Е.Логинов,З-87у. Каким я увидел Кабул в 2010.

Посещая разные страны и города, встречаешь разный людей и всевозможные лица. Ведь лицо-это отражение человеческой сути. Взгляните в эти лица. Я их увидел такими.

Комментарии

Е.Чернышев. Афганские события

Евгений, с большим интересом просматриваю ваш сайт и погружаюсь в события и обстановку тридцатилетней давности. Читаешь другой раз их описания некоторыми авторами и видишь расхождения. Конечно, каждый наблюдает под своим углом зрения, а они меняются.
Но главное, складывается целостная картина. Я был участником событий декабря 1979г.-января 1980г. Исполнял обязанности оперативного дежурного. Нас было двое Владимир Петрович Северин и я. Круглые сутки мы находились на связи с нашими советниками при частях, с десантниками, нашим генштабом и с местным гарнизоном. Вели рабочие тетради дежурного. В них сохранилась хронология.
После переворота выполнял задания ГВС и мотался по разным районам. В 1990году опираясь на свои записи, написал дневник о тех событиях. Была публикация в журнале "Столица".
С появлением интернета на сайте Григорьева и Грешнова ArtOfWar поместил дневник.
Там изложил все то, чему был участником или свидетелем или знал о достоверности события.
Было много комментариев, добавлений и уточнений, которые я принимал во внимание.
Евгений, знакомясь с твоим сайтом и комментариями к ним, также буду их учитывать.
Там же в раделе имеется "Альманах" в котором помещены рассказы ветеранов Главкомата Сухопутных войск, участников афганских событий.
С интересом буду следить за новыми твоими публикациями.
Чернышев Е.В.

ДНЕВНИК Е.В. ЧЕРНЫШЁВА

Для объективности и полноты исторической правды предлагается ознакомиться и с таким мнением очевидца тех далёких и, вместе с тем, очень близких для нас событий.
ВЫДЕРЖКИ ИЗ ДНЕВНИКА:
Чернышёв Евгений Владимирович
Афганистан. Декабрь1979-январь1980г.г.

http://www.artofwar.net.ru/profiles/chernyshyov_evgenii_v/view_book/afga...

© Copyright Чернышёв Евгений Владимирович (chernyshev_ev30@mail.ru)
Добавлено: 2010/05/29
Мемуары Афганистан -1979-1992
Годы событий: 1979-1980г.г.
Аннотация:
Этот небольшой труд посвящен участникам трагических декабрьских 1979 года событий в Афганистане. Рядовой боец и заслуженный генерал в те дни решительно и без тени колебаний, каждый на своем участке, выполняли свой долг. Никто из них не сомневался в справедливости отдаваемых приказов, в необходимости проводимых мероприятий. Никто не проявил даже малейших признаков страха, попытки отстраниться, избежать участия в рискованных мероприятиях. Некоторые при этом погибли и таких было немало. Оставшиеся в живых каждый год в декабре вспоминают и отмечают в своем кругу эти события, поднимая, как правило, вторую рюмку и выпивая ее не чокаясь, за тех, кто отдал при этом свою жизнь. Все они заслуживают того, чтобы о них помнили.
Многочисленные публикации не рисуют действительной картины происшедшего.

Гипертрофированно превозносятся крайне аморальные действия спецназа КГБ, выдавая убийство президента дружественной страны, его близких родственников, вчерашних наших товарищей из подразделений охраны президента за геройство.

При этом игнорируется факт убийства своего полковника врача и, возможно, второго полковника КГБ, участника штурма. Жажда наград и славы сыграли свою роль.

На фоне заполнившую всю прессу описания героизма спецназовцев ушли в тень рассказы о действиях подразделений десантников, советников и некоторых их жен, офицеров и генералов армии и оперативной группы генштаба. Настоящий материал позволит окунуться в прошедшие события. В нем кратко и лаконично зафиксирована вся правда, всё как происходило.

Полковник в отставке Чернышев Е.В.

Из книги М.А. Гареева 'Афганская страда':
'... Ни один из нас не может претендовать на то, что только он знает истинную правду об афганской войне. Объективная оценка складывается из разных видений политиков, дипломатов, военных и других непосредственных участников событий. Поэтому важно стремиться услышать и учесть голос и опыт каждого участника афганской эпопеи, быть максимально критичным как к другим, так и к себе и быть по возможности объективным'.
'...если наша страна крайне непродуманно и безответственно осуществила военное вмешательство в Афганистане, то закончила его она еще хуже'.
... Об Афганистане написано уже не мало, в том числе хороших книг и статей. Но некоторые книги видных деятелей писались, по-видимому, журналистами, литературными помощниками. В них обычно все складно изложено и отредактировано. Но пропадает уникальный колорит личного опыта и глубина проникновения в суть явлений...'.
Чрезвычайный и полномочный посол России Б. Пастухов. 29.01.99.
...через Афганистан прошли десятки тысяч офицеров, служивших в 40 -й армии, бывших советников в афганской армии, но по 'настоящему афганцами' считаются только те, кто служил при определенном начальстве. В Москве. Например, немало проводится встреч и других мероприятий с участниками афганской войны, но приглашаются на них, в основном лишь 'афганские конники и малоземельцы'.
Забыты даже советники при афганских батальонах и полках, участь которых была значительно тяжелей, чем многих офицеров боевых подразделений советских войск, не говоря уже о тех, кто работал в афганской армии после вывода наших войск. Все это не только не справедливо, но и сужает историю афганской войны, придает ей однобокий характер'.
'... В ряде книг и статей о войне коробит стремление некоторых, не так уж много и не лучше всех воевавших людей, выдать себя чуть ли не за самых уникальных фронтовиков, а также озлобленность и агрессивность к тем, кто, может быть, видел на войне и что-то другое и имеет иное мнение по тому или иному вопросу'.
'... порою удивляет безапелляционность, легкость суждений некоторых историков, писателей, публицистов о сложнейших, неоднозначных событиях...'.
'...Для правдивой истории необходимы разные углы зрения, широкий взгляд с различным уровнем амбразур и высот. Но никто не должен считать этот угол зрения единственно возможным и правильным'.
Генерал Армии М.А. Гареев.

Кто из интересующихся афганскими событиями еще не прочитал книгу М.А. Гареева 'Афганская страда' очень рекомендую это сделать. По анализу событий того времени она не имеет себе равных.

ПРЕДИСЛОВИЕ.

Я - старший офицер Главного Управления Боевой Подготовки (ГУБП) Сухопутных Войск - полковник Чернышев Евгений Владимирович являюсь автором настоящего дневника. В декабре 1979 года был командирован в Афганистан в непосредственное подчинение Главного Военного Советника на период проведения там оперативных мероприятий.
Дневник составлялся для себя на основе черновых записей, сделанных в рабочих тетрадях оперативного дежурного, одним из которых я некоторое время являлся, записей в блокнотах, личного участия в описываемых событиях и общения со многими действующими лицами. В последующем в дневник вносились некоторые добавления, связанные с командировками по вопросам подготовки подразделений для пополнения 'ограниченного континента' в ДРА.
Все названные в дневнике фамилии и имена настоящие.
В восьмидесятых годах сведения о событиях в Афганистане официальными органами сознательно искажались. Существовала цензура. Новый журнал "Столица" цензуры не испугался. От редакции я, уже находясь в запасе, получил предложение опубликовать часть афганского дневника. Публикация появилась в декабре 1990 года в номере 6 журнала. Впервые читатели смогли узнать правду о том, что происходило в Кабуле в конце декабря 1979-го года.
Время описываемых событий - декабрь 1979 г. - январь 1980 г.
Дневниковые записи должны быть интересны для непосредственных участников тех событий, а тем, кто ими не является, позволят окунуться в атмосферу тех дней.

В 1990 году в газете 'Совершенно секретно' №7 было опубликовано интервью Артема Боровика с бывшим афганским лидером Бабраком Кармалем, проживавшем то время уже в Москве. Отвечая на вопросы Боровика, Бабрак сильно исказил декабрьские события в Кабуле. С Артемом Боровиком у меня состоялся разговор на эту тему. По его просьбе мною был написан отклик на это интервью, опубликованный в ? 12 'Совершенно секретно' этого же года.

В 90-х годах декабрьские события в Кабуле освещались узко, однобоко. Возобладали публикации, посвященные героическим действиям спецназовцев, захвативших дворец Амина и убивших его и его близких. С каждым годом их действия превозносились все выше и выше. Были незаслуженно забыты и подразделения десантников, и военные советники. Эта несправедливость вытекала из слабой осведомленности печатных органов и скромностью десантников и советников.
В обществе складывалось неверное, искаженное представление о их роли и заслугах.
В декабре 1999 года в журнале 'Родина' под рубрикой 'Возражения принимаются' было опубликовано мое письмо. Это был отклик на очередную публикацию под названием 'Шторм 333', в очередной раз прославляющих спецназовцев и умалчивающих о других участниках событий.
>>>>>>>>>>>>> ________________

Командировка в Афганистан
I7.I2.79 г., понедельник. В 10 Главном Управлении оформили заграничные паспорта. В аэрофлоте приобрели билеты. Цели командировки не выяснили. ....
18.12.79г., вторник. Самолет ТУ-154. Монотонный гул двигателей убаюкивает. За иллюминаторами ночная тьма. Летим на Ташкент. Вспоминаются события последних месяцев, связанные с Афганистаном.
В августе-октябре Главком Сухопутных войск Генерал Армии Павловский находился в Афганистане.
В его группу входили и наши офицеры: полковники Дуков Роберт Гаврилович, Доценко Владимир Яковлевич и Котляр Леонид Касьянович, которых персонально отобрал туда с собой генерал-полковник Меримский Виктор Аркадьевич.
В тот период там Хафизула Амин, пользуясь отсутствием президента Тараки, расставлял на руководящие посты своих людей.

Вернувшись в Афганистан Тараки через несколько дней загадочно исчез. Мы в Москве получали о нем противоречивые сведения. >>>>>>>>>>>>>>

Активизировались действия душманов в различных районах Афганистана. Все чаще звучало имя Амина. В октябре вся группа Павловского вернулась. У нас в ГУБП СВ с интересным докладом выступил генерал-полковник Меримский В.А. Офицеры рассказали как организовывали и лично участвовали в боевых действиях правительственных войск против душманов. Удалось освободить несколько провинций, несмотря на инертность правительственных войск, которые неохотно шли на боевые действия с мятежниками. К тому времени, когда офицеры об этом рассказывали, почти все освобожденные районы вновь оказались во власти душманов. (иллюстр.image008)

Полет к Ташкенту длился около четырех часов. Продолжаю вспоминать рассказы офицеров о их личном участии в боевых действиях. Генерал-полковник Меримский В.А. привлек всех советников войсковые частей. Насколько неохотно правительственные войска шли на боевые действия с мятежниками говорит хотя бы тот факт, что один из командиров батальона команду батальону идти в атаку дал лишь после того, как Меримский наставил на него пистолет и угрожающе предупредил, что пристрелит его, если тот не выполнит приказ на наступление.

Рассказ Дукова Р.Г. о жестокостях.

Эпизод: Около полторы сотни пленных душманов долго сидят на земле на солнцепёке со связанными назад руками, оправляются под себя. Командиру дивизии сказали, что нехорошо так содержать пленных. Когда дивизия ушла вперед, пленных оставили на месте и всех расстреляли.

Вспомнился еще один рассказ Дукова. Павловский И.Г. в резиденции у президента Тараки после его возвращения из Кубы и СССР ведут беседу о том, что нужно как-то примириться с Амином на пользу общего дела.
Тараки звонит Амину, говорит ему, что у него Павловский и Пузанов, приглашает Амина для совместной беседы. Через некоторое время на входных ступенях резиденции раздаются выстрелы. Тараки удивленно спрашивает, что там происходит?
Выясняется следующее. Автомобиль с Амином подъезжает к резиденции. Амин с телохранителем поднимается по ступеням. Вдруг из-за колонн выскакивают двое с автоматами и открывают огонь. Телохранитель сражен. Амин берет его на руки и патетически заявляет, что это им так не пройдет, садится в машину и уезжает. Примирительная беседа не состоялась. Амин собирает срочно пленум и рассказывает о неудавшемся на него покушении. Пленум отстраняет Тараки от всех постов. Через пару дней, где-то числа 15-16 сентября, объявляется, что Тараки заболел и находиться в больнице. Потом через 3-4 недели узнали, что в больнице он скончался. Хафизула Амин становится лидером Афганистана. Кто он? Чего будет добиваться? Видимо, дивизии в Термезе и Кушке готовятся к вводу по его просьбе для борьбы с душманами. Значит, мы Амина поддерживаем...

Включение в работу.
19.12.79г., среда. 9.00. Нам передают распоряжение ГВС убыть на пункт управления (ПУ) с вещами и находиться там.
З

Комната для работы оперативной группы (ОГ). Несколько столов для операторов и оперативного дежурного. На них оперативные карты, выносные телефоны от машин связи, находящихся на территории около здания. Они обеспечивают связь с советниками, находящимися в провинциях при командирах афганских частей, и с Москвой. Телефонная со звукоизоляцией будка. В ней телефон для связи с Москвой через космос. В углу комнаты городской телефон. Это для связи через городской коммутатор со штабом ГВС, находящимся в жилом комплексе, и с советниками командиров частей кабульского гарнизона. Дежурный переводчик может связаться с любой организацией города. Лицевая часть комнаты ОГ стеклянная, что обеспечивает хороший обзор в сторону стадиона и всего сада. Через нее выход на площадку к бассейну. Там же в конце под площадкой душевые и самодельная парная.
С площадки просматривался проспект Абдуллы Ансары, за ним здание "Радио Афганистана", в непосредственном соседстве с ним - посольство США.

..........................................................................................

Внутренний периметр огорожен колючей проволокой. У наружных ворот контрольно-пропускной пункт (КПП) с афганскими сержантами. Внутренний периметр охраняется нашими десантниками.
Прибыл генерал-полковник Магометов Салтан Кекезович, Главный Военный Советник. Мы ему представляемся. После короткой беседы определяет задачи: мне быть постоянным оперативным дежурным вместе с полковником Севериным Владимиром Петровичем, Березину и Иванову подключиться к группе генерала Кузьмина Е.С.
.....................................................................
22.12.79г., суббота. Магометов приглашает меня в маленькую комнатушку. Включает транзисторный приемник на всю громкость и шепотом обращается ко мне. Ничего не пойму. Наконец разбираю примерно следующее: напротив (метров в пятистах) - американское посольство. Оттуда они могут прослушивать нас. Поэтому надо пресекать все ненужные разговоры, ничего не разглашать. Я принял это указание к исполнению, но не понял какие разговоры надо пресекать, о чем речь?

23.12.79 г., воскресенье.
Начальник штаба аппарата ГВС ставит меня в известность, что президент страны Хафизула Амин ведет политику на разрыв с Москвой и сближение с США.
В стране имеются патриотические силы, которые выступают против него. Наше правительство решило им помочь.
В страну будут введены советские войска для оказания помощи патриотическим силам. У нас создается группа управления проводимыми мероприятиями. Показал список из 21 фамилии, в том числе моей, Березина и Иванова. ....

24.12.79г., понедельник. 1 час.40 мин. из Москвы звонит Варенников, в 8.30 ждет доклада от генерал-лейтенанта Гуськова. Кузьмин должен доложить имеются ли в афганских частях зенитные ракеты "С-2", какая имеется площадка на территории резиденции и могут ли там садиться вертолеты. >>>

В большую залу солдаты вносят железные кровати. Установили штук сорок. Прибыли офицеры штаба воздушно-десантных войск. Разместились. Сразу становится шумно. Знакомлюсь с некоторыми. Они все здесь под началом заместителя командующего ВДВ генерал-лейтенанта Гуськова Николая Никитича. Начальником штаба группы полковник Кукушкин Алексей Васильевич. У них портативные радиостанции, запасы продовольствия, военное оснащение. Они активно включаются в работу. Изучают городские маршруты и главные объекты города.

План ввода советских войск в Афганистан

25.12.79 г., вторник. К середине дня собирается основное руководство: заместитель посла, генерал-лейтенант КГБ Иванов, ГВС генерал-полковник Магометов С.K., генерал-лейтенант Гуськов Н.Н.
Озабоченное ожидание. Наконец, звонок из Москвы. Все спешат в будку. Через несколько минут выходят.
Облегченно вздыхают: всё, наконец, решение принято, можно действовать! (Видимо, звонил Министр обороны Устинов. В этот день он поставил главкомам и генштабу задачи о вводе войск в ДРА). ...

Темп прибытия самолетов высокий. Поэтому вначале не обратили внимание, что об очередном, седьмом по порядку самолете, с аэродрома не доложили. Когда образовалась небольшая пауза запросили аэродром о данных на "ИЛ-76Д" - седьмой по порядку. После уточнений оттуда ответили, что он пока не прибыл. Такого быть не должно. Самолеты шли цепочкой один за другим и бортовые номера их были заранее известны. Запросили оперативную группу в Москве. Те обругали нас за не внимательную работу. Попытались снова уточнить в аэропорту. Ничего нового. Только сообщили, что дежурный диспетчер наблюдал яркую вспышку в небе в стороне от курса прибывающих самолетов. Около 2-х часов ночи из Москвы затребовали доклада: куда исчез "Ил-76Д"?
Из г. Мары, где самолеты дозаправлялись, сообщили, что самолет ушел по графику в Кабул. Экипаж восьмого по счету самолета сообщил, что при подходе к Кабулу слева по курсу наблюдал яркую вспышку, как от взрыва. Стало ясно, что транспорт потерпел катастрофу. Выяснили, что на его борту находилось вместе с экипажем 44 человека (взвод), машина с боеприпасами и машина с топливом. (Через четверть века Юлия Калинина опубликует в Московском комсомольце снимок места падения самолета).

Транспортные самолеты продолжают прибывать всю ночь и весь день с интервалом в 10-15 минут. Из одного и того же направления, из-за гор появляется еле различимая точка. Она быстро увеличивается вместе с нарастающим гулом, доходящего до рева над самим городом. Горожане, задирая голову, с интересом наблюдают за самолетами. Офицеры афганцы спрашивают у своих советников, что это означает? Им поясняют, что для афганской армии везут боеприпасы и оружие. Они понимающе улыбаются.
Из Термеза и из Кушки двинулись 108 мсд и 5 мсд. Их маршруты проложены у нас на карте: 108 мсд движется на Кабул через труднопроходимый горный перевал, 5 мсд - по равнинной местности через Шинданд на Кандагар.
Правительство ДРА затребовало объяснений. Начальник генерального штаба запросил ГВС. К нему поехали Магометов со своим заместителем. Они повезли главный аргумент - карту Кабула с окрестностями. На ней были обозначены места, в основном вокруг Кабула, которые займут советские подразделения для его охраны и обороны от душманов. Интересно, в начале войска ввели, а потом правительству стали давать объяснения, что выполняется их просьба. В городе в это время распространяются слухи о, якобы, ожидающемся нападении "братьев мусульман" и других враждебных групп. Видимо, это убедило руководство ДРА в искренности намерений советского руководства. Через пару часов вернулся ГВС с заместителем. Оба были довольны. Их объяснения приняты.

В течение всего дня самолеты продолжают прибывать. Самолет совершал посадку, его отгоняли с полосы, освобождая ее для очередного самолета, и быстро разгружали. Затем по другой полосе он уходил в очередной рейс.
Конец дня. На аэродромах нарастает количество войск и грузов. Население к гулу самолетов привыкает. Вечером из Москвы затребовали фамилии погибших на "ИЛ-76Д". Выясняется, что списки на весь полк как раз находились в потерпевшем катастрофу самолете. Поэтому определить фамилии невозможно.
Поступают доклады о движении от Термеза 108 мсд, а от Кушки - 5 мсд. На оперативной карте мы отмечаем места и время, куда дивизии выходят головой колонны. ...

26 декабря 1979 г., среда. Транспортные самолеты в том же темпе продолжают снижаться над Кабулом, идя на посадку.
На карте отмечаем движение 5 мсд и 108 мсд. График движения 108 мсд ломается. Она движется медленнее расчетного времени. Успеют ли дивизии к завтрашнему дню подойти к Кандагару и к Кабулу?
................

27.12.79 г.,четверг. Кабул живет обычной жизнью. Оживленные торговые ряды, многолюдные улицы. Жители не знают, что сегодня переломный момент в их истории. Дружеские советские войска освободят их от нынешних правителей и предложат им других. Интересно, развернутся на этих улицах бои или все обойдется более или менее благополучно? Сегодня короткий предвыходной день. Офицеры афганской армии после обеда разойдутся по домам. В середине дня открылось торжественное партийное собрание. Кто-то из высоких партийных руководителей выступал с докладом, который транслировался по радио. Продолжают распространяться слухи о готовящемся со стороны "Братьев мусульман" нападении и резни.
Главный объявил нам время "Ч" - 21.00 по кабульскому времени (19.30 - по московскому).
Около 15.00. Советники стали докладывать, что к их подсоветным по телефону обращается заместитель начальника политуправления армии с призывом вызвать всех преданных партии офицеров на службу. Руководство ДРА и командование армии охватило беспокойство. Некоторые офицеры действительно стали возвращаться в свои части. Начальник генерального штаба подполковник Якуб со своими офицерами остался в штабе и призывает их к бдительности.

Звонит Варенников. Интересуется, в какое время темнеет. Доложил ему, что в 16.30 уже будет темно. Активно заработала группа КГБ во главе с генерал-лейтенантом Ивановым Б.С.

На ПУ прибыли незнакомые лица. На некоторых были надеты бронежилеты, почему-то белого цвета. На столы поставили телефонные аппараты полевого типа для связи с оперативными группами, которым предстояло действовать в городе. Доложили, что две машины с радиоаппаратурой подавления (глушения) работы радиостанций иностранных посольств, прибыли и готовы к работе.
В пятом часу уже стемнело. Поступила команда о переносе времени "Ч" на полтора часа назад, на 19 ч. 30 м.(18 00 по моск.). На пункте управления действуют две точки управления: одна наша постоянная - оперативного дежурного, другая - в соседней комнате десантников. Она основная. Ею пользуются генерал-полковник Магометов, генерал-лейтенант Иванов, генерал-лейтенант Гуськов Н.Н.
Для связи с объектами, где нет радиостанций, использовали телефон городской сети, через городской коммутатор звонили в штаб ГВС, в Генштаб афганской армии. После обеда на ПУ нарастает оживление. Собрались все ответственные лица.
К восемнадцати часам некоторые направленцы заволновались, что не дали все ценные указания, осаждают городской телефон. А до одного направленца из тыла только теперь дошло, что готовится переворот. Он был страшно изумлен и бросился к телефону, по которому уже стали говорить открытым текстом. Пришлось на правах оперативного запретить эти разговоры.

18.20. ПУ вздрогнул. Раздался глухой, но сильный и близкий взрыв.
Городской телефон умолк. Взорвана телефонная станция. Разведывательная рота выстроилась головой колонны к КПП, машины дымят, экипажи прогревают двигатели. Из Баграма доложили о начале выдвижения колонны десантников.
Глядя на карту, мысленно представляю город, его улицы и движение по ним наших подразделений. На ПУ все напряжены. Чувствовалась важность происходящего.
По рации доложили, что во время выдвижения колонны от аэродрома из-за забора раздался выстрел. Убит солдат артиллерийской батареи (рядовой Яхин Р.З.).
Основной колонне предстояло пройти по центральной улице, между нами и "Радио Афганистана", мимо посольства США. Колонны приближаются.
Скоро услышим их гул.
18.30. К "Радио Афганистана" отправляется отделение с противотанковыми гранатометами и скрытно занимает заранее выбранные позиции. В общей городской тишине слышится нарастающий гул приближающейся колонны. ...

Продолжали поступать доклады от командиров действующих подразделений. В трубке раздается: "Береза, я Береза один, Береза, я Береза один, ранен полковник, срочно вышлите хирурга".
"Береза один" штурмовала дворец Амина. Через некоторое время доложили, что полковник скончался. Около меня находился полковник из группы Иванова. Он просит узнать имя и отчество погибшего. Я запросил. Мне ответили.
Услышав ответ, он сокрушенно восклицает: это мой товарищ, совсем недавно был здесь у нас на ПУ. Погибший полковник Бояринов только прибыл из Союза, был одним из руководителей штурма дворца Амина. В ночной суматохе ему досталась шальная пуля и, возможно, от своих же.
Усилилась стрельба в районе генштаба. Там полыхало пламя, отражаясь заревом в мрачных тучах кабульского ночного неба. В разных местах города раздавались выстрелы. Трассы пуль прочерчивали небо.
Опять "Береза один" запросила хирурга. Ранен в горло еще один наш полковник. Посылать было некого. Полковник скончался.

За короткое время при штурме дворца погибло два наших полковника.

В дальнейшем выяснилось следующее. Во дворце Амина устраивался торжественный обед по случаю оказания дружественным Советским Союзом военной помощи Афганистану. Были приглашены наиболее преданные друзья и родственники. После обеда офицеры и охрана почувствовали сильное недомогание и сонливость. В тяжелом бесчувственном состоянии оказались Амин, его дети, жена, гости. Во дворце испугались и вызвали из госпиталя советских врачей.
Во дворец поехали, ничего не зная о готовившемся штурме, врачи полковники Кузнеченков и Алексеев. В момент, когда начался штурм, они находились внутри дворца. Наши спецназовцы влетали в помещения, бросали гранаты и поливали вокруг автоматным огнем. Одна пуля досталась находившемуся там полковнику Виктору Кузнеченкову. Она попала ему в горло и он через короткое время умер.
Все подробности происшедшей трагедии будут опубликованы через 11 лет военным писателем Николаем Ивановым в газете 'Московская правда' за 26 декабря 1990 года в статье 'Шансы умереть в постели равны нулю'.

Поступил новый доклад: " Береза, я Береза один, Береза, я Береза один, объект № 1 ликвидирован, объект №1 ликвидирован. Продолжаем выполнять дальнейшую задачу".

Этот доклад был историческим, ибо под объектом № 1 значился президент Хафизула Амин.
Была выполнена самая главная задача, о чем тут же из нашей телефонной будки было доложено в Москву.

Где-то в одиннадцатом часу вечера на ПУ появились двое. Один из них держал на ладони большой магнитофонный диск. Металлическая катушка имела одну щеку и, поэтому, видна была магнитофонная пленка. Второй товарищ обратился с просьбой дать сопровождающего до "Радио Афганистана". Вызвались двое. Они уехали. Вернувшись через некоторое время, рассказали, что, когда они вошли в здание "Радио Афганистана", сотрудники радиостанции, выставив портрет Тараки, встретили их аплодисментами. Кроме того, наши товарищи сказали, что на территории радиостанции валяются горы трупов афганских солдат.
Мы с нетерпением ожидали и, наконец, услышали голос "Радио Афганистана".

Всех, находящихся на ПУ, крайне интересовал вопрос, кто же будет вместо Амина?
Кроме меня, Березина и Иванова, т.е. нашей оперативной группы, остальные давно работали в ДРА, знали наперечет всех афганских политических деятелей, спорили между собой и гадали, кто же вместо Амина? И не могли определить преемника. Такого на данный момент просто не существовало. Личностей не было. Наиболее сильная личность, как возможный преемник, был начальник генерального штаба Якуб.
Однако он был настроен антисоветски.
Рассказывали, что 27.12. Якуб остался в Генштабе и вызвал туда офицеров штаба. После обеда офицеры стали повально засыпать. Это вызвало его тревогу. К вечеру офицеры стали приходить в себя. Он призвал их к бдительности. Когда началась стрельба и десантники ворвались в штаб, он руководил обороной. В первых, ворвавшихся десантников, стрелял из пистолета, но был ими убит. Через несколько дней рассказывали геологи, что по портативному приемнику слышали диалог:" Береза, я Береза - два, объект ? 2 ликвидирован. Здесь в сейфах много денег, что делать? Охранять их или идти дальше? В ответ: На х... они нужны, выполняйте дальнейшую задачу". Ответ, видимо, давал генерал-лейтенант Гуськов Н.Н.

Убитых афганцев, в том числе и двух малолетних
сыновей Х. Амина, закопали в братской могиле неподалеку
от дворца Тадж-Бек ( впоследствии с июля 1980 года, там
располагался штаб 40 армии).
Труп Амина, завернутый в ковер, был погребен там же, но отдельно от остальных.
Никакого надгробия ему поставлено не было. Оставшиеся в живых члены его семьи были посажены в тюрьму Пули-Чархи, сменив там семью Тараки.
Даже дочь Амина, которой во время боя перебило ноги, оказалась в камере с холодным бетонным полом. Но милосердие было чуждо людям, у которых по приказу Х.Амина были уничтожены близкие...
...................................................................
П О С Л Е С Л О В И Е.
Обязательно ли было убивать Амина?

События показали, что гарнизон Кабула устранение Амина приветствовал.
На его защиту никто, кроме бригады личной охраны, не выступил. Наоборот, многие ликовали. Значит, достаточно было изолировать его во дворце, блокировать правительственные учреждения, оповестить об избрании нового лидера, организовать его обращение к народу, с перечислением злодеяний Амина.
Но это вполне возможно было сделать только в том случае, если бы на смену пришел известный политический или военный деятель, соратник Тараки и обязательно- х а л ь к о в е ц !
В ДРА на то время такой фигуры не было! Значит, в тот момент Амина трогать было нельзя. С вводом советских войск в этом необходимость отпадала. Он сам неоднократно просил советское руководство о присылке войск и, когда наконец войска пришли, он ликовал, устроил во дворце торжественный прием. Мог ли он в таком случае быть не лояльным к своим защитникам? Он оказывался в полной от них зависимости. В борьбе с внутренними врагами ему надеяться было больше не на кого.
Его, своего сторонника, все-таки решили убить! Но в таком случае нужно было повременить с исполнением этого замысла. Получилось же на весь мир наивно - нелепое объяснение: советские войска вошли в Афганистан не как агрессоры, а выполняя просьбу его президента, для оказания помощи и поддержки и ... и тут же его ухандокали! На какие уши были рассчитаны заявления советского руководства?! Дряхлое не только телесно, но и умственно, оно считало, что и все остальные люди находятся на таком же уровне мышления.

Самый ли лучший вариант ликвидации Амина был выбран?

Поражаешься тому цинизму, дикой жестокости, тому презрению к общественному мнению, которые были проявлены при разработке плана убийства Президента и в ходе его выполнения.

Давайте выстроим в одну шеренгу с одной стороны погибших и искалеченных в ходе операции советских офицеров, сержантов и солдат, афганских офицеров, сержантов, солдат (которые в подавляющем большинстве считали нас друзьями), жену Амина, его детишек. Шеренга будет состоять из нескольких сот человек. А с другой стороны поставим одного Амина.
Медленно пройдем вдоль всей шеренги, каждому посмотрим внимательно в глаза и каждому скажем: "Напротив вас стоит человек, это президент страны Амин, его надо убить, но все вы при этом будете тоже убиты или искалечены. Как? Вы не против этого? Не дожидаясь ответа, виртуальным образом обратимся к их многочисленным родным, близким, друзьям с подобным вопросом.

Потом таким же виртуальным образом спросим у членов советского руководства: "Ну что, можно начинать?" Дождавшись положительного ответа добавим: "Товарищи члены политбюро, непонятно что произошло! В первой шеренге, каким то образом произошла замена людей. Вместо раннее стоявших в них детей рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции вдруг непостижимым образом оказались ваши сыновья, племянники, братья, близкие вам люди. Так что можно начинать всех убивать и калечить? Выполнять поставленную вами задачу?

Спросим у каждого: "Для того, чтобы убить Амина сколькими близкими вы готовы пожертвовать?" Спросим у самого генерал-лейтенанта Иванова Бориса Семеновича - главного от КГБ в Афганистане: "Готов ли он отдать свою жизнь или быть искалеченным в обмен на жизнь Амина?"

Можно ли сомневаться в том, какие ответы во всех случаях будут даны?

Во время штурма дворца погибли два наших советских полковника:
- полковник Бояринов Григорий Иванович, наш советский офицер КГБ. Как погиб, не ясно. Он руководил захватом дворца. Все же звание не предполагает, что он действовал в первых рядах.

- полковник Кузнеченков Виктор Петрович, врач из военного госпиталя. Когда Амин проводил торжественный обед в честь ввода советских войск, повара - агенты КГБ в еду добавили отравы и Амин, как и многие другие, был на грани смерти. Наши врачи, Алексеев и Кузнеченков, были срочно вызваны афганцами во дворец. С огромным трудом они вернули Амина практически с того света. Это ли не парадокс? КГБ травит - врачи спасают!

Если бы генерал Иванов Б.С. предупредил врачей, чтобы сегодня никуда не выезжали, то не потребовалось бы штурмовать дворец, не погибли бы наши два полковника и еще десять офицеров и солдат.

Ну зачем был нужен этот штурм, когда Амин уже был на грани смерти? Ну, доведите дело по уму до конца. Не пускайте туда наших врачей. Как они могли туда попасть за час до штурма!?

В публикациях я не встретил осуждения крайне аморальной стороны методов исполнения замыслов. Давайте вдумаемся: на государственном уровне применяется средневековый изуитский метод устранения главы дружественного государства - используется сильнодействующий яд! При этом травится семья, дети, гости - десятки людей. Со своими будущими жертвами на самом высоком уровне разыгрывают дружбу, уверяют в своей любви.

Возвращаюсь все к тому же вопросу: зачем было штурмовать дворец?

Видимо, нужна была слава. Большой шум и грохот на весь мир. Большие заслуги перед партией и государством. В журнале "Родина" я прочитал, что за штурм дворца было награждено 700 человек!!! Даже героев Советского Союза вручили. Можно было наградить орденами и медалями десяток- полтора человек. Но только непосредственных исполнителей! А они в свою очередь, зная, что убили своего полковника врача и, возможно, своего полковника КГБ, руководившего штурмом, могли бы и воздержаться от принятия наград. Но это уже из области чести, достоинства и порядочности.

Сейчас в каждый юбилейный год штурм дворца преподносится как героические действия спецназа, как блестяще выполненный план. Возможно, со временем его будут приравнивать к штурму Измаила или Берлина. При штурме дворца погибло шесть человек. При овладении другими правительственными объектами в Кабуле в это же самое время погибли 30 человек и больше сотни были ранены. Это свидетельствует о том, что на других объектах тоже прошли ожесточенные бои, что десантники и советники, действовавшие на других объектах Кабула, проявили себя не хуже спецназовцев, овладевавших дворцом, и достойны упоминания в печати, радио и телевидения. Они, безусловно, заслуживают наград. Почему же идет однобокое освещение событий? Особенно обидно за войсковых советников, которые были беззащитны, находясь в частях, как правило, далеко от Кабула. С ними расправлялись свои же подсоветные, переходившие на сторону душманов. Они попадали в плен к мятежникам и подвергались пыткам. В этих условиях они находились постоянно, в отличие от спецназовцев, выполнивших разовое задание.

С каждым новым юбилейным годом всё выше дается оценка действиям спецназовцев при штурме дворца и замалчиваются действия подразделений ВДВ, сороковой армии и советников. Это несправедливо, ибо они заслуживают за свои действия весьма высокой оценки.
Пошло третье десятилетие советскому вторжению в Афганистан. Народ еще долго будет залечивать раны. Ошибку советских руководителей, увы, уже не исправить. Трагедия перешла границы Афганистана и расползается по Азии.
__________________________________
ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ДНЕВНИКА ПРИВЕДЕН на форуме нашего сайта под рубрикой: УРОКИ ИСТОРИИ - АФГАНИСТАН (прикреплен к основному тексту.)