Платон Дюгай 2012 год

Проводник
Ко мне приехал друг мой из Афгана.
Он нынче бизнесмен, богат как Крез.
Но водку пьем мы из граненого стакана,
Да и живем давно без всяких грез.
Мы с ним в Баграме встретились впервые,
В краю, в котором еще были журавли.
В те годы, что прошли как боевые,
Он звал меня «товарищ шурави».
Он проводник. Он знал, где ждут нас «духи»,
Он тропы все там помнил на зубок.
И потому, воздев к Аллаху руки,
Он всем желал: храни всегда вас Бог!
Он в доску наш. Он кончил ВПШ.
Он верил в Маркса, в Ленина, в Коран,
И в бой ходил под клекот «калаша»,
Геройски защищая свой Баграм.
Он говорит: «У нас опять война,
Опять из края улетели журавли…
Пусть и у нас наступит тишина,
Плесни в стаканы, друг мой, шурави.
Теперь воюют здесь другие люди —
Враги, которым далеко до шурави…
Пусть над Афганом небо снова мирным будет
Пусть вновь над нами закурлычут журавли…»
Да, будет так. Да, будет так скорей…
Пусть к вам в Афган вернутся журавли…
Мы пьем за мир, за павших, за друзей,
Пуштун и я — один из шурави.
29.04.12.

Затишье
В горах под Кандагаром
Сегодня тишина.
Зажег свечи огарок
В землянке старшина.
Сегодня здесь затишье,
И дел невпроворот…
Он пацанов погибших —
Груз-200 повезет…
Мальчишек из Дербента,
Смоленска, Ферганы,
Лежащих под брезентом —
Саваном войны.
Седой десантник плачет
Под тяжестью минут…
Скорбная задача
Выпала ему.
За что, ребята пали,
За что, здесь полегли?
Посмертные медали
За пядь чужой земли?
Что скажет их отцам он,
Что скажет матерям?
Кундуз объят пожаром,
В огне горит Баграм.
Там снова свищут пули…
Простите, пацаны,
Что мы без вас вернулись,
С проклятой той войны…
12.05.12.

В ожидании рассвета
В эту ночь нас вывела «тревога» —
«Взять перевал», — нам поступил приказ.
И в марш-броске мы все молили Бога,
Чтоб пуля-дура не достала нас.
К утру cюда полезут моджахеды.
Здесь будет бой, где каждый за своих…
Мы с ними будем драться до победы,
До их иль нашей, нашей или их?!…
Пока мы ждем. Пока все без ответа.
Едва слышно дыхание бойцов...
И до победы, как и до рассвета
Еще осталось несколько часов.
Здесь будет бой. К нему готовы «духи».
Они отлично могут воевать.
Их грозный меч: и стингер и базуки.
Под их огнем «вертушкам» не летать…
Но ведь и мы ничуть не лыком шиты,
Нас уважает враг наш — моджахед.
Так чьи же карты нынче будут биты,
Кто доживет до будущих побед?
Пока мы ждем. Пока все без ответа.
Едва слышно дыхание бойцов…
И до победы, как и до рассвета
Всего осталось несколько часов.
19.05.12.

Времена года
Весна и лето — милые мгновения,
Пролетят, как пули у виска.
Ну а потом печальным озарением
Придет однажды осени тоска…
Затем зима: холодная, седая
И мудрая как Библия, Коран…
Такова уж истина простая,
Ее выводит жизнь нам на экран…

Дорога к Богу

Я к тебе испытываю нежность,
Но озвучу странные слова:
Впереди — хмельная безмятежность,
Позади — лишь пепел и трава.
А на них — печальный след судьбы,
Что выглядит поломанной стрелой…
Для чего мы расшибаем лбы,
Несемся вверх, вися вниз головой?
Прошлого волнительные тени,
И ветра свист, что разгоняет их.
Мы живем в плену своих видений:
Деля людей на близких и чужих.
Но мир один. И нет для нас другого.
Мир иной, конечно же, не наш.
С теплотой встречай, мой друг, любого,
А чужаку отдай в ненастье плащ…
Что с того, что прошлое убого,
Свой звездный час ты все же улови,
И приди, как есть, к дороге Бога,
К дороге чести, веры и любви.

Поздняя любовь

В эти зимние долгие ночи,
Когда падает с неба звезда.
Над кем-то фортуна хохочет,
Над кем-то рыдает судьба.
В закоулках приневской деревни
Рыщет старой волчицею ночь.
Здесь хранит меня пращур мой древний,
Ждет у стога шаманская дочь.
Я приду к ней, минуя печали,
Расскажу о далеких краях.
Может, с ней мы сумеем причалить
К новой жизни на равных паях…
Может быть в деревушке заснеженной,
Над которой гуляет луна,
Из рук твоих ласковых, нежных
Свое счастье я выпью до дна…

Родина малая моя

Стрекочет в памяти воспоминаний лента,
В ней красоты гор, озер, морей,
И небольшой кишлак вблизи Ташкента —
Что стал когда- то Родиной моей.
В нем по утрам я грелся у тандыра,
Лепешек аромат царил в тиши.
И петухи — горластые задиры
Точили шпоры будто бы ножи.
Здесь люди вам всегда откроют двери,
Заварят чай, накроют дастархан.
Говорят, у них живо поверье:
Что каждый гость им с неба Богом дан.
Доверчивые, добрые, родные,
Мне ближе вас, пожалуй, не найти,
Вас не покинут радости земные,
И к вам домой Семург пусть залетит…
В кишлаке пусть радуются дети,
И у всех сбываются мечты…
Есть уголок у каждого на свете,
Где у людей все помыслы чисты…