Чего добился Джон Керри в Афганистане?

Никому и никогда не будет дано право сомневаться в нашей исключительности – таков непреложный алгоритм мысли американской власти последних двух столетий, а может быть и больше. С этой мыслью и ехал летом 2014 года Госсекретарь США Джон Керрри в Кабул, где ему предстояло добиться нужного результата для СВОЕЙ страны. Но ехал он в Афганистан, страну, в которой до этого времени непреложная идея американской элиты о том, что демократические выборы в любой стране являются индикатором прогресса, никогда не имела право на существование. В этой стране издавна не было равноправия. Феодалы всегда была ПРАВЕЕ всех простолюдинов, а простолюдины никогда и не мечтали иметь такие же права как их господа. И Саурская революция – лишнее тому подтверждение.

Так вот, усилиями американской стороны и их союзников из НАТО, в 2014 году в Афганистане попытались провести выборы, которые уже во второй раз предполагались быть демократическими. Но, в связи с полным отсутствием традиций, всё это в очередной раз превратилось в показуху, в которой был один заведомый результат – нечистокровный пуштун в президентское кресло не сядет.

Уж не знаю, что именно американцы обещали Абдулле Абдулле и, самое главное, на что надеялись сами, но и второй тур выборов фактически завершился совсем не так, как выглядят выборы, пусть даже и не демократические. Как съязвил Ата Нур, влиятельный губернатор Балха и сторонник Абдуллы Абдуллы, на «выходе» получился не всенародно избранный президент страны, а всего лишь президент, который пришёл к власти путём достигнутого соглашения. Более того, для достижения этого соглашения потребовались неимоверные усилия ООН и самих США, которым надо было поступаться принципами демократических выборов и объявлять президентом Ашраф Гани спустя неприлично долгое время после затянувшихся препирательств сторон обоих претендентов. При этом, фактическим выходом из создавшегося тупика с помощью американской стороны был придуман неконституционный пост для таджикского кандидата – пост исполнительного председателя, с правами как у премьер министра. А препирательства между двумя лагерями по некоторой информации крутились вокруг полномочий этого исполнительного председателя, так как Абдулла Абдулла, пытался эти полномочия для себя расширить.

Для общего понимания смехотворности ситуации приведу пару примеров – Ашраф Гани как президент, проводит ежемесячные общие заседания с министрами, а Абдулла Абдулла, как исполнительный председатель, - недельные заседания с теми же министрами. Гани назначает министра безопасности, МВД, министра по делам племён – всего 13 министров. Абдулла Абдулла назначает МИД, МО, министра по делам границ и по борьбе с наркотиками, всего 12 членов кабинета. Дальше больше – советник по национальной безопасности назначается президентом, а члены его Совета Абдуллой Абдуллой.

При такой конфигурации структуры госвласти и с учётом практически непримиримых взглядов сторонников разных лагерей (открытые обвинения со стороны Аты Нура в адрес Гани, что у того жена не афганка и дети не афганцы – только начало), очень сложно представить как всё это будет работать. Зато не сложно представить, как патроны из США будут помогать разруливать спорные вопросы и естественно в своих интересах. В таком случае, нынешние, так называемые, выборы вполне могут стать второй линией Дюранда. Только та линия разделила пуштунов по обе стороны границы, а эта вполне может привести, если не к разделу страны, то уж к ещё большей конфронтации, а, возможно, и значительной федерализации, о которой Абдулла Абдулла до выборов не раз заикался как о необходимости. Однако, результаты выборов в провинциальные советы, которые проходили одновременно с первым туром президентских выборов, так ещё и не объявлены. Наверное, США посчитали, что это не их уровень интересов.

Александр Бояринов, Запад-1985у специально для vkimo.com

8 октября 2014