СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИСЛАМИСТСКОГО ТЕРРОРИЗМА

Тумаева Е.Е., Кубанский госуниверситет.

Современные психологи убеждены в том, что агрессия и насилие как основные инстинкты всегда были, есть и будут неотъемлемой частью как человеческого поведения, так и жизни общества в целом.

Терроризм – явление социальное, террорист находится под сильнейшим влиянием общества, воздействует на него и изменяет его. Исламский экстремизм несет на себе ярко выраженную политическую нагрузку, и не является простым преступлением против жизни и безопасности окружающих граждан. Известно, что террористы захватывают заложников, средства передвижения, банки, взрывают жилые и служебные дома не ради получения материальной выгоды. Даже при посягательстве на банковские активы, террорист преследует иные, нежели деньги, цели. Способы привлечения внимания нужны ему именно как средства, ведущие к некоей, более высокой цели, а именно – изменению окружающего мира. Поэтому попытки воздействовать на террористов путем эскалации встречного насилия, усиления контроля со стороны правоохранительных органов не могут решить данной проблемы, т. к. здесь не решаются те социальные проблемы, вынудившие некогда мирного жителя пойти на крайнюю меру.
Социальная напряженность, индуцированная неуверенностью в завтрашнем дне отдельного представителя общества, проявляется очень разными способами, сугубо специфичными для различных наций. У восточных народов (как представителей Дальнего Востока, так и Ближнего) социально индуцированный невроз выражается в чувстве «высокой ответственности перед своей семьей», как правило, несравнимой с аналогичным чувством у жителя Запада. Дело в том, что на юношу из восточной страны возлагаются неизмеримо большие обязанности и надежды – именно он станет обеспечивать свою семью, семью не нуклеарную (западного образца), а сложную, включающую многих родственников разных поколений, и, что самое главное – женщин. Возможно, на молодого человека лягут заботы о младших сестрах, обязанность обеспечить их приданым и выдать замуж. Кроме того, обязанность заботиться о престарелых родителях, которым, как правило, государство не выплачивает пенсий, является освященным веками ритуалом человеческого общежития.
В ближневосточных странах молодые девушки, как правило, редко работают после получения диплома, что дополнительно отягчает социальные обязанности мужчин. В случае неудачи молодые люди чувствуют страх, что они погубят не только себя, но и свою семью. Как свидетельствует статистика, в подавляющем большинстве экстремистами становятся представители молодежи, студенчества (причем первоначально их требования не носят политического характера, а направлены на решение повседневных вопросов).
Для ближневосточного студента сдача экзаменов, занятие служебного поста имеют очень большое значение, ибо именно это определяет – жить ли ему и его семье в приемлемых условиях, либо быть обреченным на бедность. От молодого человека ждут многого - отец, родня со стороны жены, дяди, двоюродные братья – все участвуют в расходах на содержание студента в университете. И они ожидают тождественных действий с его стороны. В подобной ситуации понятны весьма острые поведенческие реакции (страх, чувство несправедливости, обида) молодого человека, осознающего свою ответственность за судьбы многих людей, который знакомится с западным образом жизни, где многие социальные функции возлагаются на государство.
Не случайно главными поставщиками людского ресурса для террора становятся страны, где государство неспособно обеспечить благосостояние общества – Йемен, Афганистан, Палестина, Ирак. С другой стороны, бедность и отчаяние не являются причиной терроризма, а лишь благодатной почвой для него. Но если рассмотреть гендерную основу терроризма, то ясно видно, что терроризм как социальное явление врачуется только социальными мерами, могущими компенсировать отчаянную зависимость мусульманской семьи от своего главного кормильца – мужчины.
В мусульманском обществе производительность труда значительно снижена из-за недостаточно широкого внедрения современных технологий, а также недостаточным присутствием женщин в производственном процессе. В исламском мире женщины, в большинстве случаев, являются лишь потребителями благ. Они редко работают за пределами своего дома, и не могут рассматриваться в качестве реальной поддержки мужчинам своей семьи (обычно семья, потерявшая мужчину, обречена влачить нищенское существование).
Благодаря религиозным запретам исламское общество в целом лишает себя, как минимум половины возможного валового национального продукта, конкретная семья опирается лишь на один источник доходов. Если рассмотреть Россию в качестве примера, то по самым скромным оценкам объем ВНП, производимого женщинами, существенно превышает половину. В ситуации, где женщина может (а чаще - вынуждена) кормить свою семью, супруг может найти возможность устраниться из этого процесса, т. к. в случае его неудачи, как добытчика, всегда есть второй источник средств к существованию. В традиционном мусульманском обществе мужчина, чья жена работает вне дома, подвергается, как правило, негласному, но явственному порицанию. Его успешность и состоятельность как кормильца ставится под сомнение. В случае какой-либо социальной неудачи мусульманин лицом к лицу встречается с очень трудным вопросом: как прокормить свою большую неработающую семью?
Подобный вопрос вызывает фрустрацию, могущую привести к уходу в себя, либо к попытке выплеснуть психологическое напряжение через агрессию. Социально направленная агрессия принимает форму активной мести благополучному западному миру, благодаря которому в традиционном обществе происходит внедрение новых стандартов, изменение образа жизни, делающие непригодными традиционные устои жизни, работавшие многие века.