В. Княжев, В-74. Порт-Саид. 1970.

Ранее на нашем сайте сообщалось о том, что усилиями выпускников ВИИЯ (ВКИМО) готовится фильм об арабо-израильской войне в 70-е годы: http://vkimo.com/node/1760. В настоящее время проходят сьемки и берутся интервью у участников тех событий. В центре внимания наши коллеги.
Представляем рассказ одного из участников фильма Владимира Княжева, арабиста, выпускника 1974. Его рассказ-один из сюжетов будущего фильма, который будет показан на канале РТР-1 в военной программе А. Сладкова. Следите за рекламой на нашем сайте.
Египет для меня начался в городе Порт-Саид в августе 1970 года.
Отдельная 26-я радиолокационная рота была единственным форпостом 6-й дивизии ПВО на входе в Суэцкий канал. Роту бомбили нещадно.
После того, как наш советник, капитан Слава, представил меня ее командиру, капитану Ахмеду, и мы вышли из его кабинета, он сказал – это четвертый. Трое его предшественников погибли во время бомбежек.
Позиция роты, на которой размещались две станции, П-12 и высотомер, была покрыта глубокими воронками от бомб, заполненных водой.
Проход между ними был очень узкий, и мы с трудом пробирались ко входу в железобетонное сооружение внутри песчаного холма – командный пункт.
Там мы проводили весь день. Станция П-12 «видела» даже корабли, заходящие в израильские порты, не говоря уже о воздушных целях.
А ночью капитан Слава и я занимались текущим обслуживанием и ремонтом этой станции. Ну, он, конечно, ремонтировал, а я ему приборы и инструменты подносил.
Арабы молча стояли вокруг него и смотрели во все глаза.
Интенсивные налеты израильской авиации прекратились, как только на той стороне узнали, что в порт вошли и встали на якорь два наших больших десантных корабля, а в пригороде Порт-Саида разместился полк сто миллиметровых зенитных орудий.
Командир полка жил в соседнем домике. Эти домики на берегу моря гордо назывались местными жителями «виллами для отдыхающих». Они и были таковыми до начала войны.
Но именно рядом с такой «виллой», в которой мы с капитаном Славой занимали по комнате, я оказался на волосок от смерти.
Излюбленный маршрут израильских самолетов при возвращении с боевого задания пролегал над крышами наших домиков и далее над городом.
Пролетали они парами на высоте 100-150 метров, а иногда намного ниже – 15-20 метров, не более.
Про таких наши зенитчики говорили: «Это не евреи, это американские летчики, воевавшие во Вьетнаме».
Возвращались они, как правило, в обеденный перерыв, который соблюдался арабами неукоснительно.
Мы тоже, в тот день приехали перекусить на своей кухне. То, чем кормили в роте, желудок воспринимал с трудом.
Подходим к дому. Над нами пролетает пара Фантомов, да так низко, что мы видим, как летчики повернули головы в нашу сторону, а мы, в свою очередь, успели разглядеть их силуэты.
Миг, и они исчезли из вида. Зенитки открыли огонь с опозданием.

Снаряды рвались где-то там высоко. Но осколки от них упали на крышу нашей «виллы» и вокруг нее.
Один из них прошипел прямо перед моим носом и вонзился в бетонное крыльцо, на котором я стоял, протянув руку к входной двери.
Капитан Слава, бледный как песок вокруг, сказал: «Ну, ты везунчик!».
С помощью молотка и плоскогубцев я достал этот осколок и потом долго хранил его уже в Союзе, но в одном из переездов к новому месту службы этот тяжелый кусок металлического сплава затерялся.
Южнее позиций нашей роты и полка «соточек», как мы их ласково называли, находился военный аэродром, на котором базировались наши истребители, а летали на них советские летчики.
В октябре мы проводили в роте учения по круговой обороне и отражению атаки противника с моря. Капитан Ахмед болел. Все команды, с моей помощью, отдавал капитан Слава. У кромки воды стояли мишени, по ним и стреляли египетские солдаты.
Вдруг сзади раздается мощный взрыв. Ну, думаем, прознали на той стороне про наши учения, и решили побомбить. Оглянулись, видим, из озерца неподалеку поднимается столб огня, дыма и воды. Мы на КП, уточнить, что происходит.
Тут прибегает офицер и сообщает: «Израильский самолет упал в озеро. Летчика-американца выловили, сейчас доставят в расположение роты».
Вышли мы на свет божий и видим, волокут под руки «летуна», лицо избито в кровь. Он нас увидел и давай материться. На чистейшем русском языке.
Это был наш советский летчик с того южного аэродрома.
Капитан Слава отнял его у разъяренных арабов. Еле ворочая языком, он рассказал, что подбили его, когда возвращался с Синая.
С трудом перетянул через канал и плюхнулся в расположении нашей роты. Арабы потом извинялись – на еврея не похож, волосы светлые, думали – американец.
Мы позвонили, и через два часа за ним прилетел вертолет. Он потом фляжку спирта нам передал в благодарность.
Летом следующего года меня перевели в штаб дивизии, и стал я жить в г. Александрии. И хотя вместе с советником командира дивизии мы постоянно ездили на передовую, жить стало поспокойнее. Даже в гости ходили.
Его друг командовал советским зенитно-ракетным дивизионом.
Местом его расположения был большой мол, выдававшийся с набережной в море чуть левее гостиницы Сан-Стефано, в которой мы и жили под прикрытием наших зенитных ракет и «Шилок».
Так что с моря город Александрию и александрийский порт защищали советские ракетчики.
А красивый город Порт-Саид, остававшийся нетронутым бомбежками в период моего там пребывания, сравняли с землей в 1973 году.
Между прочим, там на каждой улице рядом с мечетью стояла христианская церковь.
Президент Египта Анвар Садат в августе 1972 года выслал советские войска, советских советников, специалистов и переводчиков.
Улетели в Союз наши артиллеристы, летчики, ракетчики, покинули Порт-Саид советские моряки – теперь можно было безнаказанно бомбить.
А в благодарность за то, что мы защищали его и его страну с риском для жизни, он дарил тарелочки с изображением пирамид, которые большинство из улетавших самолетами Аэрофлота, (кстати, американцы предлагали свои Боинги), смогло увидеть только через двадцать лет.

Москва 11.11.2011

Комментарии

К концу 70-го года Порт Саид

К концу 70-го года Порт Саид был разбомблен. И не только город, но и на много км вокруг. Дорога из Александрии до Порт Саида была в руинах. Из населения в 200000 человек осталось около 10%.
Но... бомбили бедные районы. Богатые районы не были затронуты.
В 73 году, насколько известно, не было никаких серьезных бомбежек. Если же были - было бы интересно знать в каком месяце.
В 72 году активно стали проводиться подготовительные работы к обороне города. Появились окопы, укрепления, перекапывались даже городские сады. В городе появились танки.
Фантомы над городом летали и в 70-м и в 71-м и в 72 годах...
В 72 году из Суэцкого канала ушли советские корабли под Прощание Славянки.... Канал опустел и был перекрыт.