27 декабря–День памяти воинов, погибших в Афганистане.

карзайСегодня отмечается очередная, уже 34, годовщина штурма дворца Таджбек и свержения Амина. В Афганистане – 6 джади по афганскому календарю. Афганцы отмечают этот день, как день советской агрессии. В тоже время, сейчас происходят довольно важные события, связанные с уже американским военным присутствием в Афганистане. В экспертном сообществе присутствуют довольно разнообразные точки зрения на некоторые аспекты ситуации вокруг Афганистана. Не считая себя экспертом как таковым, но находясь в самом Афганистане вот уже более 3-х последних лет, позволю себе несколько разнообразить существующие суждения.
Президенту Афганистана, как нынешнему, так и будущему, по зарез нужны мирные договорённости с движением Талибан. Именно поэтому Карзай так настойчиво требует от США добиться прорыва в переговорах с Талибан, что поставил им это одним из предварительных условий для подписания двухстороннего соглашения о безопасности.

Договорённости с Талибан о прекращении военного противостояния нужны нынешнему президенту для того, чтобы ещё до начала президентских выборов иметь хоть какие-то рычаги для удержания страны в рамках цивилизованного государства при неизменной территориальной целостности.

У правительства Афганистана есть некоторые основания полагать, что и определённая часть руководства Талибов в лице муллы Бародара, понимает необходимость внутриафганского диалога для прекращения иностранного военного присутствия и войны на территории страны. Сейчас Карзай прилагает максимум своих усилий, чтобы показать лидерам Талибов, что переговорный процесс для прекращения иностранного военного присутствия нужно вести с ним, а не с США или их союзниками. Карзай, с первого же своего выступления на открытии Лойя Джирги, чётко дал понять, что подписывать BSA (Bilateral strategic agreement) он будет только при выполнении 3 условий – прорыв на переговорах с Талибами, проведение транспарентных выборов президента, отказ США от любых операций по проверке афганских частных домов и проведения арестов там. При этом следующим неожиданным шагом для США с его стороны стало заявление, что это соглашение может быть подписано ничуть не раньше президентских выборов в апреле следующего года. Надо отметить, что впоследствии Карзай отказался от требования к США об обеспечении проведения транспарентных выборов.
Почти сразу же он получил поддержку своей позиции от лидера ИПА Гульбеддина Хекматьяра , который призвал Карзая не подписывать соглашение о безопасности с США. На официально сайте ИПА под названием "Шаходат" ( мученическая смерть за веру) в своём письме, адресованном Президенту Афганистана, он прямо написал : " Мне кажется, я могу сделать несколько замечаний после прошедшей консультативной Лойя Джирги и перед подписанием двухстороннего соглашения о безопасности и отправить письмо в Ваш офис. Было бы неплохо для Вас продолжить отстаивать свою позицию в последние дни Вашего президентства, компенсировав тем самым свои прошлые дела, и оставить в истории своё доброе имя. Ведь никто не знает, когда жизнь подходит к концу."
В своём письме он посоветовал не беспокоиться об американских солдатах, покидающих Афганистан. " Да не волнуйтесь вы о выводе американских войск и приостановлении иностранной помощи." По мнению Хекматияра, ни мира, ни конца войны не видать, если войска США и НАТО будут в Афганистане.

А сразу после этого последовали слова поддержки и со стороны движения Талибан. В своём заявлении движение призвало Карзая вообще отказаться от каких либо условий для США и отклонить этот документ в принципе. В заявлении Талибан говорится :"По всей видимости кабульская администрация, выдвинув предварительные требования Вашингтону и, отказавшись подписывать двустороннее соглашение, наконец таки осознала реальную действительность." В заявлении отмечается, что абсолютно понятно, что афганский народ никогда не согласится с нахождением оккупационных войск на своей земле и, что рост насилия на афганской земле обусловлен присутствием оккупационных войск. Движение призвало Карзая воздержаться от подписания этого соглашения с тем, чтобы положить конец 30 летней войне в стране.

Из всего нельзя не сделать вывод, что Карзай готов оттягивать подписание соглашения о нахождении части иностранных войск в стране ради возможности начать реальные переговоры с Талибан с тем, чтобы прийти к миру в Афганистане. Этот диалог ему гораздо важнее не только присутствия войск коалиции, но и интернациональной финансовой помощи потому, что этим диалогом он может добиться понимания пути решения вопроса о мире в Афганистане и достижения этого мира. Ни американское военное присутствие, ни интернациональная помощь, эту задачу решить не могут в принципе.

Не стоит забывать, что ещё во время Лойя Джирги, Карзай достаточно нелицеприятно отозвался о своих отношениях с США. Он прямо сказал, что не доверяет им и, что они вели пропаганду против него. В его выступлении была ещё одна интересная реплика о том, что Афганистану в принципе это соглашение BSA нужно, чтобы иностранные войска вышли по хорошему, а не по плохому. Перевод почти дословный.

Проблема Карзая, состоит в том, что декларируя своё желание начать переговоры с Талибан, он хочет усадить их за стол переговоров. Но своих сил для этого у него не хватает. Для этого, он считает, что ему нужны во-первых США и во-вторых Пакистан. Хотя процесс мог бы начаться и снизу.

Здесь уместно привести один пример, который практически не освещался в афганской прессе, но был отчасти неплохо прокомментирован в западной. В юго-западной провинции Гильменд в районе наиболее интенсивных боевых действий между подразделениями национальной армии и отрядами талибан было достигнута договорённость о прекращении огня. Командиры подразделений афганской армии смогли договориться с полевыми командирами Талибов о том, что центр уезда остаётся под контролем армии, а окраины за талибами. При этом, это соглашение было только с армейскими подразделениями. В то время как, с полицией и органами безопасности никаких договорённостей достигнуто не было и боевые действия продолжались. Ситуация продолжает развиваться и пока ещё рано говорить о каких то выводах, но даже в западной прессе высказывались мнения, что эта ситуация могла бы стать моделью для будущих переговоров.
Роль Пакистана в этой ситуации является во многом определяющей. Гражданское правительство Пакистана неоднократно заявляло не только о важности мира в Афганистане для развития самого Пакистана, но и о своей готовности принять участие в установлении этого мира. Однако само это правительство, без участия всемогущей межведомственной разведки Пакистана, мало, что может сделать реального. С выводом войск коалиции из Афганистана, ситуация для Пакистана может как улучшиться, так и ухудшиться. Здесь очень многое зависит от того, сможет ли Карзай завязать реальные переговоры с лидерами Талибан и как далеко эти переговоры зайдут. Проблема Пакистана заключается в том, там существует официальная позиция гражданского правительства и абсолютно независимая и зачастую не идентичная, позиция военного командования межведомственной разведки ISI.

Несколько слов о самих президентских выборах. По моему глубокому убеждению, выборы вообще и, в том виде, в каком они проходили в прошлый раз, в принципе не являются адекватной процедурой для определения верховного властителя в Афганистане, для которого испокон веков понятна и приемлема монархическая структура правления. Кстати, фактически все беды этого многострадального народа начались с отстранения от власти афганского монарха Захир Шаха в 1973 году. После этого его родственника, который и начал всю это беззаконие, уже не пощадили в ходе революции 1978 года. А затем пошло уже как по накатанной – 1979 год Амин убирает Тараки, а под конец года уже самого Амина убирают наши войска и возводят Бабрака, которого советские руководители меняют на Наджиба. И далее по списку моджахеды, Талибы. Все эти руководители, за исключением Наджиба, приходили к власти, говоря политкорректным языком, путём применения противоправных действий и нарушения действующей конституции страны.

В качестве иллюстрации как проходили выборы в прошлый раз, можно привести пример провинции Газни, где большинство населения пуштуны, практически проигнорировали всю эту непонятную им выборную процедуру. В результате, хазарейское меньшинство активно поучаствовав, получило большинство в парламенте страны от этой провинции. Как только это стало известно, пуштуны естественно возмутились, так как никогда в истории этой страны хазарейцы не командовали пуштунами – это национальный нонсенс для Афганистана. Ну вот вы можете представить, чтобы сейчас в Чечне главой республики был бы не чеченец.
Вот так и здесь, сразу начались возмущения, пересчёты и скандалы.

Сейчас по предварительным опросам в президентской гонке определились несколько потенциальных претендентов. Таджик Абдулла Абдулла, бывший министр иностранных дел и впоследствии соперник Карзая на президентских выборах, которого поддерживают все лидеры бывшего Северного альянса. Его основным соперником станет, скорее всего, пуштун Ашраф Гани Ахмадзай. Там ещё есть не безизвестный Абдрауб Сайяф. Но сейчас говорить что-то о выборах крайне преждевременно. На всю ситуацию в стране и с выборами будут влиять следующие факторы:
- подпишет ли Карзай BSA до выборов или нет и, следовательно, как будут вести себя США с союзниками в случае, если соглашение будет не подписано
- достигнет ли Карзай серьёзных договорённостей с движением Талибан или нет.

Александр, спецкор в Афганистане специально для vkimo.com