 ночью в Баглане был сожжен дом губернатора и совершено нападение на тюрьму, которое было отбито. На тот момент от дивизии осталось пять пехотных рот - 320 чел., - танковый батальон - исправных танков "Т-34" 6 шт. - разведывательный батальон - 40 чел. - зенитный дивизион - 129 чел.; - инженерно-саперный батальон - 20чел.; - батальон связи - 48 чел.; - батарея 122 мм минометов - 4 чел. Итого, 640 чел. Кроме того, два полка (24 пп и 27 пп) находятся в районе Файзабада.

Управлять ими практически невозможно. Один полк (31 пп) в районе Кундуза. Артиллерийский полк (4 ап) в Нахрине перешел на сторону мятежников. Склады вооружения и боеприпасов оказались в их руках, их содержимое вывезено в горы. В штабе дивизии и, вообще среди офицеров парчамовцев и хальковцов, распри. Душманы вели активную пропагандистскую работу среди солдат и офицеров. Много дезертиров. Дивизия практически не боеспособна. На тот момент наше военное руководство категорически было против использования наших подразделений в гражданской войне. В то же время стали гибнуть наши военные советники, выполняя свои обязанности (Нахрин, Кундуз), Командование рассчитывало на афганские подразделения, но они были не боеспособны. Задействовать наши войска для спасения советников означало отказ от принципа невмешательства в афганскую гражданскую войну под давлением обстоятельств. Алексей Григорьевич очень сокрушался гибелью советника и переводчика в Нахрине. Сказал, что хотел перед новым годом забрать их оттуда. Если бы Главный Военный Советник не запретил, были бы живы.

6 января 1980 из Кабула радировали, что для освобождения Нахрина выделяется советский мотострелковый полк, усиленный артдивизионом. Руководить операцией поручалось зам. командующего армией. Решение, вероятно, было принято на уровне не ниже, чем Министр Обороны. Таким образом, был начат новый этап нахождения наших войск в Афганистане - этап боевых действий. Наши войска вынужденно вмешались в гражданскую войну, которая в Афганистане длилась десятилетиями. Отсюда можно начинать отсчет времени боевым действиям советских войск в Афганистане.

Март, 2015