Владимир Княжев, В-73. «ПЕШЕХОДОВ НЕТ» или мое путешествие во Вьетнам.

Поначалу я написал в заглавии «Мои путешествия по Вьетнаму», но потом решил, что это нескромно: на самом деле мне удалось побывать только в двух городах Вьетнама: Хо-Ши-Мине (Сайгоне) и Вунг-Тау.

Часть I
Москва-Сайгон-Вунг-Тау
Хо-Ши-Мин – это большой город. Вунг-Тау – город маленький.
Он даже на глобусе не обозначен. Зато никто не помышляет о его переименовании. Когда во Вьетнаме закончится эпоха социализма, город, возможно, обретет свое прежнее название – Сайгон.
Из Москвы в Хошимин, по - вьетнамски «Хо-Ти-Минь», можно долететь прямым рейсом Вьетнамских авиалиний за 10 часов 20 минут.
Вероятно, есть рейс Аэрофлота, но я доверился рекламе и отзывам пассажиров Вьетнамских авиалиний.
У выхода к самолету в аэропорту Домодедово пассажиры ожидали посадки вместе с экипажем: вьетнамские летчики – крепыши в белых рубашках и сверкавших золотом фуражках выгодно отличались от соотечественников – пассажиров мужского пола, а стройные стюардессы тоже отличались от соотечественниц не только красотой: они были одеты в форму - стильные бордовые платья со стоячим воротничком. Платья закрывали их ноги, но подчеркивали гибкий стан и создавали им какую-то особенную восточную привлекательность.
Экипаж пригласили в самолет, и все ожидавшие посадки поняли, что скоро взлетим.
Вылетели мы из Домодедово с небольшой задержкой.
Время во Вьетнаме уже перевалило за 23 – 00.
Одна красавица хорошо произносила стандартные фразы по- русски.
Две других на приличном английском говорили тоже самое. На английском языке демонстрировались и фильмы с участием знаменитых американских актеров, правда, нынче уже подзабытых.
Покормили и напоили нас хорошо и без проблем со взаимопониманием. Еда была обычной, без всяких острых приправ.
В хвосте наши молодые парни и мужики, как водится, устроили гульбарий и долго мешали людям спать.
Я летел эконом классом (стоимость перелета туда и обратно почти 28 тыс. руб., хотя можно было купить дешевле, но заранее – 23 тыс. с хвостиком), и оказался недалеко от «бизнеса».
Ряды кресел там располагаются следующим образом: слева и справа по борту два кресла, в центре пять. Чем ближе к «бизнесу» и большому экрану, тем меньше расстояние между креслами - для длинноногих это проблема. Дальше к хвостовой части оно немного увеличивается. Мое место было там, где пять кресел, но с краю.
Мне повезло – два соседних кресла были не заняты, и мне не приходилось вставать всякий раз, когда соседям надо было куда-то сходить. Однако комфортно поспать не удалось.
Жесткие кресла Боинга практически не откидывались, а свободные места справа от меня достались женщине, летевшей с мужем-нефтяником в г. Вунг-Тау, где долгие годы успешно функционирует когда-то еще при Советском Союзе созданное СП.
Вентиляционные решетки на потолке скошены так, что поток холодного воздуха идет на центральные кресла, так что пришлось накрываться легким синтетическим пледом.
Но холодно в нашем отсеке было и тем, кому достались места у иллюминаторов, хотя сидеть вдвоем комфортнее, чем впятером – особенно, если соседи болтают, разливая по стаканчикам - кто коньяк, а кто виски и водку.
У нас по кругу было тихо. Сидели вьетнамцы и наши – не туристы.
Ночью до команды «отбой» - когда выключили свет и ТV программу - я успел послушать музыку на своем планшетнике, посмотреть американский фильм на смотровом экране и полистать бесплатно выданные российские и вьетнамские газеты, а также рекламные журналы Вьетнамских авиалиний.
Под утро я заснул, но поспать мне не дали – объявили посадку.
На паспортном контроле и таможне не было ни проблем, ни задержек. Виза была не нужна – я планировал пробыть в стране менее 15 дней. Но чтобы убедиться в этом вьетнамский лейтенант затребовал у меня обратный билет.
Багаж получили быстро и без задержки.
Планировка зала прилета продумана, удобна и настраивает на позитив.
На выходе стояла и сидела на корточках толпа встречающих с табличками турфирм, организаций и просто именами прилетевших иностранцев.
Пахнуло жарким влажным воздухом.
+ 29С. В Москве в день вылета +13С.
Я не был туристом – одиночкой, и меня ждал служебный автомобиль, водитель которого кое-что понимал по - английски.
Ехали медленно (Фото 1) – улицы были заполнены мотоциклистами. Женщины, мужчины, подростки ловко рулили, не оставляя шансов дорогим японским авто на быструю езду в этом броуновском движении, не подчиняющимся никаким правилам.
Оторвав взгляд от дороги, я стал рассматривать рекламу, дома, магазинчики, кафэшки и мастерские. Около них в большом количестве теснились мотоциклы и мопеды.
Мы ехали по узким улицам, где движение было возможно только в два ряда: в левом авто и мотоциклы, в правом – только нескончаемый двухколесный трескучий поток (Фото 2).
Это была старая часть города. Широкие проспекты и современные развязки ждали нас впереди. Когда мы там оказались, у меня невольно вырвалось: «Надо же! И сюда Лужков добрался».
Небольшой квартал был точной копией московских высоток «Дон-Строя» (Фото 3).
Мы проехали по мосту Сайгон и у магазина МЕТРО (как позже выяснилось при его посещении, он отличался от московского только скромностью интерьера и наличием экзотических местных фруктов и овощей) нырнули в разрыв и развернулись в обратном направлении.
Перейдя в правый ряд, мы смогли свернуть на маленькую узкую улочку, утопавшую в зелени.
Она привела нас к скрытому за высоким забором городку.
Его улицы имели поэтичные названия цветов – Жасминовая, Лавандовая, Тюльпановая и т.д. Двухэтажные виллы современной постройки скрывались за пальмами и цветущим кустарником.
Мы проехали мимо международной английской школы, потом немецкой – на ее фасаде был хорошо виден герб Федеративной Республики Германии. Стало ясно – здесь живут иностранцы с семьями.
Городок заканчивался у берега широкой реки.
Моему поколению ее название - Меконг - хорошо известно, так как оно тесно связано с войной, которую Соединенные Штаты Америки вели против вьетнамцев, ставших по ее окончании единственным народом, которому удалось победить американцев.
Конечно не без помощи тогдашнего СССР.
Об этой помощи, как и самом СССР, мало кто из них сейчас вспоминает.
И даже совместное предприятие «ВьетСовПетро» перестало быть тем, чем оно когда-то было: теперь 51% процент этого предприятия принадлежит не Советскому Союзу (его правопреемнице России) - а Вьетнаму, т.е. это вьетнамское государственное предприятие с участием иностранного, российского капитала.
В городке Вунг-Тау (Фото 4), где оно расположено, живет около полутора тысяч россиян. Они вместе с вьетнамцами добывают нефть и газ.
Условия их жизни сильно отличаются от тех, в которых оказался я.
О коттедже и личном бассейне для каждой семьи им даже в голову не приходит помечтать.
Хотя доходы так называемого «СП» очень немаленькие. Кто и как их расходует – нам с вами не ведомо.
На фоне проблем, с которыми сталкивается Социалистическая Республика Вьетнам в развитии своей экономики, «ВьетСовПетро» демонстрирует устойчивое функционирование, в то время как 79 000 компаний в прошлом году элементарно обанкротились.
Газета Viet Nam News в номере от 25 апреля 2012 года сообщает:
Propping up enterprises had become an urgent issue in the face of stagnant production, increasing inventory and falling profits.
Unsold inventories and overdue debts remained a major problem ….
Следующая строка повергла меня в полное недоумение:
«Many companies have also used capital unreasonably, with many firms using short-term capital for long-term investments ….»
И далее приводится пример того, как одна фирма, специализирующаяся на морепродуктах, не смогла рассчитаться с долгами, потому как, взяв краткосрочный кредит в 57,7 млн. долларов на собственное развитие, вложила их в строительство завода по производству прохладительных напитков.
Вьетнамские экономисты считают, что “….it is important to hasten equitisation of state – owned enterprises and put them into an equal competitive environment with other sectors….and to urge firms to publish financial reports to prove themselves more reliable to capital suppliers”. Как все это знакомо!
Продолжая строить социализм, Вьетнам расширяет торгово-экономическое сотрудничество с США.
Газета информирует читателей о том, что “…US markets has been importing increasing volumes of Vietnamese fresh fruit and vegetables, mango and dragon fruit being the most popular…and since the start of this year 36 varieties of fruit and vegetables have been exported to USA with the total export turnover of US$ 1.1 million. In the first two months of this year Vietnam earned $624 000 from dragon fruit”.
На самом деле этот фрукт (Фото 5) - водянистая белая мякоть с вкраплениями черных, словно маковых, зерен - совершенно безвкусен и его можно есть только в салате, смешав с ломтиками манго, киви, апельсина, бананов и тертыми яблоками.
Зато у него оболочка похожа на кожу дракона и много витаминов внутри. Он также способствует снижению веса, уровня холестерина и помогает при диабете.
Манго в Сайгоне стоит 40 - 45 тысяч донгов (два доллара за килограмм).
В Вунг-Тау разные сорта манго стоят по разному – от 25 тыс. до 35 тыс. «Дракон» стоит дороже – 70 тыс. за кг. (в $ - дели на 20). По их зарплатам – не дешево. Видимо, стоимость транспортировки высока.
Экзотических фруктов и овощей здесь великое множество
Вот их неполный перечень:
Манго (Mango)- Xoai
Лонган (Longan) - Nhan
Дурман- (Durian) – Son Rieng
Папайя (Papaya) – Du-Du
Мангостин (Mangosteen) – Mang Cut
Питахайя (Dragon Fruit) – Thanh Long
Гуава (Guava)
Рамбутан (Rambutan) – Chom Chom
Черимой (Custard Apple) – Mang Cau
Наряду с «драконом» есть такие, что понижают содержание сахара в крови и уменьшают холестерин.
Произнести по-вьетнамски их названия вам не удастся, поэтому лучше указать пальцем на желаемый фрукт или ткнуть им же в строку разговорника, где он обозначен.
Иностранцам жизнь во Вьетнаме кажется дешевой. Между прочим, в Вунг-Тау алкоголь иностранного производства (русские и украинские водки, шотландский виски и т.д. стоят дешевле, чем в аэропорту: 0.7 водки меньше 10 долларов).
Они, европейцы и не только, туда едут жить и работать, на отдых и за экзотикой.
В Гранд Отеле 4*, - (Фото 6 - one night 75 USD) (Front Office manager Ned Cuong, mob: + 84 90 667 4499) - города Вунг – Тау, мне один австралиец, приехавший с семьей из Сингапура, сказал: «Да тут все за так!».
Отчасти он прав, если сравнить стоимость сувениров и жемчуга в магазинах Сайгона, в международном аэропорту и в сувенирных лавочках, между прочим немногочисленных, городка Вунг-Тау.
Набор - серьги, перстень, браслет и ожерелье из жемчуга- (Фото 7) в Вунг-Тау (я не люблю торговаться, за что меня всегда осуждает жена) стоит 30-35 долларов, а в аэропорту цена вырастает в 4-5 раз и больше.
За 5-10 долларов в Вунг-Тау можно купить красивое жемчужное ожерелье. Шкатулки продают по 2-5-10 долларов.
Выбор сувениров, их цена и качество заслуживают похвалы.
Поэтому россияне ездят в Вунг-Тау, где есть и недорогие гостиницы - до 20 долларов за сутки. Некоторые вывозят жемчуг мешками.
В Вунг-Тау живут наши люди, готовые оказать помощь по всем вопросам, возникающим у приезжих, если они обратятся к ним от моего имени (контактный телефон предоставлю по запросу).
Кроме сувениров в Вунг-Тау есть куда сходить и на что посмотреть. С набережной, пройдя или проехав до канатной дороги, вы попадете на небольшую гору, где все ее достопримечательности можно обойти за 30 минут. (Фото 8,9,10,11).
Зоопарк – грустное зрелище, поэтому посетителей там нет.
Все бегут в пещеру Будды. Ну а дети на карусели.
Летняя веранда, так же как и зоопарк, интереса у посетителей не вызывает, не смотря на зазывалу, приглашающего всех через громкоговоритель.
Зато популярностью пользуются кафе, катание на лошадях и на водных велосипедах. Есть там и кемпинг, в котором никто не живет С горы открывается вид на море, по которому плывут пароходы Спускаясь с горы вниз на «канатке», из кабинки хорошо видно как живут местные «олигархи» (Фото 12).
На первой и второй линиях кроме отелей много кафе, баров и ресторанов: рыбный ресторан SeaFood, бар «Черная Жемчужина», много других мест, (пляжи, парки, музеи, бары, кафе – советую сходить в “O Cap” – не путать с отелем в “O Cap 2*, он чуть дальше по набережной - рестораны, магазины, рынки и пр.), известных «местным русским» - они знают, куда надо пойти, а куда нет – и прочий перечень того, что привлекает наших людей, оказавшихся в Сайгоне по тем или иным причинам и решивших посетить Вунг-Тау: от Сайгона путешествие на «советской ракете», катере на подводных крыльях, до этого маленького городка займет 1 час тридцать минут: кондиционер, вода, красивая стюардесса в бордовом платье (форма та же, что и во Вьетнамских авиалиниях, только ткань подешевле).
Чем хорош маленький городок – все в пешеходной доступности, хотя пешеходов из местных на улицах нет!
Здесь, как и в Сайгоне, бродят только иностранцы (Фото 13).
Все местные - на мотоциклах, мопедах и велосипедах (видел русского парня на велосипеде).
Зебра – профанация не только в Вунг-Тау, но и в Сайгоне (Фото 14) - ни один водитель не остановится.
Чтобы перейти улицу - надо уметь лавировать между проезжающими «колесами», уступать, особенно лихо мчащимся,
но если вы устали или живете далеко от морского вокзала и той части набережной, которая от него переходит в парк, то вам придется ездить по Вунг-Тау и лучше это делать на такси.
Иногда попадаются англоговорящие водители.
Срочно записывайте их телефон и пользуйтесь их услугами.
Счетчик в одних машинах начинает отсчет стоимости поездки с посадочных 11,5 тысяч (чуть больше 0.5 USD), в других с 10 тыс.
В них и окончательная сумма меньше.
Различаются такси по цвету: дорогие – салатно-зеленые или белые с зелеными полосами, вторые – без зелени.
Три – пять долларов и вы в желаемой точке вашего маршрута, который бесполезно показывать по карте, если водитель не понимает по - английски.
Спасают известные ориентиры, которые вы сами должны определить. Например, улица Баку (столица Азербайджана).
В советское время огромное число вьетнамцев, в том числе из Вунг-Тау, побывали в Баку на учебе и практике; те, кто учился у нас, получал дипломы, работал бок о бок с советскими людьми, воевал – все были отправлены на пенсию. В результате уровень профессионализма, особенно в образовании, сильно упал.
Зато выросла коррупция.
О ней простые вьетнамцы говорят с горечью.
Воспоминания о Союзе вылились в то, что в городе появилась улица Баку. От нее влево и вправо на прилегающих улочках вы найдете все, что вам нужно.
У пристани обычно дежурят мотоциклисты. Они довольно навязчиво будут следовать за вами и предлагать свои услуги.
Эти услуги по цене сопоставимы с такси, но в такси кондиционер, комфорт и безопасность.
Я умудрился заплатить мотоциклисту 60 тысяч, а потом на такси тоже расстояние от отеля проехал за 20.
Если таксист-мотоциклист решит, что с вами можно пооткровенничать (а они в отличие от легальных таксистов лучше говорят по-английски), то вам предложат секс-услуги, легкие наркотики и прочие приключения.
В разговорнике издательства КАРО, Санкт-Петербург, (составитель Е.В. Лютик) написано, что «…Вьетнам – это туристический рай, прежде всего благодаря климату, красочным пейзажам, кухне, привлекательным ценам для туристов и что не менее важно – безопасности».
Вьетнамцы (и я вместе с ними) не вполне согласны с Е.В. Лютиком по части безопасности, о чем местные жители сами предупреждают всех приезжих: не только в крупных городах, где у вас могут вырвать из рук сумку, кошелек, фотоаппарат или кинокамеру и скрыться на мотоцикле или в ближайшей подворотне, но и в маленьком городке Вунг-Тау вас могут ждать неприятности. Поэтому, путешествуя, не мешает иметь «подстраховку»: адрес и телефон генконсульства России в г. Хошимине – ул. Бах-юйен-тхань-куан 40, (848) 930-3936; cgrushcm@fmail.vnn.vn или в г. Дананге: Чанфу 22 (84511) 822-380; 818-528; consdanang@dng.vnn.vn
Здесь, в Вунг-Тау, вас будут подстерегать заезжие аферисты (станут раскручивать на карточные игры или подпольное казино), сутенеры (под благовидным предлогом приглашающие попробовать филиппинскую кухню у них дома, где ждет их младшая сестра, по счастливой случайности уезжающая на этой неделе работать медсестрой в Москву, Нью-Йорк, Берлин - за кого вас примут, туда она и едет; сами путаны, внешне никак на них не похожие (если вы сидите в баре).
Как правило, это филиппинцы или прочие представители этого обширного юго-восточного региона.
Они охотятся на иностранцев, гуляющих по набережной, в парке, в барах и ночных ресторанах.
Обычно филиппинцы (М и Ж) свободно говорят по-английски, чем сразу подкупают намучившихся иностранцев: ни по-русски, ни по-английски основная масса тех, с кем вам предстоит общаться, не говорят, хотя гордо заявляют в начале контакта, что понимают вас.
Поэтому каждый, кто в той или иной лавочке, магазине, такси, гостинице на самом деле владеет английским языком, становится источником информации и помощником в части отыскания нужной вещи или места.
Хотя свои проблемы в итоге я решил сам, а помощники front office в отеле только путали меня, так как с ориентировкой по карте или рисованием маршрута у них не складывалось.
При выходе с морвокзала в Вунг-Тау слева будет находиться парк и парочка маленьких городских неблагоустроенных пляжей.
Вправо по набережной можно также дойти до «диких пляжей» Back beach, не принадлежащих отелям. Все пляжи на сегодня – городские и «дикие». Переодеться негде, душа нет, туалетов нет ни в парке, ни на пляже. Однако есть надежда, что после завершения строительства современных отелей на пляже Back beach уже в следующем году можно будет отдыхать цивилизованно.
Я был единственным европейцем, присоединившимся к многочисленной группе купающихся вьетнамцев – женщин (в майках, юбках, платьях), детей и мужчин в спортивных шортах (в плавках никого не видел).
Тесной группой они стояли по пояс в воде и весело подпрыгивали, шумно общаясь, хотя видели друг друга первый раз: автобусы, на которых они приехали в Вунг-Тау праздновать 30 апреля - День освобождения, прибыли из разных соседних деревень и поселков.
Было такое впечатление, что они просто не умеют плавать.
Те, кто умел, заплывали, как и я, подальше в море, где было глубоко, и вода была чище и светлей, т.е. не такой желтой. Дело в том, что река Меконг приносит в свою дельту тонны песка и ила.
Потом все это растаскивается морским течением влево и вправо по побережью.
Соленость воды небольшая, но пловца она держит хорошо.
Уже на третий день я обратил внимание, что моя кожа стала шелковистой и гладкой.
Если бы мне удалось позагорать, то, возможно, она сравнялась бы с чистой, приятной на вид, желтоватой кожей вьетнамцев, хотя загар у них не в почете – считается, что это признак отношения к низшему сословию, занимающемуся физическим трудом на полях и фермах – вот вам и социализм с его лозунгами!
На пляжах полно мусора, хотя один раз в день рано утром приходят женщины и хорошо нам знакомыми граблями этот мусор убирают (возможно, где-то работает мастерская, и советское оборудование, штампует эти грабли. Во всяком случае, советская пекарня в Вунг-Тау точно есть, так как я обнаружил в одном продовольственном магазинчике буханки нашего черного и белого хлеба, стоимостью 90 руб. в пересчете на наши деньги).
И на какое-то время пляж выглядит вполне прилично (Фото 15).
Так что если вам нужен загар и прекрасные обустроенные пляжи – то вы их найдете в городе Нан-Чанг. Из Сайгона лету туда за копейки ровно 40 минут.
Отели только надо бронировать заранее.
Вся инфраструктура на побережье скуплена россиянами: кафе, водные виды спорта и развлечений, и т.д.
Там вьетнамцы говорят по-русски. Один наш предприимчивый отставник организовал курсы русского языка для персонала гостиниц и ресторанов.
В городе Вунг-Тау празднование Дня освобождения (обратите внимание, вьетнамцы не стали называть его Днем победы над американскими захватчиками) вылилось в массовые гуляния на территории парка у набережной и площади, от которой начинались несколько центральных улиц, в том числе улица Баку, (Фото 16), а так же в мотогонки вдоль набережной – поток мотоциклистов в обе стороны не прекращался до двух часов ночи.
Мусора после себя отдыхающие на траве парковых газонов, как семьи с детьми, так и отдельные личности, оставили в изобилии, хотя кругом были надписи – «Не топтать» и «Не сорить».
Следующий день - 1 мая – похоже, у них в Вунг-Тау принято праздновать дома, заодно отдыхая от празднования дня предыдущего.
Ни демонстраций, ни митингов не было, пагоды тоже пустовали.
У входа дежурили смотрители, с легкостью разрешившие мне сделать несколько снимков (Фото 17).
Постичь тонкости верований вьетнамцев непросто: вместо привычных нам икон, видишь муляж кита и картины с изображением драконов и невиданных существ (Фото 18,19) .
В будние дни вечером, гуляя по набережной, я останавливался у ворот, за которыми на возвышении крутого берега находилась пагода, и там проходило удивительно красочное и завораживающее действо: под глубокое горловое звучание М-М-М-м-м «священнослужители» обращались к присутствующим с молитвой или речами – языковой барьер мешал мне постичь это таинство.
Мои познания постулатов буддизма – (имя этой религии дали западные миссионеры: увидев статую Будды, они решили, что присутствующие в храме или в пагоде верят в «буддизм») - сводились к скудным представлениям о существовании универсального закона бытия – дхармы.
Все привычные европейцам термины - «служба», «верующие» - им, буддистам, не ведомы, зато слово «нирвана» нам с вами хорошо известно.
Великий Брахма считается Отцом всего сущего, так что шансов у христианства заместить собой или хотя бы потеснить религию, корни которой уходят вглубь истории человечества на тысячелетия (может восемь, а может и больше тысяч лет – хотя официально буддизму приписывают возраст в 2.5 тыс. лет), не было.
Однако в Сайгоне в 1880 году христиане возвели собор Нотр-Дам-Де-Сайгон (Фото 26), но на этом дело и закончилось.
В Индии, прародительнице буддизма, население исповедует индуизм, ислам, а буддистов там всего 1%.
Иначе дело обстоит в Китае, Тибете, Японии, Монголии, Шри-Ланке, Тайланде, Калмыкии, Бурятии, Корее, Камбодже и, конечно же, во Вьетнаме.
Носители религии, оперировавшие задолго до современных цивилизаций такими понятиями, как «бесконечное пространство», «бесконечное понимание», «место, где ничего нет» и т.д. заслуживают уважения, однако вместо этого власти во многих странах долгое время активно боролись с этим религиозным учением, но успеха не достигли.
Человек, исповедующий буддизм, должен обогатиться огромным багажом знаний о природе человеческого тела и духа, о сакральных ритуалах и мантрах (Фото 20 – Мантра «О жемчужина лотоса!»). Он должен выучить и совершать дыхательные упражнения, знать какими способами нужно молиться и медитировать.
На все это вьетнамцы находят время. Сам видел, как рано утром они разучивают в парке упражнения, как молятся в пагодах и храмах каждый божий день.
Кроме того, гуляя по парку рядом с моей гостиницей, я обнаружил, что религия полуголого Будды и искусство, воспевающее женскую красоту, вполне уживаются друг с другом (Фото 9 и Фото 21-24).
Постичь буддизм европейцу практически невозможно (хотя некоторые знаменитые американские киноактеры и провозглашают себя буддистами) – надо там родиться и жить в ритме и ауре местных жителей.
Выучить вьетнамский язык и заговорить на нем – тоже кажется непосильной задачей, хотя в молодые годы мои коллеги освоили китайский, вьетнамский, корейский, арабский, персидский (фарси, дари) языки – что делает им честь, а их работа, т.е. успешное применение своих знаний, особенно в боевой обстановке, заслуживает уважения.
Кстати, все мировые религии, в том числе буддизм, ислам и христианство причисляют себя к миролюбивым и миролюбивейшим, и ни слова не говорят о том, что «на запасном пути» у них стоит «бронепоезд».
В буддизме этим бронепоездом является махаяна, или «большая колесница», а также ваджраяна, или «алмазная колесница».
Их отдельные практики иначе как кровожадными не назовешь.
Про «миролюбие» исламистов и боевиков добавить нечего, а средневековые христиане навечно прославили себя инквизицией и крестовыми походами, так же как нынешние католики и пр. европейские христиане бомбежкой Вьетнама, Югославии, Ирака, Ливии и т.д. и т.п.
В итоге число жертв всех этих «миротворческих» акций намного превосходит число погибших людей в сталинских лагерях.
А сказки про мирный исход евреев из Египта в Палестину с последующим обживанием земли обетованной можно рассказывать только детям.
Во Вьетнаме воевали «слуги и рабы господни» всех мастей и течений. Ни одна религия не смогла усмирить своих кровожадных прихожан, последователей и так далее.
Неспроста именно вьетнамец Luong Minh Dang, ныне покойный (умер в 2010), стал основателем новой мировой религии, основанной на истинном человеколюбии, пока еще не получившей привычного короткого названия в одно слово (вспомните, как появилось название религии «буддизм»), и определяемой им тремя словами MANKIND-ENLIGHTMENT-LOVE.
Ханифы, проповедники идей ислама (их число насчитывало примерно 1,5 тыс.), все позабыты, кроме одного – Мухаммеда, ставшего посланником аллаха, «расуль эл-ля», благодаря тому, что ему были ниспосланы заповеди господа: «алла» - так звучит бог на арабском языке.
О нем, боге, диктовавшем Мухаммеду свое послание, арабы на своем языке говорят так: «алл’ааху ‘акбар» - т.е. «его бог превыше других», поскольку на момент появления ислама, самой молодой из ныне существующих мировых религий, разных известных богов и их представителей на Земле было уже предостаточно.
Однако мало кому известно, что существует два Корана – второй называется Коран Усмана. Сей факт особо не афишируется. Андрей Васильков, В-74, снял замечательный фильм под одноименным названием «Коран Усмана».
Проповедники идей Мастера Данга присутствуют практически во всех странах мира, но у себя на родине он не встретил понимания со стороны «миролюбивых» буддистов и был вынужден бежать.
Вызревание ростков этой новой религии идет и в России, однако сей процесс, как и в случаях становления других религий, сопровождается появлением «сорняков», «ответвлений» и прочих «отклонений от курса» по причине «человеческого фактора».

Часть II

Вунг-Тау – Сайгон – Москва

Но пора возвращаться из маленького городка Вунг-Тау в Хошимин.
Морской вокзал Вунг-Тау в отличие от Сайгона – это современное красивое удобное здание с верандой и кафе. По радио приглашают на посадку, о чудо, на английском языке.
На причале в Сайгоне в день моего отъезда в Вунг-Тау все было иначе: еще около такси ко мне подбежал служка в синей форме и начал навязывать свои услуги.
Он меня отвлек, и я забыл в машине солнцезащитные очки с футляром.
Проводив меня до трапа на катер, он взял за это доллар, но тут выяснилось, что это не мой катер.
Моя ракета на подводных крыльях отправлялась на полчаса позже. В итоге, встав через полчаса у моего кресла в катере с протянутой рукой, на глазах у всех пассажиров он выпросил еще один доллар.
Американец, с которым этот служка поступил точно также, его послал. После чего, проходя мимо меня, он сказал: you good, American no good.
Надо было внимательно осматривать окружающее пространство – указатели и время отправления присутствовали на видном месте.
Но на жаре и в незнакомой обстановке, среди тех, кто не понимает иностранных языков, волнение начинает сказываться, и вы теряетесь на какое-то время.
Обратная дорога из Вунг-Тау в Хошимин заняла на 15 минут меньше – видимо дул попутный ветер и волна была небольшой.
А в веселой копании время летит незаметно (Фото 25).
В Вунг-Тау небо с рассвета было затянуто тучами, здесь же в Сайгоне оно палило уже в 9-30 утра.
Я сел в машину и вскоре оказался на знакомой Жасминовой улице.
Оставшиеся до отлета дни я посвятил делам, встречам и осмотру достопримечательностей Сайгона – Хошимина.
Где следует побывать и что посмотреть мне подсказала Золкина Наталья Борисовна, директор Русского центра Педагогического университета города Хошимин (zolkina_natalia@mail.ru).
Все расходы по содержанию этого центра взял на себя Фонд «Русский мир» (см. официальный сайт Фонда), действующий по инициативе В.В. Путина во многих странах мира.
Посол РФ во Вьетнаме и российский консул в Хошимине оказывают Н.Б. Золкиной всяческую поддержку и участвуют во всех значимых мероприятиях, проводимых ею (Фото 27).
Эта замечательная женщина одна выполняет работу, которую раньше делали многочисленные государственные и политические ведомства и организации.
Кроме того, она еще успевает учить вьетнамцев русскому языку.
Получив от нее информацию о культурных и торговых центрах Сайгона, я отправился по некоторым из указанных адресов:
Фото 28 - оперный театр, Фото 29 - музей войны, Фото 30 - памятник Хо-Ши-Мину (по-вьетнамски Ho Chi Minh = Хо-Ти-Минь) и так далее: Фото 31 – чиновники не по нашему скромничают, а бизнесмены наоборот, как и у нас строят Сити – Фото 32,33.
У нас императоры восседают в седле, у них народный герой – защитник угнетенных (Фото 34).
Так стали выглядеть дома после введения налога на фасад зданий (Фото 35), а так они строились, когда налога не было (Фото 36).
Фото 37,38 – такая чистота улиц Сайгона сохраняется благодаря вьетнамским женщинам.
По совету Натальи Борисовны я посетил торговый комплекс «Такс=Tax» - он находится напротив дорого, в смысле цен, Сайгон Центра и рынок Бен-Тхань (Фото 39), напоминающий наши вещевые рынки.
Располагаются они практически на одной улице недалеко друг от друга, но Такс – это современный торговый комплекс, на первом этаже слева от входа ослепляющий витринами, заполненными самыми разнообразными и изысканными драгоценностями, (глаза разбегаются, и хочется купить колье, перстни, браслеты, серьги с изумрудами, рубинами, бриллиантами работы европейского уровня – в Вунг-Тау мне попадались ремесленные поделки, а здесь всюду был виден вкус и талант незаурядных мастеров – ювелиров). В Москве все эти ювелирные изделия стоят во много раз дороже.
У кого есть на что (от 2 тыс. долларов за набор - изумруды с отделкой мелкими бриллиантами) порадовать своих женщин, тот может с пользой посетить Такс, а у кого нет, то все равно ему будет что привезти из Сайгона, например, чай и кофе (Фото 40 ).
Путешествие от турпоездки отличается приоритетами: море, пляж, алкоголь, развлечения, покупки стоят не на первом месте.
Мне понравилось быть путешественником.
Однако дата моего возвращения в Москву неумолимо приближалась.
Распрощавшись с Тимуром Манаповым (Фото 41), любезно принимавшим меня в Сайгоне и своем офисе, охраняемом прекрасной феей, прикосновение руки которой было похоже на дуновение ветерка (Фото 42), я отправился в аэропорт и утром помахал Вьетнаму (Фото 43) крыльями Боинга.
Но на этот раз в нем не было русскоговорящих красавиц, а парни не обладали никакими техническими навыками, так что даже не смогли справиться с компьютером, CD и демонстрационным оборудованием: по этой причине во время всего полета пассажиры вынуждены были смотреть один мультик и ретроспективу олимпийских игр за 60 – е годы в черно-белом варианте.
Очень кстати доктор технических наук, потомственный нефтяник, Тимур Манапов подарил мне свою книгу (Фото 44,45,46,47,48).
Я сумел прочитать ее от корки до корки за время полета с перерывом на завтрак и обед.
И хотя книга рассчитана на специалистов в области проектирования и разработки нефтяных месторождений, я, «простой смертный», сумел почерпнуть для себя много интересного.
Судите сами, особенно те, кто регулярно заправляет бензином свои авто и жалуется на его дороговизну:
«Современное состояние нефтедобывающей промышленности России характеризуется постоянным ухудшением качества ресурсной базы, увеличением доли трудноизвлекаемых запасов углеводородов в структуре текущих запасов, находящихся в разработке, либо планируемых к вводу в промышленную эксплуатацию».
Даже не зная, что такое «разработка или ввод в промышленную эксплуатацию», становится ясно, дешевой нефти нам не видать, соответственно и дешевого бензина тоже.
Более того, «… этот процесс объективен и неизбежен, поскольку основные запасы нефти в высокопродуктивных и относительно однородных пластах давно открыты и на сегодняшний день в значительной степени выработаны и обводнены».
Кстати, от себя добавлю: процент обводненности на Самотлоре, разрабатываемом компанией ТНК-ВР, (это самое знаменитое и самое крупное месторождение на территории СССР и России), составляет примерно 96%, на Приобском около 70%, а на Мамонтовском месторождениях (в свое время это был основной актив «Юкоса») – превысила 90%.
Т.е. в жидкости, добываемой нефтяниками на крупных месторождениях из недр нашей матушки Земли, совсем мало нефти, а все остальное – вода, только ужасно вредная.
В нефтянке есть еще много смелых и мужественных людей, пытающихся сказать правду и отстоять истину, да нынче настоящие специалисты, мастера своего дела, не особо в чести – спорят с «начальством», пытаются ему что-то объяснить.
Но что можно объяснить юристу, направленному партией на сельское хозяйство?
Так что эту книгу нужно рекомендовать прочесть (или хотя бы полистать выборочно) не только специалистам и студентам ВУЗов нефтегазового профиля (желающим могу сообщить, где и как можно приобрести эту книгу): в ней предлагаются реальные решения проблем, связанных с добычей углеводородов.
Эти проблемы касаются каждого из нас: авто, самолеты, газовые плиты на кухне, тысячи наименований товаров – все это нефть и газ.
Я горжусь тем, что среди этих людей есть мои друзья.
Такие специалисты, между прочим, лучше всякого астролога могут рассказать о том, что было в прошлом, (например, сколько было Библейских потопов), и что нас ждет в недалеком будущем.
Тогда как Михаилу Леонтьеву, информационному провокатору, рассказывающему басни про несметное количество повсюду имеющихся в сланцах легко добываемых углеводородов верить нельзя.
Во время моего путешествия мне везло на встречи с неординарными людьми, и даже когда оно закончилось в аэропорту Домодедово, я познакомился в аэроэкспрессе с женщиной, способной предотвратить развитие таких болезней, по поводу которых медицина только и умеет, что разводить руками, когда пациент умирает.
Ледовских Ираида Ивановна начинала свой путь в медицине фельдшером. Насмотревшись на страдание малышей и взрослых, на многочисленные случаи преждевременного их ухода из жизни, она решила искать возможности помочь людям в их борьбе со смертельными недугами. И она их нашла.
О том, какие открытия она сделала и почему ей удается лечить рак и другие страшные болезни, рассказывает ее книга. Она ее мне подарила и подписала (Фото 49, 50).
Книга знакомит читателя с научными исследованиями автора
о природе возникновения онкологических, инфекционных заболеваний.
Особый интерес вызывают представленные в книге фотографии микроскопических препаратов клеточных структур.
Автор знакомит читателя с новой методикой и своими научными исследованиями, направленными на сохранение здоровья людей.
В этой книге, также как и в книге Манапова Тимура, хорошо показано то, что недостаток знаний, необдуманные действия, косность мышления приводят к крайне негативным последствиям.
В нефтянке это закачка холодной воды в пласт, дающий нефть, (представьте, что вам беспрестанно ставят клизму с очень холодной водой. Долго протяните?)
В медицине – это отсутствие, по словам знаменитого хирурга-онколога Александра Трахтенберга, профессора Московского онкологического НИИ им. Герцена, «онкологической настороженности» у врачей общей лечебной сети.
Но он отчасти оправдывает таких врачей тем, что очереди на компьютерную томографию, как и ее стоимость, большие, а флюрографией диагностировать ранний рак, особенно, центральный – невозможно.
Ледовских И.И. (тел: 8-905 3852214) создала свой метод диагностики и лечения, запатентовала его, стала лауреатом Всемирного салона инноваций, научных исследований и новых технологий в Брюсселе…
Вы думаете, что кто-то из чиновников от медицины заинтересовался и решил внедрить уникальный метод в эту, так сказать, «ненастороженную» лечебную сеть?
В итоге у нее успешно лечатся лишь те, кому посчастливилось случайно о ней узнать.
Кроме лечения серьезных заболеваний Ираида Ивановна дает важную информацию о продуктах питания, употребляемых нами в большом количестве и без всяких ограничений (Фото 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57,58).
Сорок минут пути до вокзала пролетели незаметно в нескучной беседе.
На Павелецком вокзале я аккуратно обходил «бомбил», предлагавших свои «таксовые» услуги.
Меня ждало такси, заказанное мною по телефону из аэропорта.
Всего за 400 рублей меня довезли до дома.

Москва, май 2012