Воспоминания С.Татко (глядя из будущего)

Глава 3. Взгляд из будущего.

Эта глава не имеет прямого отношения к двум предыдущим. Но это не совсем так. В мире, в котором мы живём всё взаимосвязано и одно происходит из другого.

В августе 1991 года я был на курсах ООН на «Выстреле». А в Москве менялась власть. И некоторые мои сослуживцы и преподаватели (из числа переводчиков, естественно) осмелев, начали бурно выражать свои эмоции поддерживая мятежников и понося партийцев. Меня это очень огорчило и не потому что я был во главе партийной организации курса. Я не очень с любовью и уважением относился к комсомольско-партийному активу. После посещения ЦК КПСС, встречи с собкором газеты «Известия» в Афганистане, общения с корреспондентом Лещинским, писателем Прохановым, политологом Бовиным, будущим начальником политотдела Военного Института Афанасасьевым, а особенно замполитом первого факультета нашего института по словам которого я «как ужака пролез в партию» и другими рядовыми членами партии мнение моё об этой организации было не высоким.
Ещё в 1981 году в Кабуле, разговаривая о Ленине, большевиках и так далее я сказал, что Ленин был шизофреником в хорошем смысле этого слова, т.е. этим самым я хотел подчеркнуть его гениальность организатора и теоретика. Говоря современным языком его исключительные менеджерские способности самого высокого уровня. После этого со мной три дня не разговаривали товарищи, ждали, что за мной придут и меня отправят в Союз.
Так что меня возмутило в 1991? Мне не нравиться психология толпы. Ведь пока нельзя было говорить все молчали и делали вид что двумя руками и ногами «за». И товарища и друга своего могли легко таким образом под монастырь подвести. Все хотели в командировку заграницу. Ну а товарищ, а друг что ж. Да ни что ж. Перетерпиться. Вот такие вот в августе и кричали.
А решил я сделать некоторое отступление или некое вкрапление по той причине, что пару дней назад я пришёл к выводу, который заставил меня развеселиться. Наш любимый и горячо одобряемый (времена то партийные возвращаются) Путин создал в стране уникальную ситуацию. ФСБшная вертикаль есть и больше ничего нет. Военные, как прослойка общества, уничтожены (вместо них МВД, а то уж врага то внешнего нет – все друзья и армия не нужна, а вот «внутренний враг» не дремлет). Интеллигенцию ещё начал под корень вырезать Ленин и в результате её тоже нет. Рублёвская братва не в счёт, у них одно бескультурье и они по фене ботают, даже с экранов телевизора (моего то уж точно). Ну а Путин, до огромных размеров раздув бюрократию окончательно уничтожил рабочий класс (это теперь менеджеры всех мастей) и трудовое крестьянство. Некому мыслить – нет культуры. Некому создавать богатство страны – нет рабочих и крестьян. Соответственно и защищать нечего – армия не нужна, если только для Юдашкина в виде манекенов. А вертикалью нас теперь всех имеют.
Так чего было радоваться в 1991? Хотя, те кто радовался, может быть нахапали и тоже в вертикале.

Комментарии

Скажи, Серёга, чтоб нам было, ...

Серёга, рад, что ты высказался. Наша афганская тема всё же более актуальна и значима, но мы – живые люди! Согласен, что не все даже наши товарищи однозначно примут тон твоей статьи, а я с удовольствием готов и поплеваться на нашу действительность, хотя не люблю крайности. Вот уж никто не сможет обвинить нас в отсутствии патриотизма или добропорядочности. Так что из-за вияковской солидарности готов и сам высказаться.
ВВ, извини, уважаю. Жаль, что нас не позвали?! Да, военные погоны не снял, но считаю, что мало профессиональные пришедшие люди сменили таких проходимцев, что мне вот тогда уже надоело плеваться. А многие из них, оставаясь порядочными, стали всё же профессионалами в новой для себя роли руководителей.
Накануне, 18 го августа 1991г. я улетел в очередной отпуск на море. В Анапе народ удивлялся, что происходит в Москве??? А я действительно был не в курсе и рад, что не был вовлечён. Позвонил друзьям - академия БТВ вывела танки на набережную, офицерам объявили круглосуточное дежурство, никто ничего не понимал. В 93г. был в Камбодже, да и вообще я так много провёл время в служебных командировках!
А моя позиция тогда и сейчас не изменилась. Член ты партии (любой) или нет – не важно. Главное, хороший ли ты работник, товарищ и человек. Противно всегда было слушать тех, кто считал, что любит родину больше и лучше. Искренне удивлялся тем, кто призывал вешать коммунистов. Не понимал и вечно недовольных людей - всё им кто-то мешал жить.
Можно пример из жизни? У нас на курсе было мало членов партии, к сожалению. Один из моих близких друзей, Геннадий Иванов, был коммунистом и настоящим человеком. В декабре 1980г. при распределении переводчиков по воинским частям мы попросились вместе в любую часть. Так попали в 7пд, стоявшую в Ришхоре. Через пару месяцев ко мне приехала моя жена, а кому то из переводчиков надо было поменять нашего коллегу в ПолеАламском полку в 65 км от Кабула. Никому из нас не хотелось уезжать из Кабула, хотя дивизия не вылезала из боевых действий. На служебном совещании штаба дивизии Генна Иванов встал первым и согласился. Через два месяца мы вместе были на боевых в провинции Газни. Отвоевались, а при возвращении с боевых уже в 15 км от Кабула колонна попала в засаду. Военный переводчик, трое его советников и водитель погибли в бою. Вечная им Память!
Честно, ещё со школы долго считал, что я не готов ещё вступить в партию. Вот так серьёзно и наивно. В комсомол вступил первым в классе. Это, скорее всего, было мальчишеское хорошее самолюбие. А вот в партию вступил уже капитаном в Кандагаре в 1987, когда начал отвечать за многих людей и ….стал достоин, шучу. И не жалею! Кстати никто из моих 12 переводчиков 2 Армейского корпуса не погиб, а я не пропустил ни одной операции. Жаль, вот, что первый стингер взяли без меня, шучу – лежал тогда, в янв.1987г., в Кандагарском госпитале вертолётного полка. Улыбаешься вместе со мной, скажи, Серёга! Так что партбилет мне выдали на курсах Выстрел в декабре 1989г., когда многие выходили из партии. В других партиях не был, как не было и приводов в милицию! А вот работы всегда было много.
Считаю, что мы ещё можем вспомнить наше счастливое детство и всё же вернуться к более славным нашим делам в Афганистане!

С уважением и на связи,
Сергей