Е. Горелый, В-75. Остановить время.

“Не говори, что проходит время:
время остается, проходим мы” (Талмуд);
С возрастом время ускоряет свой бег. Оглядеться, притормозить и поменять свое местонахождения в пространстве и времени – неосознанное желание многих людей. Это попытка осмыслить, что же такое время и происходящее вокруг. И оказавшись на миг в другом мире, появляется ощущение, что время бежит чуть помедленнее.
Какие-то повседневные дела всегда мешают вырваться из привычного окружения. И надо проявить волю и упорство, чтобы оказаться где-нибудь в красивом далёко, в неведомой стране. И наградой за все усилия и переживания предотъездной суеты будет ощущение замедления бега времени.
Улетали в дождь. Некоторое время с высоты птичьего полета можно было наблюдать родные места г.Санкт - Петербурга, а затем самолет вошел в зону облаков.
Притягивать непогоду, шторм и ураган, когда выпиваю даже небольшое количество красного сухого вина, стало устойчивой фантастической закономерностью во время путешествий. Это неоднократно достоверно проверено на местности, где до моего приезда два-три месяца не выпало ни капли осадков. В самолете не смог отказать себе в удовольствии выпить бокал красного сухого вина, с настороженностью ожидая, что на острове нас будет ждать непогода.
Оказавшись через три с лишним часа в Стамбуле и нагулявшись до усталости по аэропорту Ататюрк, ощутили с супругой себя странниками, залетевшими в чужую цивилизацию.
А еще через некоторое время, лежа на лавочке в том же аэропорту в ожидании другого самолета к морю, легко представили себя бомжами.
И вот Кипр. Несмотря на конец сентября, солнце печет нестерпимо, ни облачка. Пяти минут нахождения на таком пекле достаточно для получения солнечного удара. Стараюсь куда-нибудь спрятаться в тень. Про себя порадовался, что пронесло с непогодой и ураганом, что теперь можно пить красное сухое вино и в бỏльших дозах.
В аэропорту Северного Кипра Ercan нас встретил турок, чтобы передать арендованный автомобиль. Ford Focus, как и заказывали, был с автоматической коробкой передач, почти новый, всего несколько тысяч километров пробега. Зато топливный бак был абсолютно пуст, хотя и была договоренность о поставке в аэропорт автомобиля с 20 литрами бензина. Спросил на всякий случай, сколько литров в баке бензина. И получил ожидаемый ответ, сдобренный лучезарной улыбкой:
-Нисколько.
Выяснять отношения в ясный солнечный день на Кипре, только портить себе настроение. Лишь поинтересовались, а хватит ли бензина до ближайшей заправки.
И опять нам улыбнулся турок, потупил глаза и сказал:
-Я вас буду сопровождать до заправки. До нее всего несколько километров, возможно, доедем. Следуйте за мной.
Эта готовность признавать свою оплошность нас успокоила.
Не было ни малейшего представления, куда ехать. Хотя стороны света для себя мы уже определили, а супруга, она же штурман и навигатор в одном лице, уверенно прокладывала маршрут. Направление выбрали. Осталось только заправиться.
В первые минуты вождения автомобиля пребывал в стрессе. И не потому, что коробка передач была автоматическая, а привык к механике, а потому, что все автомобили двигались по встречной полосе, и приходилось подчиняться общим правилам, т.е. ехать по левой стороне. Особенно это было непривычно и неприятно ночью, когда казалось, что все автомобили с включенными фарами несутся на нас по встречной полосе. Но пока светит солнце к левостороннему движению можно приспособиться.
Перевалили через горный перевал, миновали город Кирения (Гирне) и наконец-то оказались на месте. Никто нас не ждал и не встречал радостно с духовым оркестром из-за мусульманского праздника Рамадан-байрам, когда мусульманам предписывается предаваться настроению праздника, освобождать душу от неправедных намерений, вкушая пищу и питье.
Вышли из автомобиля во всем белом, вокруг ни души. Только красивые белые коттеджи и экзотическая растительность. С одной стороны горы, с другой – в 100 метрах – Средиземное море и три бассейна с пресной водой для тех, кому не по нраву слишком соленое море.
Осмотрелись. В некоторых окнах белоснежных коттеджей можно было заметить людей, которые проявляли признаки любопытства к нашим персонам. Наконец, один пожилой господин не выдержал, подошел к нам. И, несмотря на отсутствие нескольких зубов и определенный дефект речи, начал неспешный разговор на отличном английском. То ли спросил, то ли заявил:
-Вы, наверно, здесь первый раз.
Получив утвердительный ответ, посочувствовал нам, что мы довольно тепло одеты для такой жары. Для поддержания светской беседы пришлось сообщить, что при работающем кондиционере было совсем не жарко. И только выйдя из автомобиля, ощущался чудовищный перепад температур.
Наш собеседник не стал мучить нас длительными расспросами на пекле, сообщил нам номер телефона, куда нужно позвонить, чтобы нас быстрее разместили в апартаментах.
А поскольку в разговоре непроизвольно проскакивали немецкие слова, наш собеседник напоследок, перед тем как скрыться с солнцепека, поинтересовался, из какого города Германии мы прибыли. На его лице не отразились никаких признаков работы мысли, когда он услышал, что мы приехали из Санкт-Петербурга. Такого города в Германии он не знал. Впрочем, мы тоже не проявили никаких эмоций, когда он назвал свой английский Кржополь, Название его городка нам было абсолютно незнакомо. Вот так и поговорили первый раз.
Очень хотелось заглушить голодные позывы желудка. И быстрее выкупаться в спасительной прохладе моря. Голод не тетка. Желание утолить голод и запастись продуктами на будущее оказалось намного сильнее желания оказаться в очень соленых водах Средиземного моря.
Поехали в ближайший турецкий супермаркет. Начали выбирать продукты. Прошло на больше десяти минут. И неожиданно налетел ураганный ветер, пошел ливень с градом. Потоки воды полились в магазин. За окном стояла сплошная стена из воды. Продавец магазина был напуган внезапно налетевшим торнадо. Он сделал три попытки списать с моей карточки деньги за продукты. Но у него ничего не получалось. Из-за торнадо не было связи с банком. Расплатившись наличной валютой, подумал, что с меня могут списать еще и по карточке, когда связь будет восстановлена. Так, впрочем, и произошло. Деньги списали раньше, чем торнадо переместился в другое место. Мне пришло сообщение по мобильному телефону. А у турка никаких данных не было, и связи не было тоже. Возвращать деньги без официального подтверждения банка он не хотел. Поэтому, чтобы не портить молодому человеку и набежавшим родственникам праздник, перешел на нейтральную тему для разговора.
Поинтересовался:
-Часто ли бывают такие ливни с грозой?
-Нет,- ответил он,- последний дождь был месяца два назад.
Этот ураган был почти точным повторением урагана во время моего сравнительно недавнего пребывания в Севастополе два месяца назад. Когда я со старшим братом на его даче на Фиоленте выпил первый бокал красного сухого вина за встречу, то честно предупредил, что завтра будет дождь. В ответ он только рассмеялся в лицо, заявив, что в Севастополе уже два с лишним месяца не было ни капли дождя. В 6 часов утра на следующий день при ясной солнечной погоде мы отправились купаться. Пока преодолевали крутой спуск, солнце неожиданно куда-то исчезло, начал накрапывать мелкий дождь. Брат лишь усмехнулся, заявив опять, что это не дождь. А несколько часов спустя, лежа на гальке на городском пляже в парке Победы, наблюдал беспечность отдыхающих. Облаков не было, но разряды молний очень далеко я видел в течение последнего часа. Мои родственники считали, что я фантазирую. И только когда по громкой связи объявили, что приближается ураган, и скорость ветра достигает 60 м/сек., отдыхающих, как ветром сдуло. Я оделся секунд за 25, побив все свои рекорды военной молодости. Мы только успели выехать на своем автомобиле, как нас настиг ураган. Сверкали молнии, гремел гром, ломались деревья, и реки воды текли по всему городу. Мы скорее плыли, чем ехали.
И здесь на Кипре мы решили больше не испытывать судьбу, приняли решение перейти на белое сухое вино, чтобы не портить дальнейший отдых и окружающую среду сломанными деревьями. От него явно не исходило никакой угрозы.
А когда вечером с товарищами, уже в сгустившейся темноте мы решили навестить знакомых в апартаментах, соседи англичане проявили удивительную бдительность. Вышли из дома, поздоровались, спросили, к кому мы приехали и т.д. Удовлетворившись нашими ответами, потеряли к нам всякий интерес и разошлись по норкам. А когда мы вернулись и сели в машину, с удивлением обнаружили, что англичане опять проявляют к нам интерес. Они прильнули к окнам, наблюдая за нашими действиями. Чертыхаясь и вспоминая недобрым словом их матерей, которые не научили их хорошим манерам, к своему ужасу обнаружили, что автомобиль не желает заводиться. А бдительные англичане неотрывно продолжали следить за нами из окон, наблюдая с расстояния, как мы поведем себя дальше. Автомобиль по-прежнему не заводился. Англичане помогать нам не собирались, только с невозмутимостью наблюдали за развитием событий. Было темно, накрапывал дождик. Конечно, в такую погоду лучше сидеть дома, а не вести светские беседы с иностранцами. Мгновения тянулись. Прошло то ли несколько секунд, то ли несколько минут. Самая сообразительная девушка из нашей компании, которая села за руль, вдруг высказала предположение, что мы сидим в чужом автомобиле, поэтому англичане с таким интересом за нами наблюдают. Команду подавать не пришлось. Двери с обеих сторон открылись почти одновременно. Перемещение в свой автомобиль заняло всего несколько секунд.
Все это время скучающие англичане развлекались, возможно, делая ставки, удастся ли нам завести двигатель чужой машины и уехать. А поскольку мы просто перепутали автомобили, завести двигатель не смогли, они сразу потеряли к нам интерес и покинули свои наблюдательные посты. Так заканчивался наш первый день пребывания на Кипре.
Зато на следующее утро, завидев нас издалека, одна супружеская пара не упустила свой шанс. Распахнув дверь своего жилища, пригласили на чай или кофе, на выбор. Хотя мы и спешили, не в наших правилах отказываться от искреннего гостеприимства скучающих англичан. За чашкой кофе пожилой джентльмен по имени Бари все-таки вспомнил про Ленинград, про войну, голод. Санкт – Петербург при первой встрече, очевидно, звучал для него непривычно, на немецкий манер.
На Кипре он с супругой бывает раза четыре в году. Самая главная причина, почему он здесь так часто, это дешевизна по сравнению с Англией. Билеты в межсезонье недорогие. А еще рыбалка. Я даже пообещал ему, чтоб не обидеть, когда-нибудь приехать и составить ему компанию в рыбной ловле. Хотя, как ни присматривались, никакой живности в соленом Средиземном море не видели. Кроме черепах на берегу. Даже засомневались, а водится ли там вообще рыба. Поблагодарив гостеприимных хозяев, отправились осматривать местные достопримечательности.
Погода благоприятствовала всю неделю. Утром вставали, пили кофе. Потом шли на ближайший пляж в 50 метрах от дома купаться. Мы его назвали «русским», поскольку купались там только мы одни. Затем по лунному пейзажу, который представляет собой берег Средиземного моря, перемещались на другой пляж. Мы назвали его «английским». Дело в том, что когда мы решили возвратиться после купания на комплекс, калитка была закрыта.
Мы уже приготовились перелезть через нее, как это мы делаем всегда в подобных случаях. Но тут из окна второго этажа коттеджа выглянул представительный мужчина и сказал, что он сейчас спуститься и принесет ключ. Любезный англичанин
действительно спустился с маленькой прелестной девочкой и ключом от калитки.
-Я всегда вам могу открыть калитку, только подайте знак, - сказал он.
Познакомились. Англичанина, а, может, ирландца, потому что он родом из Ирландии, звали Дэвис. Бывший военный, водолаз, сейчас на пенсии. У его жены, которая говорит на пяти языках, голландке по происхождению, красивое имя Вилми. Чтобы сделать комплимент им обоим спросили, сколько маленькой дочке лет. Поблагодарив за комплимент, Дэвис улыбаясь сказал:
-Это наша внучка. Мы здесь отдыхаем с сыном.
Предложили нам побывать на концерте в зале древнего монастыря Белапаис, который, к сожалению, должен был состояться накануне нашего отъезда ….. Мы не стали рисковать ехать ночью на концерт за 40 км. А рекомендованную деревню Караман в окрестностях Кирении осмотреть согласились.
Въехали в деревню, не зная, что осматривать. Просто забыли спросить, что там достойно внимания. Едем все выше в горы. Дорога очень узкая и круто поднимается вверх. Со своей задачей наш «форд» еле справляется. Расход топлива - 25 литров на 100 километров. Наконец нервы не выдерживают. Останавливаемся, завидев первое европейское лицо. Пожилой джентльмен любезно согласился нам помочь и ответить, если сможет, на все интересующие нас вопросы.
Он рассказал историю этой деревни. Оказывается, по распоряжению местной администрации, в ней изначально должны были проживать только иностранцы. Здесь и по сей день живут немцы, англичане, французы, датчане, бельгийцы, шведы, канадцы, голландцы. И ни одного турка.
-Живут ли здесь русские? – задали мы логичный вопрос.
-Нет, русские не живут, только одна украинская леди, - пояснил джентльмен, владелец ласковой собаки по кличке Дерби и необыкновенно красивого кота, понимавшего человеческую речь.
Хозяин приказал ему вылезти из нашего автомобиля, куда он забрался, как только мы остановились и открыли дверь. Кот беспрекословно повиновался. А когда пришло время, велел ему идти домой. Кот нехотя поплелся, поминутно оглядываясь, не поступит ли следующая команда об отмене первой. Тем более, что Дерби оставалась с нами, ласкаясь, терлась о наши ноги.
-Очевидно, украинская леди замужем за иностранцем,- поинтересовались мы для поддержания светской беседы.
-Нет, живет в своем доме одна,- лаконично ответил собеседник.
-А еще в деревне есть старинная греческая церковь, которая, к сожалению, уже закрыта. А рядом кафе, где очень вкусно готовят. Там можете выпить вина или пива.
-Но ведь водителю нельзя пить,- мягко возразили мы.
-Немного не помешает,- последовал ответ.
- В крайнем случае, выпейте кофе.
Поблагодарив собеседника, продолжили свое карабканье вверх по горной дороге. Изумительный вид на горы. На море вид тоже ласкает взгляд. Каждый дом в деревне – маленькое произведение искусства, окруженное незнакомыми цветами, всякими экзотическими растениями, кактусами. Мы даже узнали плоды опунции, ее еще называют «индейской смоквой», «фигой индейцев». Все-таки решили удержаться от искушения попробовать плоды этого кактуса из-за возможной ошибки.
Из деревни открывается изумительный вид на горную крепость святого Иллариона. Улицы здесь с говорящими названиями: Гераневая аллея, Прудный переулок, 49 ступенек и т.д.
На обратном пути заехали в Гирнский американский университет. Он основан в 1985 году. Первоначально в нем училось 500 студентов, сегодня – около 6000. Эту информацию мы получили от выпускницы университета Фирузы Хайруллаевой. Узнав, что мы из России, она так и заявила:
-Слава богу, могу поговорить по-русски.
Потом пояснила:
-Мой муж турок. Сама я родом из Ташкента. А в университете говорю только по-английски. Соскучилась по русскому языку.
Прошло несколько минут нашей беседы. В кабинет заглянул ее шеф, профессор, доктор Рон Френч. Интересная личность. Бодр и энергичен, хотя, ему, очевидно, за 80 лет перевалило. Его мать немка, родом из Одессы, из первой волны эмигрантов. После революции 17 года возвратилась в Германию, в Берлин, где и познакомилась с его будущим отцом, который приехал из Англии изучать немецкий язык. Мать дожила до преклонного возраста и в 90-е годы навестила вместе с сыном свою родную Одессу, а также Севастополь, Балаклаву, Ленинград, Киев. Профессор отлично говорит по-немецки, немного по-русски, конечно, по-английски.
Один день посвятили турецкой Лефкосии и греческой Никосии. Когда-то это был один город, а сегодня это два разделенных границей разных города. Никосия – европейский, греческий город, Лефкосия – восточный, турецкий. Документы на границе проверяют только турки. Греки пропускают туристов, не глядя в документы.
Фактически мы побывали в трех странах: Турции, ТРСК (Северном Кипре), Республике Кипр (Южном Кипре), не сделав в паспорте ни одной отметки. Только на отдельном листочке.
Заехали в город Фамагуста, осмотрели его окрестности. Северная его часть заселена турками. Здесь кипит жизнь. А вот южная.… Представляет собой город – призрак, покинутый ее жителями.
В старой части Фамагусты есть крепость XIV—XV вв., где в башне жил прототип Отелло, венецианский полководец Христофор Моро.
Поплутав немного по улицам, через череду светофоров выехали за город. Всего в нескольких километрах от Фамагусты находятся руины древней столицы Кипра, города Саламиса. Он был основан в 1075 году до нашей эры. Даже то, что осталось от него, свидетельствует о его былой красоте и величии.
Буквально в нескольких километрах от древней столицы находится монастырь и часовня святого Варнавы, где покоятся его мощи. Это на западной окраине Саламиского некрополя.
Памятников культуры на земле Кипра просто бессчетное количество. На их осмотр не хватит человеческой жизни. Но главная достопримечательность – один из самых благоприятных для здоровья климатов на земле. Поэтому сюда хочется возвращаться. И, очевидно, по этой причине богиня любви и красоты выбрала Кипр местом своего рождения, вышла здесь из пены морской.
Утром и вечером сверчки, и певчие птички нежно ласкают слух. Ласковое солнце, теплое море. Инжир, апельсины, оливковые рощи, пальмы, кактусы. Затерянный мир.
Время удалось на миг остановить…