А.Бояринов. Посвящение В.Кирикову

Александр Бояринов.
Посвящение Вадиму Кирикову.
Уж скоро будет 20 лет, как с нами уже нет Вадика. Кирикова. В 1978 году в ВИМО в первый раз набрали курс для изучения персидского языка за один год. По устоявшейся уже к этому времени традиции, на курс набирали из старослужащих или после окончания службы, а так же гражданских товарищей, умудрившихся где-то провести как минимум год после окончания школы. Он был из старослужащих, к тому же, из флотских. Моряки ещё в лагере выделялись своей формой, а Вадик умудрялся выделяться ещё и среди них каким-то своим « светлым взглядом». Дополнительную ауру ему придавало умение печатать на машинке. Это ценилось руководством и позволяло Вадику иметь доступ к печатанию служебных характеристик на весь наш курс. А это уже ценилось самим коллективом и позволяло Вадику иметь некий статус. На одногодичных курсах нас особо ничто не связывало, а вот уже в Афгане наши взгляды на жизнь свели нас очень близко.
Какие бы эпизоды с Вадиком я не вспоминал из нашей первой командировки в письменах «Как мы сажали деревья в Кабуле», все они запросто могут лечь в основу комедии про всю нашу тяжёлую жизнь. Он просто привносил в жизнь « перчинку» и пресное бытиё превращалось в незабываемые моменты жизни. Он из простой жизни умел сделать такой праздник!
И первую, и вторую свою командировку в Афганистан Вадик провёл в боевых частях. Но мои о нём воспоминания всё больше касаются весёлой стороны нашей жизни.
Я никогда не забуду, как 8 марта 1981 года во время городской облавы, шашлычники начали укрывать нас от местного Царандоя, подумав, что мы решили закосить от афганской армии. Они просто нас приняли за своих потому, что мы, не боясь, забрели в такую даль. Разве можно забыть поездки Вадика в советнической форме на осле? А как он любил собак? Когда мы вечерами возвращались пешком из Нового города в наш микрорайон, за нами тянулись стаи этих бездомных псов. Как тут не вспомнить наших бравых генералов во главе с Варенниковым, по чьему заданию Вадик носился в окрестностях Ургуна в поисках афганских борзых для наших верховных командующих? Сколько мы с ним скупили книг Фрейда в персидском переводе. Его рассказы про джаз и свинг частенько приводили нас в местную лавочку Akai, где мы заслушивались мировыми шедеврами даже в моё рабочее время.
Невозможно забыть, как Вадик в 1985-1987 годах, будучи офицером разведки Витебской дивизии ВДВ у «Паши Мерседеса», приезжал ко мне в микрорайон на простом велосипеде, чтобы разузнать что-нибудь интересное из новых данных, имевшихся в распоряжении афганского ГлавПура. Ну кто мог забыть «ТТ» в туалете афганского кабачка? Так ведь вернули же ему афганцы этот пистолет! Знали, им он ничего плохого сделать не мог. За каждым таким эпизодом лежала его безудержная жажда жизни, жизни не просто так, а чтоб на пределе всех эмоций.
Но годы Афгана сделали своё дело. Он переболел гепатитом на исходе первой командировки, а после второй получил раковую опухоль. Он ушёл от нас в Питере в 1990 году.

Комментарии

Я знала Вадика хорошо. Он

Я знала Вадика хорошо. Он дружил с моим мужем Валинуром Загитовым. И встречалась с ним в Питере незадолго до его смерти. Я приезжала посмотреть Питер. Он ничего не сказал о своей болезни. И в своей обычной манере, весело и затейливо показал мне "свой Питер"

Да, Александр, Вадик был

Да, Александр, Вадик был именно таким. Он был немножко "человеком из будущего" и чуть-чуть не таким как мы.