Владимир Галахов. Несколько слов об ушедшем от нас товарище.

Непросто написать коротко об ушедшем человеке, если в его жизни было столько всего самого разного, что хватило бы на несколько книг. Он нечасто участвовал в наших мероприятиях, но его присутствие всегда делало наши встречи интересными и содержательными. Он умел, не говоря много о себе, увлекательно и с юмором рассказать о тех переплетах, в которых оказывался сам или его знакомые и друзья.
Остается только предоставить другим авторам возможность высказаться. Его имя нашлось во многих литературных произведениях. В основном тех, что посвящены войне в Афганистане.

«Эта книга никогда не издавалась. Ее автор, отец моего товарища Игоря Адамова, военного переводчика, погибшего в провинции Парван, Николай Адамов, старший офицер 1-го Главного управления КГБ СССР, умер в 1997 году в Белоруссии. Он написал эту маленькую, но очень теплую книгу о сыне для младшего брата Игоря, Ильи, которого тот так и не увидел.
Бюро переводчиков при Министерстве обороны ДРА:
Крамаров Иван Федорович, начальник бюро до прибытия 12 марта Бартенева;
Зенцев Анатолий Петрович, старший переводчик;
Клюкин Гена, старший переводчик после Зенцева – 10 мая, 7 августа».
Махмут Гареев Афганская страда
«Группа военных специалистов. В составе группы Главного военного советника при Министерстве обороны было 30 генералов и офицеров. В составе оперативной группы, работавшей под непосредственным моим руководством, 12 генералов и офицеров: генерал-майор Чумичев В. И., полковник Леньков В. Ф. (его сменил полковник Аринахин А. Ф.), генерал-майор Афанасьев В. И. (его сменил генерал-майор Колодий Г. В.), полковники Петров П. А., Рыженко П. П., Егоров В. Д., Котов В. Н., Коменденко В. Н., подполковник Клюкин Г. Н. (переводчик), адъютант майор Шишов В. М. (его сменил подполковник Борзосеков Д. И.). Позже появился генерал-майор Никитин Ю. М., имея задачу работать при командующим обороной г. Кабула».
Александр Ляховский, Вячеслав Некрасов
ГРАЖДАНИН ПОЛИТИК ВОИН Памяти Ахмад Шаха Масуда
Александр Ляховский: «Генерал армии Варенников поручил мне встретиться с командующим оперативной группы «Баграм» генералом Беги, в зону ответственности которого входил Южный Саланг, и довести до него приказ о срочной отправке в район Саланга афганских подразделений, спланированных для занятия сторожевых застав и постов, оставляемых советскими войсками. Генерал Беги в это время находился в Кабуле в своем доме в кругу семьи.
Когда мы приехали к нему вместе с переводчиком Геннадием Клюкиным, он сидел в комнате, держа ноги в тазу с водой. Естественно, переданный ему приказ особых восторгов у него не вызвал, но ему все-таки пришлось срочно организовывать отправку на Южный Саланг некоторых подразделений афганской армии. После этого мы вместе с начальником штаба Оперативной группы МО СССР в РА генерал-лейтенантом В.А.Богдановым поехали в министерство обороны РА, где встретились с министром обороны генерал-полковником Шах Навазом Танаем и начальником Генерального штаба генерал-лейтенантом Асефом Делаваром, уточнили с ними задачи и порядок взаимодействия».
Любовь Карпова «Санкт-Петербург. 16 лет в Афгане…»
«Честно говоря, я не смог досмотреть до конца нашумевший фильм «9 рота» талантливого режиссера Федора Бондарчука: в жизни все было совсем не так…» - Признался ветеран афганской войны Геннадий Николаевич Клюкин на встрече со школьниками и воспитанниками Военно-Морского Нахимовского Училища, которая прошла 22 февраля в Санкт-Петербургском Центральном Дворце детского технического творчества (новости до Москвы идут долго - редактор).
«15 февраля - уже 17 лет, как Советские войска ушли из Афганистана. Пятнадцать лет военных действий, тысячи погибших, сотни пленных… В афганской войне было много спорного и непонятного: ее конечные цели до сих пор не проставлены», - с болью говорил ветеран, который в Афганистан попал 24-летним рядовым переводчиком, а вернулся на Родину через 16 лет (!) уже первым секретарем посольства СССР в Афганистане.
На встрече Геннадий Николаевич много рассказывал о роли военных переводчиков и о том, что без них были бы невозможны никакие мирные переговоры. А пять бывших военных переводчиков, служивших в Афганистане, сейчас работают даже в Государственной Думе. Военным переводчиком, кстати, был и известный журналист Евгений Киселев. Вопросы гостю-ветерану задавали, в основном, взрослые участники встречи –педагоги дополнительного образования и учителя. Так, на вопрос о стрелковом оружии Геннадий Николаевич ответил без утайки: «8 лет войны я прошел с одним пистолетом, в котором был единственный патрон. Он-то и давал мне уверенность в том, что живым в плен афганцам я не сдамся». А напоследок - в преддверии Дня Защитника Отечества - Геннадий Николаевич пожелал всем: «Пусть всегда будет мирное время и голубое небо над головой!»
Теперь несколько слов от себя. Несколько лет назад по приглашению руководства одной из школ Санкт-Петербурга нам пришлось вместе со своими коллегами и товарищами по профессии проводить то, что теперь модно называть словом «презентация». Только «презентовали» мы учащимся старших классов немодную ныне профессию военного переводчика.
Пиджак Геннадия Николаевича провисал под тяжестью афганских и советских орденов. Каждый из нас, дополняя друг друга, рассказывал что-то из общеизвестного нам об этой профессии, о нашем собственном опыте, о странах и ситуациях, в которых может оказаться военный переводчик.
Повторю пожелание Гены, которое стало его завещанием - «Пусть всегда будет мирное время и голубое небо над головой!»

Комментарии

Памяти друга

Судьба свела меня с Геной, хоть мы учились в разных группах, чуть ближе: в 1970-71 учебном году мы с ним жили в одной комнате в Хилтоне, и даже организовали небольшой жилищный кооператив, но рассказывать об этом периоде нужно отдельно. Человек он был неординарный.
В течение долгих лет места нашей с ним службы не совпадали, а пути нигде не пересекались. Все мои попытки найти его координаты заканчивались неудачно. Гена тоже, как вы сами понимаете, со своим персидским языком был занят все 70-80-е годы по самое не хочу.
И вот ровно через сорок лет после нашего расставания с ним, в начале 2012 года, уже после того как сведения о презентации моей книги в С-Петербурге дошли до одного из сайтов ВИИЯ, он прислал мне короткое письмо. Радости нашей от вновь обретенного друга не было предела. Но беда была в том, что его письмо я получил уже тогда, когда покинул Питер. Началась активная переписка, которая когда-нибудь вполне может стать неплохим литературным произведением.
В своем «романе в письмах» успели обсудить многие дела и очень надеялись на встречу. Встреча нам нужна была как воздух, потому что еще оставалось много вопросов, которые хотелось бы выяснить. Но я на эту встречу опоздал: получил страшное сообщение, еще находясь в Китае и готовясь вылететь в Россию. Мое последнее письмо к нему датировано 17 июня, но я даже не знаю, получил ли он его... Скоро будет годовщина его смерти.
К сожалению, у меня нет его питерских координат и домашнего телефона его родных, чтобы иметь возможность пообщаться с ними по прибытии в Питер. Его мобильный телефон отключен, никто из его родных этим мобильником и его электронным адресом, к сожалению, не пользуется...

Сергей Богданов. Весь мир наших персов скорбит

С трудом верится, что Геннадия уже нет с нами... Не поверил сразу. Думаю, как и Вы. Не получается, не честно и не справедливо. Всего лишь чуть постарше нас, 86 ук, так были вместе там, а всё же был выше на голову, по отношению ко всему, что я понимал и мне было дорого и остаётся в памяти - даже его отношения среди наших старших своих вияковцах. А крайний раз его видел на кафедре, когда приезжал сапсаном на открытие в нашем институте мемориальной доски выпускникам, погибшим в Афганистане, помните?! Светлая память таким людям тогда и сейчас!
Конечно, хочется выразить соболезнования всем родным и близким Геннадия. ... От души и для нашей доброй общей памяти ...

С уважением и на связи,
Сергей