Евгений Горелый, В-75. Глоток утренней свежести.

Так получилось, что прямого рейса из Санкт-Петербурга в Сеул на нужную дату не оказалось. Пришлось лететь через Москву. Впервые, заблаговременно прибыв в аэропорт Пулково 1, я вскоре пожалел о своем опрометчивом поступке.
Пройдя таможенный и пограничный контроль, я не остался в зале ожидания, а отправился дальше, следуя указателям, как я полагал, на посадку. Хотя до вылета самолета оставалось еще полтора часа, и можно было еще подождать в общем зале ожидания, природная любознательность толкала меня вперед. Я спустился куда-то вниз и долго ехал на подземной транспортерной ленте к месту выхода на поверхность. Таким путем к самолету я добирался впервые. Проход, построенный лет 40 назад, наводил на грустные мысли, как показатель сегодняшнего экономического состояния страны. Лента была одна и работала только в одну сторону. Если бы вдруг потребовалось вернуться, то этот длинный путь по мрачному подземному переходу пришлось бы проделать пешком. Это вообще был путь в одну сторону. Пока я не догадывался, куда попаду, поднимаясь по ступеням на поверхность. Лестница вывела в стеклянный, не отапливаемый павильон. В начале мая погода в Санкт-Петербурге не располагала для приятного, длительного нахождения на свежем воздухе. «Стекляшка» напоминала прозрачную ловушку для наивных людей, выставленных на всеобщее обозрение. Таких людей много и они до сих пор верят в обязательное наличие здравого смысла и разума у принимающих решения руководителей.
Все курительные комнаты, как гласили объявления, оказались закрыты по техническим причинам. Хотя меня это мало беспокоило, поскольку давно отказался от табачной зависимости. Туалетов, похоже, вообще не предусматривалось, возможно, потому, что павильон фактически уже находился на летном поле. Это меня уже беспокоило и касалось, поскольку я не питаюсь солнечной энергией.
Следы запустения и разрухи здесь ощущались еще более явственно, чем в подземном переходе. В эту ловушку я попал не один. И это радовало. Все-таки приятней и легче переносить собственную глупость, когда осознаешь, что ты не одинок, что существуют еще наивные, доверчивые и глупые люди. В стеклянной мышеловке оказались еще несколько наших соотечественников и целая делегация китайцев, некоторые из которых, не найдя туалетов, сделали попытку рвануть обратно, в зал ожидания. Однако, они не решились идти пешком по слабоосвещенному подземному туннелю, предпочтя стоически терпеть «смены воды в аквариуме», дожидаясь посадки в самолет. Полагаю, что для китайцев эта ситуация оказалась суровым и неприятным испытанием.
Экономическое развитие страны легко определить по хорошим или плохим туалетам. А если их нет вообще, где пассажирам приходится находиться по полтора часа, вывод напрашивается печальный.
Было холодно, неуютно, неприятно и даже обидно за такое отношение ко мне и иностранцам. Больше обидно за себя, конечно. По большому счету плевать мне на иностранцев. У них своя жизнь, а у меня – своя. Они приехали и уехали, а мне здесь жить. Поэтому и обидно. Дорога предстояла дальняя, надо было настраиваться на положительный лад. Вспомнил известный анекдот про червячков о том, что «ведь это наша Родина» и мне стало легче!
Из Москвы вылетели вечером на Боинг 747-300. В южную столицу «Страны утренней свежести» Сеул прибыли утром следующего дня. За просмотром фильмов, прослушиванием музыки, чтением книги и несколькими приемами пищи с определенной периодичностью время пролетело слишком быстро. Прогресс, конечно, произошел с момента моего полета на ИЛ-18 в январе 1975 года из Москвы в Петропавловск-Камчатский как по скорости и дальности без дозаправки, так и по комфортабельности.
Стюардессы на Корейских авиалиниях - самые красивые представительницы корейского народа - одеты в блузки нежного бирюзового цвета, разработанные известным модельером. Плечи девушек украшали большие банты. Они неутомимо трудились весь длительный перелет из Москвы в Сеул, выполняя желания пассажиров.
Заполняя декларацию, я с изумлением узнал, что провозить через границу товаров можно на сумму не более 400 долларов США. Непривычной и неприятной оказалась и процедура фотографирования и взятие отпечатков пальцев у каждого въезжающего в страну иностранца.
Мой российский телефон корейского производства с двумя SIM- картами в Сеуле не работал. Выход простой. Прямо в аэропорту можно взять в аренду местный телефон. Звонки с него на телефоны абонентов корейских и российских операторов связи обходятся нашим гражданам гораздо дешевле звонков с iPhone, которые поддерживали местный протокол связи.

По дороге в Сеул с любопытством наблюдал отсутствие архитектурных изысков. Мои глаза не порадовали красивые, органично вписанные в ландшафт здания. Небоскребы, небоскребы и многочисленные мосты через реку Ханган. Причем, здания, построенные 30-40 лет назад, обезображены внешними блоками кондиционеров. Сосен много, разных. Попав в центр Сеула, я сначала пожалел его жителей, не понимая, как можно жить в небоскребах. Оказалось можно и даже с комфортом. Зайдя в первый двор, попавшийся по дороге, был приятно удивлен. Ни одной машины. По земле во двор просто нет возможности заехать. Очевидно, только под землей. Двор обустроен каналами с водой, прудами, клумбами с цветами, беседками. Много вечнозеленых растений и, конечно, сосен. Райское место, окруженное небоскребами. Шума машин с дороги каким-то чудесным образом не слышно. Зато волшебным щебетанием птиц и журчанием воды можно наслаждаться в полной мере.
За неделю пребывания в южнокорейской столице ни разу не видел пробок. Но и оставленных вдоль дорог автомашин тоже не заметил. С интересом изучал опыт использования подземных и наземных парковок. Они разные и их много. Значительное распространение в последние годы получили автоматизированные парковочные системы, у которых много преимуществ: они требуют меньше площади, на которой можно разместить большее количество машин, меньше затрат, снижают уровень загрязнений, повышают уровень безопасности. Возможность повредить соседний автомобиль практически сводится к нулю.
Иногда приходилось заезжать на обычную подземную стоянку на три этажа под землю, ставить машину на специальную площадку, нажимать кнопку, и лимузин максимум в течение полутора минут с помощью автоматизированной системы уезжал на свободное место. Порой, это место оказывалось еще 10 этажами ниже.

Как мне рассказали, нынешняя элита почти во всех сферах южнокорейской жизни состоит из потомков дворян. И до сих пор каждый представитель элиты, независимо от того, где ему довелось родиться, связан со своим кланом, а свое происхождение ассоциирует с определенным районом в Корее.
Это единая нация, которая поддерживает тесные связи выпускников школ, колледжей, высших учебных заведений на протяжении всей жизни.
В традиции и поддержание длительных дружеских связей выпускников военных учебных заведений. Офицерский корпус рассматривает их как основу сплоченности и прочности войсковых подразделений.
Служба в армии действительно является почетной обязанностью. Кто не служил в армии, к тому отношение в корейском обществе снисходительное. Такой человек не сделает карьеру ни на государственной службе, ни в частной компании, не станет хорошим артистом в театре или кино и т.д. Всю жизнь его будет преследовать вопрос, а служил ли он в армии? Когда-то так было и в России. Престиж вооруженных сил настолько высок в Корее, что молодые люди приезжают из других стран, где они находятся на учебе, чтобы отдать свой долг Родине.
О том, как корейцы относятся к своей Родине, о многом говорит лишь один характерный пример, о котором мне поведали в приватной беседе. Во время дефолта в конце 90-х годов люди сами пошли сдавать накопленные драгоценности, чтобы поддержать государство. У нас в России подобный эмоциональный порыв населения в силу ряда причин, пожалуй, невозможен.

Сильно влияние в стране буддизма. Более того, буддийские монахи принимают активное участие в светской жизни Кореи. Я с интересов наблюдал за длительной процедурой посвящения детей 7-8 лет в скауты рядом с храмом. Было жарко, дети явно устали, но не капризничали и не шалили, стойко перенося трудности, понимая важность происходящего в их жизни события и принимаемой индивидуальной клятвы. Похоже, что организаторами посвящения выступали буддийские монахи.

Понаблюдав за этим красочным зрелищем, я не смог удержаться, чтобы не зайти в храм. Выбрал место и принялся медитировать под бой барабана вместе со всеми. Вокруг меня в храме находились почему-то одни только женщины. Мне было хорошо. Ритмичные удары барабана и чтение молитвы окружающих меня женщин уносило мое сознание куда-то далеко, далеко. Только непривычная для европейцев поза лотоса не позволила досмотреть и дослушать это завораживающее действо до конца.

Китайское влияние в стране, начиная от иероглифической письменности, которую, несмотря на свой алфавит, корейцы до сих пор используют, и, заканчивая конфуцианством, традиции которого насчитывают два с половиной тысячелетия, до сих пор велико. Конфуцианство это целая система морально-этических догм и норм поведения человека: почитай предков, особенно своих родителей; человеколюбие, любовь к родственникам; любовь и уважение к старшим, подчинение им; важнейшим моментом конфуцианства является учение о благородном муже. У меня сложилось впечатление, что конфуцианские традиции здесь более сильны, чем в самом Китае.
Во всяком случае, здесь никто не старался меня обмануть, нагреть, надуть, как это было со мной в Пекине. Только однажды на торговой улице вручили рекламный проспект настоящего массажного салона. На взаимном уважении, вежливости и доверии строится вся общественная жизнь в Корее. Как пример, на двери автомобилей приклеивают мягкие подушечки, чтобы не повредить соседние автомобили.
Попав в номер, обнаружил красиво исполненное письмо, в котором администрация извещала меня о начале помывки фасадного остекления и окон. Для обеспечения частной жизни, в случае необходимости, мне предлагали закрыть шторы на окне. И в заключение приносили извинения за любые причиненные неудобства в связи с этой работой.
После 35 часового бодрствования, наконец, заснул, чтобы вскоре проснуться ночью, не понимая, где я нахожусь. Осознав, что я в чужой стране и цивилизации, захлестнули неприятные ощущения и обида, что все меня бросили, что я тут совсем один. Хотя постепенно сознание возвратило меня в реальный мир. Пришло и понимание того, что это я сам забрался сюда в номер четырехзвездного отеля на девятый этаж. И никто меня не бросал. Однако тоскливое настроение не проходило. Вспомнил свои детские ощущения, когда после каникул из родительского дома в 11-12 лет возвращался в Ленинградское Нахимовское училище и целую неделю мучительно привыкал к новому ритму жизни. Какие-то детские переживания всколыхнули память.
По мере знакомства с местными обычаями, нравами, культурой пришло ощущение, что корейцы отличные ребята, и все тут мне нравится. У них очень быстрая реакция, они вежливы и воспитаны, страшно трудолюбивы. Приходя в гостинице в ресторан на завтрак, сообщив администратору о столике, за которым бы хотелось отведать деликатесы корейской национальной кухни и предпочтении в напитке, буквально через минуту дымящаяся чашечка ароматного кофе или чая оказывалась у меня на столе.
Как официанты среди сотни других посетителей ресторана умудрялись отследить, что ты допиваешь первую чашку кофе и готов уже насладиться второй, уму непостижимо.
Образец морозоустойчивого и брызгозащитного чехла для планшетника, который еще не существовал в природе, а лишь обсуждался в ходе переговоров с директором одной из корейских фирм, был передан буквально на следующий день.
Чувства ответственности и организованности корейцы впитывают буквально с молоком матери. Вся жизнь в стране подчинена определенным алгоритмам действий, к которым быстро привыкаешь и оцениваешь их рациональность и целесообразность. Например, за проезд по платной государственной дороге выкладывать деньги приходится лишь тому, кто едет в машине один, без пассажиров.
И тогда становится понятно, почему им удалось сплотиться и двигаться всей нацией так быстро вперед, а мы топчемся на месте, совершая глупости, а иногда двигаемся в обратном направлении.
Приходится признать, что воспитание и образование является важнейшей составной частью экономического успеха Кореи.

Самым ярким впечатлением и испытанием, культурным шоком оказалась корейская кухня. Как мне объяснили, если каждый день есть новое блюдо, то, чтобы попробовать все, не хватит и всей жизни. Несмотря на остроту, корейская еда изысканна. Удивительно, что в Санкт-Петербурге корейские рестораны совсем не распространены. После переговоров с представителями корейских фирм трапезы порой затягивались на несколько часов. Блюда сменялись одно за другим. Гостеприимным хозяевам хотелось хорошенько накормить гостей, чтобы у них сложилось ясное представление о корейской кухне. Общее количество блюд и закусок за обедом или ужином, казалось, превышало разумные пределы. Гостям всегда хотелось попробовать очередное новое блюдо, принесенное официанткой. И если и наступало временное насыщение, то с появлением нового блюда силы мгновенно восстанавливались, и можно было начинать все сначала.

Как мне рассказали, когда выяснилось, что от деревянных зубочисток, которые попадали в пищевые отходы, стали гибнуть свиньи, причина была очень быстро устранена. Во всех ресторанах и кафе их просто переместили со столов поближе к выходу. А когда у фермеров появились проблемы с реализацией собственной продукции, их активно поддержали студенты своими выступлениями. Правительство пошло на уступки, и вопрос был решен.
Что касается туалетов как показателя экономического развития страны, то в Корее они есть везде, чистые и бесплатные. Их трудно сравнить с нашими страшными пластиковыми коробками, за которые еще и платить приходится.

При возвращении домой, прибыв в самый лучший в мире сеульский аэропорт Инчхон, направился скорым шагом к входу. Я витал в облаках, думая о чем-то своем, радуясь скорой встрече с родными. Ничего не предвещало неприятных происшествий.
Прозрачная стеклянная дверь с трудом выдержала удар моей головы. Гулко завибрировала, загудела, но не разбилась. Голова тоже гудела и вибрировала, но устояла, не раскололась, как пустой орех. Значит крепкая и не пустая, мелькнула мысль. Выдержала лобовое столкновение с дверью. Не совсем понимая, как такое могло произойти со мной, подошел к облицовке здания, чтобы приложить ушибленное место к чему-то холодному. Так меня мама в детстве учила делать, чтобы синяк не появился.
Собрались зрители. В их глазах читался немой вопрос и любопытство, как от удара такой силы дверь могла устоять и голова не повредиться? Столкнулись добротный продукт рук человеческих и «медная голова», венец эволюционного развития человека. Большей частью люди улыбались забавной ситуации. Взрослый дядя со всего маху налетел на стеклянную дверь. Чуть ее не вышиб. А потом подошел к зданию, прислонил голову к облицовке. Пока зрителям было непонятно, что делать: то ли совсем человеку плохо, что он за стенку цепляется и в любой момент может упасть, то ли ему просто плохо, но не совсем, раз стоит на ногах. Может и не потребоваться скорая помощь. Наблюдателей за пострадавшим человеком прибавилось.
Люди ждали продолжения представления, разворачивающегося прямо у них на глазах.
Вдруг из толпы ко мне вплотную подошла кореянка, быстро сообщив, что она является тем специалистом, который мне нужен, профессионалом по спасению людей, попавших в критическую ситуацию, предложила довериться ей и выполнить ряд ее рекомендаций. Оказалось, что я все делаю не так, как надо, чтобы голова не пострадала. Советы моей матушки, оказывается, сильно устарели. Она предложила подойти к стеклянной двери, о которую я ударился, прислонить голову к месту столкновения, потом плавно отвести голову и так несколько раз. Я повиновался. Зрители с интересом наблюдали за представлением. Ждали, что произойдет дальше.
Каждый раз, когда я убирал голову от стекла, сердобольная женщина спрашивала меня:
-Вы чувствуете усиление боли? Так должно быть, это нормально.
-Никакого усиления боли не чувствую,- ответил я.
Но, сразу осознав, что это не на пользу репутации моей спасительницы, и, боясь разочаровать ее, добавил:
- Голова, правда, слегка побаливает. Это было правдой.
В окружении зевак так продолжалось еще несколько минут. Я уже полностью вошел в роль пострадавшего. В очередной раз, прислоняясь головой к стеклу, я предложил улучшить ее метод восстановления, сказав:
-Может, мне попросить прощения у двери за то, что я ее ударил? И тогда вообще все будет хорошо.
-Нет, что вы, этого делать не следует,- попросила меня моя спасительница. - Вы действительно не чувствуете усиления боли?
-Кость ведь сплошная, чему там болеть,- попытался пошутить я.
Моя шутка прозвучала для нее обнадеживающе:
-Значит, все в порядке, Вы можете идти,- разрешила она мне. - Если почувствуете недомогание, немедленно обращайтесь к врачу.
-Прямо сейчас и отправлюсь. Дома меня уже давно дожидается личный врач.
Я прислушался к своим ощущениям, все было в порядке. Да и люди вокруг улыбались, радуясь небольшому происшествию, которое благополучно закончилось.
Это оказалось самым трудным испытанием в далеком путешествии в «Страну утренней свежести».