Сможет ли афганская армия заменить войска США и НАТО?

ArmyАфганистан вступает в новый этап своей истории. В соответствии со стратегий США, НАТО и афганского правительства, принятой по итогам Международной конференции по Афганистану в Бонне (декабрь 2011) и саммитов НАТО в Лиссабоне (2010) и Чикаго (2012), Вашингтон предполагает к 1 января 2014 года завершить передачу ответственности за стабильность в стране афганским силам (АНСБ). По мере того как афганские силы безопасности будут выдвигаться на первый план, силы ISAF перейдут от выполнения боевых задач к выполнению задач поддержки. США и НАТО не будут больше планировать и проводить боевые операции, а также руководить ими…

Общая численность АНСБ с 2009 года увеличилась почти в два раза и достигла 344 500 человек. Афганская национальная армия (АНА) насчитывает примерно 185 300 военнослужащих, включая почти 11 000 в частях специального назначения. В боевой состав АНА входит шесть штабов корпусов, дислоцированных в разных частях страны, одна дивизия в составе двух бригад базируются в Кабуле и еще 24 пехотные и две мобильные бригады размещены в других крупных городах. Афганская национальная полиция (АНП) имеет в своем распоряжении примерно 152 600 сотрудников. АНП состоит из типовых полицейских структур (территориальная, криминальная, пограничная, по борьбе с незаконным оборотом наркотиков) и ограниченных сил для реагирования на кризисные ситуации и проведение антитеррористических операций в городских условиях. Есть еще афганские военно-воздушные силы численностью примерно 6600 человек. ВВС Афганистана в настоящее время располагают ограниченным парком самолетов, испытывают острую потребность в вертолетах, вести самостоятельно боевые действия не в состоянии. Создание ВВС началось позже, чем создание армии и полиции, и ожидается, что переход афганской авиации на автономные операции будет возможен лишь к 2017 году.

В последнем докладе министра обороны США Чака Хейгела конгрессу о ситуации в Афганистане отмечалось, что афганские ВС отвечают за 95% плановых операций и 98 % спецопераций. Потери слабо обученной и не отличающейся высоким боевым настроем афганской армии намного превышают потери контингента ISAF. Союзники до 2013 года теряли от 13 до 27 военнослужащих в месяц, а национальные силы безопасности Афганистана только в 2012 году потеряли 3200 человек убитыми. Кроме того, в результате проводимых ими операций против вооруженных отрядов афганской оппозиции было убито свыше 3000 мирных жителей. Участились случаи нападений афганских военнослужащих на американцев, в результате 41 боестолкновения с афганскими силами безопасности погибли 41 американский военнослужащий и 11 лиц гражданского персонала.

О своих потерях в 2013 году афганские власти официальные данные не предоставили. По оценкам, погибло не менее 3 тысяч афганских военнослужащих. За этот же период в АНА было призвано примерно 45 тысяч афганцев, тем не менее общая численность личного состава не увеличилась, а сократилась почти на 10 тысяч человек. Дезертирство среди афганцев приобретает массовый характер и может оцениваться в 30-35 тысяч военнослужащих в год. В связи с боевыми потерями, дезертирством и отсевом ежегодно требуется обновлять до трети состава АНСБ, что подрывает любые попытки обеспечить боеспособность афганских сил. Ситуация усугубляется тем, что к 2016 году НАТО планирует сократить численность АНСБ на одну треть – до 230 тысяч человек.

Еще одной проблемой, негативно влияющей на боеспособность афганской армии, является слабое желание пуштун вступать в её ряды. Сейчас этнические таджики Афганистана представлены в армии непропорционально широко, в то время как пуштуны недопредставлены. Почти равное соотношение таджиков и пуштунов на командных должностях в тех частях АНА, которые дислоцированы в районах компактного проживания пуштунских племен, создает у афганских военных проблемы с населением, а боевыми силами «Талибан» афганская правительственная армия расценивается как марионеточная, призванная распространить влияние таджиков на всю территорию Афганистана. Почти половина населения страны сосредоточена всего в 17 из примерно 400 районов Афганистана, при этом армия в состоянии контролировать безопасность лишь в крупных городах, где сейчас дислоцированы войска ISAF. По оценкам, талибы контролируют четвертую часть территории Афганистана.

В связи с этим командованием ISAF принято решение отказаться от наращивания количественного состава АНА, зафиксировав численность АНА на уровне 195 тысяч человек, а основные усилия сосредоточить на профессионализации афганских войск и поддержании их боевой готовности. Такой же подход практикуется по отношению к афганской полиции.

В 2012 году конгресс США выделил для фонда развития сил безопасности Афганистана 11,2 млрд., а в 2013 году – 5,7 млрд. долларов. К концу 2013 года в стадии реализации находилось более 400 проектов модернизации и усиления афганской национальной армии на сумму примерно в 7 млрд. долларов. Кроме США в финансировании афганских сил безопасности принимают участие ООН и страны НАТО. В 2013 году 23 страны-члены Североатлантического альянса внесли свой вклад в развитие афганской армии в размере 700 млн. долларов, наиболее крупным спонсором является Германия (примерно 55 млн. долларов). В рамках Программы развития ООН (ПРООН) продолжает деятельность Целевой фонд «Закон и порядок в Афганистане» (Law and Order Trust Fund for Afghanistan - LOTFA). За период с 2002 по 2012 годы США выделили в фонд примерно 1 млрд., другие страны - более 1,7 млрд. долларов. Афганское правительство должно обеспечить примерно 500 млн. долларов в год.

Заинтересованность международного сообщества в мире и стабильности в Афганистане превращена местными чиновниками в предмет торга. Афганское правительство считает международную финансовую помощь недостаточной. Государственный бюджет Афганистана на 1393 финансовый год (21 декабря 2013 года — 20 декабря 2014 года) предусмотрен в размере 7,9 миллиарда долларов. Министр финансов Афганистана считает, что крупную долю расходов на армию и полицию должно обеспечить международное сообщество. Однако ни у кого нет уверенности в том, что выделяемые для афганских сил безопасности средства будут использованы афганскими властями законно и по назначению. Правительство Карзая все глубже погружается в трясину коррупции и расточительства, которые серьезно подрывают его эффективность.

У афганских сил безопасности отсутствует чёткое понимание того, против кого они сражаются и что защищают. Запад называет задачей АНСБ защиту афганской конституции и борьбу против повстанцев, а, по мнению многих военнослужащих АНА, президент Афганистана, который является верховным главнокомандующим, сам попрал конституцию во время выборов 2009 года, а талибов он не раз называл своими «братьями». У афганской армии появилось достаточно много претензий к коррумпированному руководству страны, защищать корпоративные интересы которого значительная часть личного состава национальных сил безопасности страны не желает. Структурная организация сил безопасности также оставляет желать лучшего. Деятельность армии, полиции и разведки (Национального управления безопасности) не разграничена должным образом, это порождает конкуренцию между ними за ресурсы и влияние, что серьёзно подрывает единство режима.

В целом стратегия США и НАТО в Афганистане выстроена на надеждах успешного решения до вывода своих войск ряда вопросов, которые до сих пор в основном не решены. Окончательно о способности афганских сил самостоятельно обеспечить стабильность в стране в ближайшее время можно будет судить уже скоро - по результатам президентских выборов в апреле 2014 года, которые талибы пообещали сорвать.
Николай Бобкин.
Источник: http://www.fondsk.ru/pview/2014/01/18/smozhet-li-afganskaja-armija-zamen...

Комментарии

Александр Афганский

Могу сразу сказать, что Афганские силы безопасности ни в коем случае войска НАТО и США не заменят. Они их даже не то что, не будут пытаться заменить, они их не должны заменять по определению. Войска США и НАТО защищают сейчас в Афганистане в первую очередь интересы своих стран пусть и в борьбе с международным терроризмом, но интересы своих стран в первую очередь. Афганские силы безопасности предназначены для защиты интересов своей страны. А это довольно-таки разные вещи.
Без сомнения заинтересованность мирового сообщества в мире и стабильности в Афганистане превращена местной властью в предмет торга и в первую очередь за финансы.

http://www.tolonews.com/en/afghanistan/13579-50-pc-us-civilian-aids-redu...

Афганские силы безопасности сейчас находятся в положении очень схожем с тем, в каком находилась российская Армия в Грозном, когда многие военные успехи не доводились до полной победы из-за неловких действий политиков. Чтобы лучше понять ситуацию сложившуюся сейчас в вооружённых силах Афганистана, надо обязательно иметь в виду, что высшее руководство страны расколото как по национальному признаку, так и по вопросам стратегии развития отношений с вооружённой оппозицией.

Карзай под нажимом США вынужден был назначить на пост министра обороны бывщего министра внутренних дел таджика Бесмелла Хана, который в своё время был командиром моджахедов. Руководить же министерством внутренних дел, которое как раз и будет обеспечивать безопасность проведения выборов, Карзай назначил своего сторонника бывшего посла пуштуна Даудзая.

При постоянно возрастающей боевой нагрузке на афганские силы безопасности, со стороны властей не прекращаются попытки завязать хоть какие-то переговоры о мире с вооружённой оппозицией. Для стимулирования этого процесса из тюрем выпускаются многочисленные политические заключённые, как здесь называют всех, кто сидит в тюрьме не по криминальным статьям, а за военное противодействие государственной власти. Уже не раз такие заключённые, освобождаясь из тюрем, возвращались в ряды своих бывших товарищей по оружию.

Такая политика не может не вызывать беспокойство во всех слоях общества и не создавать нервозности в войсках. Поэтому полемика внутри страны о том, кто же является врагом, кто такие террористы, не прекращается до сих пор и затрагивает так же и отношения с США. Для США террористы это, в первую очередь, международные террористы, которые представляет угрозу самим США, а для Афганистана это, в первую очередь, те, кто врывается в их дома и убивает местных жителей. Как видите, разница есть.
Основная причина, по которой США и их союзники задумываются об адекватной численности афганских сил безопасности, заключается в финансировании, точнее говоря, в его отсутствии. В Афганистане нет всеобщей мобилизации, здесь армия, как и полиция наёмная. При этом, берётся в расчёт и перспектива, насколько долго такой многочисленный состав будет нужен. И что делать, когда придёт время расформировывать такую многочисленную рать? Ведь не всё время эти вояки будут воевать.

Другая проблема вооружённых сил Афганистана, воюющих против вооружённой оппозиции, заключается в том, что на территориях, которые удаётся контролировать правительственными войсками, местная власть своей коррупцией отталкивает население и дискредитирует саму власть и, тем самым, затрудняет закрепление достигнутых военных успехов. Надо отметить, что талибы практически во всех провинциях имеют своих теневых губернаторов с достаточно широким штатом помощников, которые курируют вопросы здравоохранения, образования, как не покажется странным, и в их понимании правосудия.

Американские эксперты были не далеки от правды, когда заявили в прошлом году, что в Афганистане идёт самая настоящая гражданская война. Но от развития этой темы их сразу остановило заявление Карзая ,что, если в Афганистане идёт гражданская война, то, что тогда здесь делают войска союзников.