Андрей Соколов, Запад-1992у. Мусульманский батальон. Последний налет

Четвертого января 1987 года начальник пятого отдела по борьбе с бандитизмом МГБ провинции Нангархар Миа Гуль привез в Джелалабадский батальон специального назначения (154 ООСпН) главаря Гафархана.

Уже несколько месяцев отряд искал Гафархана, он же инженер Гафар, он же инженер Гафур. Именно этот главарь получил «американский подряд» на применение ПЗРК «Стингер» в зоне ответственности нашего батальона. Можно сказать, что вся мировая антисоветская программа по Афганистану в районе Парачинарского выступа в тот период работала на него. Все больше информации поступало о том, что Гафар перебазировался за реку Кунар. И вдруг, такая удача - хадовцы (сотрудники МГБ) привозят нам его «на блюдечке». Осталось только организовать «налет» на базу знаменитого инженера. 

Как и положено, разработать операцию взялся начальник штаба Валерий Кондратьев. Вдвоем с Вагидом Зильфугаровым они начали с того, что решили разложить по полочкам информацию, полученную от Гафархана. Долго «пытались» разобраться, где затаились его бандиты, где склады, и как к ним подобраться, но ничего кроме названия местности - ущелья Дарранур севернее реки Кунар, выяснить не удалось. Первым сдался старший переводчик Вагид Зильфугаров, заявив, что не может работать с человеком, который не понимает персидского языка. Ближе к полуночи вызвали переводчика пушту Соколова Андрея, и вопросы, которые задавал Валерий Кондратьев, продолжились. Но ответы «нашего гостя» были невразумительными. Гафархан отвечал первое, что ему приходило в голову. Он много раз менял названия кишлаков, где скрывались его люди, менял названия мест, где были организованы склады, совершенно не трудился запомнить то, о чем говорил пять минут назад. Списав все это на его многодневную усталость, офицеры стали рисовать ущелье шаг за шагом. И тут начала вырисовываться картина вокруг трех кишлаков ущелья Дарранур: Бар-Кот, Сафаркала и Дудрег, куда бандиты ушли на отдых, но главное - склад, который бандиты соорудили в пещере под скалой в труднодоступном горном кишлаке Джаншагаль, слева от основной тропы. Гафархан как-то сразу оживился, перестал путаться в показаниях и подтвердил готовность сдать склад своего вооружения. В конце беседы я спросил его, почему он говорит с таким странным акцентом. И он ответил, что горные деревни в ущелье Дарранур (или Дара и Нур), откуда он родом, населяют гордые племена пашаи, и что они совсем не любят персов и пуштунов вместе взятых.

Наш пленник был обыкновенным полевым командиром банды человек в тридцать, и явно не тянул на Инженера Гафара. Хотя конечно оставалась надежда, что это один из его сторонников в горной провинции Лагман, и захватить их склад было достойной целью.

Возможно, для афганцев имя Гафархан имело какой-то особый смысл, возможно, оно даже было нарицательным. Знаменитый Гафархан был лидером пуштунских племен, выступал за создание независимого Пуштунистана, в который должны были войти Джелалабад и Пешавар. В общем, тот Гафархан был Великим пуштуном, страшным сепаратистом и врагом двух соседних государств Афганистана и Пакистана. (Он умрет своей смертью через год, и будет похоронен, согласно завещанию, на территории своего имения на въезде в Джелалабад с восточной стороны 24 января 1988 года). И возможно не случайно американцы своим эмиссаром в этом районе выбрали молодого Гафархана, которого называли инженером Гафаром, что бы было легче их различать.

Так на основании информации, полученной от пленного главаря из ущелья Дарранур, был спланирован последний налет Мусульманского батальона 6 января 1987 года на горный кишлак Джаншагаль силами второй и третьей роты при поддержке вертолетов 335 ОБВП.

Комментарии

Вагид Зильфугаров, Запад 1986у (Голландия)

Привет, спасибо Андрею, что вспоминает и пишет. А уже и фамилии подзабыл, хотя, читая "ухожу" в то время и восстанавливаю в памяти батальонную жизнь. А Соколов молодец, настоящий воин.
Жму руку.