25 сентября 1986 года около семи часов вечера третья рота Мусульманского батальона десантировалась с вертолётов в окрестностях кишлака Шахидан на левом берегу реки Кабул. Дождавшись темноты, мы начали движение на Север по сухому руслу. По боевому расчету в головном дозоре был Виктор Абрамов с двумя разведчиками 131 ргСпн, а основной отряд шел на расстоянии метров пятидесяти. Тыловое охранение обеспечивала 134 ргСпн Сергея Суковатова. Соблюдая режим радиомолчания, двигались без привалов. Необходимо было успеть организовать засаду в месте слияния двух русел до восхода луны. Движение отряда выровнялось и вошло в свой размеренный ритм… — Цок йе? (или возможно — Цок дзе ? в переводе с пушту — Кто такие? или Кто идет?) — раздался, как гром среди ясного ночного неба, внезапный окрик чужой речи. Кричали откуда-то сверху. Разведчики на мгновение замерли и начали опускаться на землю. Все ожидали, что дальше последует огонь противника. Сомнения не было — напоролись на духов. «Куджо мири? (Куда ты идешь? фарси)» — громко обратился к ночному небу Шахидана старший лейтенант Удовиченко, выигрывая время и давая понять отряду, что берет инициативу на себя…Знал ли Гена, что за фразу тогда обратил он к Небесам?! …Накануне ареста и последующей казни, Спаситель говорил со Своими учениками. Лучший ученик Иисуса Петр спросил: «Domine, quo vadis?» Куда Ты идешь? Иисус отвечал ему: куда Я иду, ты не можешь теперь за Мною идти…» (Лк. 13, 36). «Гена, ты ответил на фарси, а это пушту», — все, что мог сказать я в тот момент. Но тут с холма прозвучал очередной окрик: « Моджахед ка на? (Вы моджахеды, свои? пушту)». « Моджахед, моджахед (Свои, свои)»,-теперь ответил я. «Они приняли нас за своих», — заметно волнуясь, прошептал я Геннадию. « Тяни переговоры сколько сможешь!» — сказал мне Удовиченко и стал жестами указывать разведчикам следовать за ним на горку. Как действовать дальше, все уже поняли. — Стерей мешей, вруну! Цинге йе? (пушту — Здравствуйте, братья! Как дела?) Этой фразой каждый день начинал занятия языка пушту мой первый преподаватель Александр Иванович Каменев…Что говорил еще, теперь уже точно не помню, но отряд успел скрытно занять соседнюю господствующую высоту и подготовиться к бою. « Вали на тереги? Тер шей! Тер шей! (Почему не проходите? Проходите! Проходите! пушту)», — раздавались возмущенные крики с холма напротив. Теперь мы были примерно на одном уровне с духовской фишкой. Показалась луна и в ее тусклых лучах разведчики увидели очертания двух соединяющихся русел. То есть, то самое место, куда мы шли по плану. В свежем ночном воздухе появился запах животного пота и навоза — запах караван. Опытные разведчики знали, что он опережал караван с подветренной стороны на несколько минут… Эти минуты, когда нервы напряжены до предела, руки судорожно сжимают снятое с предохранителя оружие, а глаза ищут в темноте цель, длятся томительно долго. Ну, вот и караван. Из-за поворота сухого русла он шел прямо на нас. Получалось, что мы опередили его всего минут на десять. Наличие группы проводки каравана, которая приняла нас за «своих», говорило о важности перевозимого груза или лица, следующего в караване. Внезапный огонь трассерами распорол ночную тишину. В считанные минуты караван и его боевое охранение были уничтожены из стрелкового оружия и гранатометов. Противник даже не успел организовать сопротивление. В этом бою разведчики третьей роты захватили стрелковое оружие, боеприпасы, документы и японские медикаменты (хорошо запомнил японский градусник). Но главное, в том бою — не погиб и не был ранен ни один солдат нашего роты. Сколько наших солдат и офицеров спасла фраза — «Куджо мири?», Не знает никто. Но каждый, кто там был, считает, что уж его-то спасла точно!

Красивое восточное небо Джелалабада впервые я увидел в иллюминатор из почтовика. Когда 9 сентября после сорока минут полета, наш Ан -26 свалился на крыло и приступил к резкому снижению, все пассажиры уперлись в пол ногами и, кто как мог, пытались побороть нахлынувшее волнение. Даже бывалые, которые в полете всем своим видом показывали, что на маршруте Кабул – Джалалабад они свои люди, приутихли и нервно глотали слюну. Наконец брюхо самолета выровнялось, слегка вздрогнуло и покатилось по посадочной полосе с торможением. Сделав пару поворотов по рулежкам, наш борт остановился, и рампа медленно поползла вниз. Какой там турецкий хамам?! Русская парная баня под палящим солнцем, а вместо веника джелалабадский ветерок… А ты пока один в этом новом мире, и где-то твой батальон, рота и новая жизнь…
События в той жизни менялись с такой быстротой, что кажутся почти неправдоподобными. Неделя нарядов сменялась двумя неделями боевых действий. Начиная с 16 сентября 1986 года и до конца месяца, третья рота потеряла одного из лучших сержантов 131 группы 154 ООСпН (Мусульманского батальона) Владимира Ярмоша, разведчика Василия Семенюка и связиста Анатолия Мирошниченко. А 20 сентября уничтожила банд группу из восьми человек на тропе в Черные горы под 17-м блокпостом, захватив стрелковое оружие. И в завершении — боевой выход по организации засады на три дня на левом берегу Кабула все в том же районе Северного Шахидана. 25 сентября 1986 года отрабатывали очередную информацию. Десантирование на точке должно было произойти ближе к сумеркам, поэтому взлет по плану был на 18 часов. Летели с ребятами 2-ой Вертолетной эскадрильи 335 ОБВП. Я грузился на один борт с командиром третьей роты Пархоменко и замком роты Удовиченко. С нами были радисты и минеры. Борт техник ушел на запуск двигателей, и вскоре мы покатились по рулежке на предварительный старт. Взлетели по-самолетному и стали набирать высоту. Кто-то из командиров открыл дверь полностью, и вся Джалалабадская чаша была как на ладони, а потом и она стала растворяться в дымке. Зрелище было завораживающее! Мы заняли эшелон на 4000-х метров и так летели до самой Дорунты, наблюдая красоты Древнего Шелкового пути … Никто тогда еще не знал, что этой ночью при выдвижении к месту засады в сухом русле мы наткнемся на духовский дозор и Гена Удовиченко крикнет свою легендарную фразу «Куджо мири», которая выведет нас из оцепенения и заставит действовать слаженно. Пригодиться и мой язык пушту, а отряд развернется в боевой порядок и уничтожит караван, и как всегда досматривать его пойдет 131 ргСпН Виктора Абрамова. Тогда еще никто не знал, что это наш последний полет в Джелалабаде на высоком эшелоне, что после успешного десантирования на подлете к дому вертолеты 335 ОБВП будут атакованы банд группой инженера Гафара. Что уже через час Ми-8МТ капитана А.Гиниятулина взорвется в воздухе, атакованный двумя ракетами «Стингер», но штурмана Николая Гернера выбросит взрывной волной и он останется жив. Что командир Ми-24 лейтенант Евгений Погорелов будет до последних сил тянуть свою машину, пораженную «Стингером» в торце полосы, и сможет совершить жесткую посадку, а сам скончается от ран в госпитале. Тогда еще никто не знал, что через полтора года 18-19 февраля 1988 года в том же районе Северного Шахидана при плановом десантировании на засаду экипажи 335 ОБВП обнаружат караван и начнут уничтожать его с воздуха, а третья рота закончит начатое дело на земле. А утром 131 ргСпН 154 ООСпН, которой мне придется командовать вместо раненного Сергея Смирнова, во время досмотра захватит два контейнера с ПУ и двумя ракетами «Стингер» — первые в Джелалабаде. И через день или два группа второй роты во главе с Лафазаном и Верецким захватят еще два ПЗРК «Стингер».

Уважаемые востоковеды, выпускники персидской кафедры ВИИЯ (ВКИМО, ВУ) и других учебных заведений! Членами «Союза ветеранов ВИИЯ» при поддержки посольства ИРИ в Москве организуется туристическая поездка в Иран. Приглашаем вас в поездку по Исламской Республике Иран в дни Ашуры. Ашура в Иране — день поминовения пророков и посланников Аллаха Предлагаем ознакомиться с программой: Вылет из аэропорта Шереметьево-2 терминал F, Москва, рейсом «Аэрофлота» в 19.45 Прибытие прямым рейсом в 23.15 в аэропорт Имама Хомейни, Тегеран Изюминкой этой поездки в Иран будет присутствие на церемонии Ашуры в течение 3 и 4-го ноября в Тегеране

В день Ашуры желательно соблюдать пост. В одном из хадисов сказано, что «пост в день Ашура очищает мусульманина от грехов за предыдущий и последующий годы, а за крупицу подаяния (садака) в день Ашура Аллах даст вознаграждение величиной в гору Ухуд». Большинство мусульман в день Ашура соблюдают пост, однако после захода солнца во всех семьях начинается праздничная трапеза. На улицах готовят в огромных казанах плов, особые кушанья и шербеты – все это бесплатно раздается всем желающим. По запросу вы можете ознакомиться с рецептами блюд, которые подаются на Ашуру.

Трансфер в аэропорт, перелет местными авиалиниями на юг страны в старинный город Шираз. 5-го ноября – осмотр Шираза и окрестностей. Шираз — центр провинции Фарс, древнейший центр иранской цивилизации, столица Ирана в период Ахаменидской династии. Расцвет во время правления Керим-хан Зенда. После обеда в национальном ресторане посещение торгового комплекса базар-е Вакиль, Бани и Пятничная Мечеть Вакиль (694г), мечеть Шах-Чераг, мечеть Насир-оль-Мольк, базар Сарайе Мошир – исторический памятник времен Мирзы Абульхасана Мошир-уль Молька, где продаются ручные изделия мастеров Шираза. Цитадель Карим – хана и посещение мавзолея Хафеза – персидского поэта (1305-1370 гг). 6 ноября посещение величественного Пересеполиса.

Персеполис – Тахт-е Джамшид (64 км), где на вершине каменного холма Рахмат в долине Мервдашт сохранились развалины города, разрушенного в 330 г.до н.э. Александром Македонским. Комплекс дворцов Ахаменидской династии (521г. до н.э.), правление Дария –I, площадь 125 000 кв.м: малый дворец с Воротами всех наций, дворец Ападана, дворец Дарьюша, дворец 100 колонн, мавзолей Ардашира II и III, барельефы. Посещение комплекса Пасаргады – место молений и преклонения, мавзолей Кира Великого в долине Моргаб (Мавзолей Ленина построен по образу гробницы Кира).

7 – 8 ноября – осмотр Исфагана и его окрестностей. Посещение площади Нагш-е Джахан (500м длина/165 м шир) вторая площадь в мире по величине. Соборная мечеть Аббаса (масджед-е Эмам), мечеть Шейх Лотфолла, дворец Али-Гапу, Портал Кесарских ворот (Сардаре Кайсарие) и базар. Во время правления шаха Аббаса – место проведения спортивных игр – конное поло, парады войск, праздники, иллюминации… Все постройки являются шедеврами архитектуры и искусства мозаичной облицовки XVII в. Посещение комплекса Ках-е Чехел сотун- Дворец 40 колонн- времена шаха Аббаса, сад 67 тыс кв.м.

9-10 ноября – Кашан и Кум На пути из Исфагана в Кашан – посещение самобытной деревни Абьяне, а также древнейшего города Кашан, признанного одним из первых центров цивилизаций и местом жительства доисторического человека – холм (зиккурат) Сиалк (до Тегерана 210 км) — отдых и обед в национальном ресторане.

11-12 ноября – Тегеран. Осмотр достопримечательностей по программе и вылет в Москву. Прибытие в Шереметьево утром 12-го ноября в 8.25.

Стоимсоть тура – 1200 долларов США (без учета стоимости перелета Москва-Тегеран-Москва- около 22 тыс. руб и консульского сбора 2 тыс. руб). Никакой предоплаты. В случае заинтересованности по запросу может быть выслана полная версия программы посещения Ирана. Просьба обращаться через настоящий сайт или непосредственно к председателю «Союза ветеранов ВИИЯ».

Безо всякого преувеличения можно сказать, что основная интрига американо-иранских отношений в последние месяцы разворачивается вокруг вопроса о том, примет ли Тегеран участие в создаваемой Соединенными Штатами антитеррористической коалиции, уже заслужившей ироническое название «коалицией кающихся». Поток противоречивых слухов и сплетен в западных масс-медиа, возникающих всякий раз после высказываний на эту тему кого-либо из иранского руководства, показывает, что Белый дом крайне заинтересован в том, чтобы − хоть прямо, хоть косвенно – втянуть Тегеран в свою авантюру. Столь же заметно, что, вопреки намекам Вашингтона на некие благоприятные для Ирана последствия такого шага в будущем, Тегеран совершенно не намерен таскать для Белого дома каштаны из огня пожара, разгоревшегося на Ближнем Востоке. Начиная с 8-го августа нынешнего года, Соединенные Штаты совместно со своими ближневосточными союзниками по коалиции из числа монархий Персидского залива совершили 304 авианалета на позиции боевиков «Исламского государства» в Ираке, а с 23-го сентября – 118 авиаударов по сирийской территории. Словом, у администрации Обамы было достаточно времени и разведывательных отчетов по результатам бомбардировок, чтобы понять ту простую истину, которая для любого здравомыслящего наблюдателя была очевидна с самого начала, что никакие авиаудары решить проблему с халифатом исламистов не в состоянии. И то, что к воздушной операции США и монархий Залива присоединились французские и британские ВВС, более успешной ее не сделает.

Собственно, произошло то, о чем во время своего сентябрьского визита в Нью-Йорк предупреждал международное сообщество глава иранского МИДа Джавад Зариф, заявивший тогда о серьезных сомнениях Тегерана в «готовности и способности США адекватно отреагировать» на исходящие от боевиков халифата угрозы, поскольку «это очень мобильная организация» и одними бомбардировками здесь ничего не решить.

Администрация Обамы за последние два месяца трижды предпринимала попытки через своих официальных представителей «заинтересовать» Тегеран участием в операции против «Исламского государства», через госсекретаря Керри, посла США в Багдаде и американских представителей на переговорах по иранской ядерной программе, и трижды получала достаточно жесткий отказ. Как сказал духовный лидер Ирана Али Хаменеи: «Мы ответили нет потому, что у них грязные руки», а чуть позже Джавад Зариф без обиняков и достаточно эмоционально растолковал, что это выражение означает: «Террористы пришли не из Ирана, а из стран, которые сидели за столом конференции в Париже… Большинство участников «коалиции кающихся» в той или иной мере участвовали в процессе создания и поддержки ИГИЛ, создавая этого Франкенштейна, который сейчас начал преследовать своих создателей».

После столь жестких оценок слухи и сплетни в СМИ о возможном участии Ирана в «антитеррористической коалиции 2.0» (первая, как помнит читатель, была создана США после событий 11 сентября 2001 года) следует воспринимать или как дезинформацию, или как способ пропагандистского давления на Тегеран. И уж с откровенной брезгливостью стоит воспринимать подленькие советы ряда зарубежных и отечественных «экспертов», рекомендующих и Тегерану, и Москве поучаствовать в этой «коалиции кающихся», заслужив таким образом благосклонность Вашингтона и возможность (подчеркиваем – только лишь возможность) смягчения его откровенно антироссийской и антииранской политики. Эти «советчики» то ли в силу своей некомпетентности, то ли отрабатывая политический заказ, замалчивают главное: стержнем или, если угодно, мотором «коалиции кающихся» является дуэт американских «ястребов»-республиканцев, военно-промышленного комплекса, разведки и Пентагона и Эр-Рияда. То есть глубоко враждебных и России, и Ирану сил, конечные цели которых ничего общего с интересами Москвы и Тегерана не имеют.

Корыстная партия саудитов

Официальные представители королевского дома Саудитов, от министра иностранных дел до министра дел внутренних, в последние месяцы сделали немало заявлений о своей готовности решительно бороться с «экстремизмом» и «исламским государством», который, по их словам, «никакого отношения к Исламу не имеет». Но эти громкие заявления имеют очень мало общего с той беспрецедентной и массовой поддержкой, которую «Исламское Государство» «халифа» аль-Багдади имеет и среди саудитов, и среди кувейтцев, и среди населения других стран-членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), включая Иорданию.

В июле 2014 года, еще до начала американских воздушных ударов по позициям боевиков халифата, опрос, проведенный влиятельным панарабским изданием «Аль-Хайят», показал, что 92% (девяносто два!) граждан Саудовской Аравии считали, что деятельность ИГ «соответствует исламским ценностям и нормам исламского права». Объявленный в Кувейте «благотворительный марафон по сбору средств для джихада в Сирии» за пять дней принес 14 миллионов (!) долларов наличными. Сотни молодых иорданцев и выходцев из других монархий «едут на джихад», вступают в ряды боевиков халифата, совершенно не обращая внимание на призывы официальной пропаганды своих стран и угрозы властей тюремными сроками для джихадистов.

Для Эр-Рияда халифат аль-Багдади – в первую очередь конкурент за влияние среди суннитов, война «Исламского Королевства» с «Исламским Государством» – это отнюдь не «война с террором», а ожесточенная борьба за власть, ставка в которой – физическое выживание монархии.

Династия рассчитывает, что чужими руками, руками египетских военных, светских властей Ливана, суннитских общин Ирака и так далее, да еще и при военной поддержке США и его союзников по НАТО, ей удастся «зачистить» конкурентов в лице джихадистов и таким образом вернуть свое влияние и авторитет среди суннитов. Именно поэтому в рамках «антитеррористического» соглашения с США, которое было заключено в ходе визита Джона Керри 11 сентября нынешнего года в Джидду, саудиты настояли на том, что «работа с суннитскими общинами на всем Ближнем и Среднем Востоке», работа, включающая в себя формирование и финансирование вооруженных отрядов для борьбы с халифатом, будет исключительно прерогативой Эр-Рияда. И именно он, а не Вашингтон, будет определять, кого включать в список «союзников в борьбе с террористами», а кого, соответственно, в эти террористы записывать.

По сути, «продавив» это решение, саудиты застраховали себя на случай, если администрация Обамы опять начнет «лгать и запутывать», высказывать опасения по поводу «экстремизма» некоторых «борцов с кровавым режимом Башара Асада», которым сегодня представители саудовских спецслужб срочно меняют ориентацию, делая из них «борцов с террором». Поскольку, и это вторая часть соглашения Вашингтона с Эр-Риядом, следующим этапом «антитеррористической операции» должно стать свержение Башара Асада, цель, от которой саудиты не намерены отказываться ни при каких обстоятельствах, поскольку это будет сокрушительным ударом по позициям Ирана в регионе, фактическая победа в «холодной войне» между Королевством и Исламской республикой, идущей уже 35 лет.

Партия саудитов и конечные цели, к которым стремится Эр-Рияд, участвуя в «коалиции кающихся», особого секрета для иранского руководства не представляет. Для Тегерана участвовать в этом саудовском сценарии означает добровольно рыть для себя могилу, причем своею же лопатой. Нужно ли это Ирану, согласен ли он на это? Вопрос, думается, риторический.

Новый праздник американского ВПК – «день Антитеррора»

Деньги – это кровь любой войны и, одновременно, прекрасная смазка для политических механизмов, принимающих решение о ее начале. Когда на пресс-конференции 26 сентября министр обороны США Чак Хейгел заявил о том, что «при продолжении операций [против ИГИЛ – ред. Iran.ru] нам понадобится от конгресса дополнительное финансирование. И сейчас мы работаем с соответствующими комитетами, обдумывая вопрос о том, как добиться утверждения ассигнований и финансирования»,лоббисты американского ВПК поняли, что для них наступил праздник. О сокращении бюджетной заявки Пентагона на 2015 финансовый год, особенно в таких «вкусных» для ВПК ее частях как «закупки вооружения и военной техники» и «материально-техническое обеспечение войск», которые регулярно сокращались с 2009 года, речи теперь не идет.

Уже через три дня после ракетных ударов по позициям боевиков халифата на севере Сирии Пентагон подписал с фирмой-производителем контракт на 251 миллион долларов о закупке дополнительных ракет «Томагавк». Компания «Боинг» готовится к всплеску продаж хвостовых комплексов для авиабомб, установка которых делает их управляемыми – 25 тысяч долларов за комплект, и уже оформляющие заказы на новые поставки представители Пентагона, Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Кувейта, Катара и Бахрейна.

По оценкам американских аналитиков, воздушная война против халифата, а также снабжение принимающих в ней участие европейских и арабских союзников США, уже обошлась почти в один миллиард долларов, а дальше расходов будет еще больше – по прогнозу американского Центра стратегических и бюджетных оценок от 2,4 до 3,8 миллиардов долларов. Праздничное настроение охватило и Уолл-стрит, поскольку, по сообщениям прессы, акции крупных военных подрядчиков, таких как Raytheon, Lockheed Martin, Northrop Grumman и General Dynamics, поднялись почти до рекордной отметки, обогнав котировки 500 крупнейших корпораций из индекса Standard & Poor’s.

Действия «антитеррористической коалиции» − настоящий праздник для военных подрядчиков, корпораций и лоббистов. Но Иран на этом празднике явно чужой. Ему компенсируют затраты на ведение боевых действий? Конечно же нет, поскольку он находится под действием санкций. С него снимут санкции за участие в коалиции? Опять нет, речь об этом даже не идет, поскольку тот же Керри ясно дал понять, что «участие Ирана в операциях против «Исламского Государства» никак не связано с переговорами по его ядерной программе». Единственное, что готов пообещать Вашингтон в случае участия Ирана – это «учесть его ответственную позицию в дальнейшем». То есть абсолютно ничего. Словом, Тегерану предлагают совершенно бесплатно и исключительно за свой счет «поработать» на Вашингтон и Эр-Рияд, «сдать» Асада и «вляпаться» в новый виток суннито-шиитского противостояния. И нужно быть уже совсем «продвинутым экспертом», чтобы всерьез говорить, что Ирану это выгодно и он, Иран, должен на это согласиться.

*******

Собственно, Тегеран и Москва – далеко не единственные, кто не намерен поддерживать «антитеррористические» планы США на Ближнем Востоке. В 2001 году в создаваемую Вашингтоном коалицию по борьбе с международным терроризмом вступило около 90 государств. Прошло 13 лет, и в «антитеррористической коалиции 2.0» выразили желание участвовать в половину меньшее количество стран, причем большинство из них стремится ограничиться «моральной поддержкой». Афганистан, Ирак, Ливия, «арабская весна» и «исламистская осень» научили мир понимать истинное значение «борьбы с террором» и прочих словесных оборотов, которые бесперебойно и в больших количествах производит Белый дом и «фабрика Псаки-Керри» − американский Госдепартамент. Тегеран сегодня – на переднем крае реальной борьбы с экстремизмом и террором, он готов продолжать эту борьбу в тесном сотрудничестве с Москвой, Пекином, другими странами, но только не с «коалицией кающихся». Как видим, для такой позиции у него есть все основания. Источник: iran.ru 06 октября 2014

Предлагаем вашему вниманию фильм-зарисовку Евгения Логинова о поездке в Иран в июне 2014 года. Если кого-то заинтересовала поездка в Иран и вы хотите своими глазами увидеть все то, что было в фильме и побывать на Ашуре – траурной церемонии в день поминовения имама Хусейна, убитого в 680 году, можете присоединиться к группе туристов, которая отправляется из Москвы в Иран в первых чилах ноября. По всем вопросам организации поездки можно обращаться через обратную связь нашего сайта.

Россия и Иран сейчас находятся в фокусе энергичных усилий США по смене в обеих странах политических систем и замены правящих там режимов на прозападные. В этих целях Вашингтон активно задействовал игру на мировых рынках нефти и газа, чтобы подорвать экономику РФ и ИРИ для разжигания в них протестных настроений и расшатывания внутренней стабильности. Поэтому обе страны должны объединить свои усилия по противостоянию агрессивной линии США. В одиночку выстоять будет невероятно трудно.

Заход США через Ближний Восток

США постепенно разворачивают реализацию своего плана по подрыву российской экономики и дестабилизации России через снижение доходов от экспорта нефти и газа. И рынок уже отреагировал на новую стратегию Вашингтона. 

Цена на нефть 11 сентября упала уже до 98 долл., а это весьма опасно для РФ, учитывая, что в бюджете на текущий год этот показатель зафиксирован в 93 долл. за баррель. Если цена на нефть упадет ниже этого, то возможно придется подвергнуть бюджет секвестру, то есть сократить расходы на социальные, а возможно и оборонные нужды. А это – первые предпосылки для появления недовольства в российском обществе, что безусловно будет использовано прозападной настроенной либеральной оппозицией для раскручивания антипутинских настроений. Ведь цель – путем социального недовольства и организации массовых выступлений оппозиции в Москве и крупных городах сначала сменить В.Путина на любого другого представителя нынешних властей как переходную фигуру, а уж затем вестернизировать режим и на финальной стадии поставить во главе РФ американского ставленника. Пока что трудно определить, каким образом Вашингтон понижает цены на нефть, но для этого имеется несколько рычагов. Во-первых, рынок нефти перенасыщен, и нынешняя цена во многом спекулятивна, что позволяет американцам через подконтрольный им международный финансовый инструментарий «уронить» стоимость «черного золота» еще ниже. Во-вторых, доллар растет в цене, а это означает, что за нефть дают меньше. Но, конечно, основная ставка сделана на выброс дополнительных объемов нефти, что могут сделать только Саудовская Аравия, Ирак и Иран. Правда, у Эр-Рияда возможности здесь ограничены, учитывая, что максимально увеличить экспорт «черного золота» королевство может где-то на 2-2,5 млн.б/д. Другое дело – Ирак, который может быстро нарастить производство нефти, в том числе благодаря участию в этом процессе российских компаний Лукойл и Газпром нефть, активно реализующих проекты по обустройству и эксплуатации иракских нефтяных месторождений. Но скачок в выбросе нефти в течение короткого времени сейчас способен сделать только Иран, как только с него будут сняты международные финансово-экономические санкции, ограничивающие нефтеэкспорт ИРИ. В этом случае цена на нефть вполне может упасть ниже уровня в 70, и даже в 60 долларов за баррель, что означало бы катастрофу для российской экономики, 75 % доходов которой приходится на вывоз углеводородов, причем нефть существенно превалирует в этом.

Вашингтон может договориться с Тегераном?

В этой ситуации многое зависит от того, пойдут ли США в ноябре с.г. на закрытие иранского ядерного досье, что позволит Тегерану перейти от временного и частичного снятия санкций к их полной отмене. Однако США пока выдвигают дополнительные требования, в частности в том, что касается наличия у Ирана баллистических ракет, которые могут быть использованы для доставки ядерных зарядов. США настаивают на необходимости сохранить данный пункт в повестке ядерных переговоров. Но, учитывая агрессивный настрой Обамы в отношении России и лично против президента В.Путина, нельзя исключать, что на предстоящих вскоре переговорах по ядерному досье ИРИ американцы радикально смягчат свою позицию, увязав это с определенными обязательствами Тегерана по допуску западных компаний к нефтегазовому сектору страны в ущерб РФ. И никто не может заранее предугадать, как в этом случае поступят иранцы, учитывая, что в команде президента Хасана Роухани немало поклонников прозападной ориентации, а в самом Иране сильны позиции либеральных бизнесменов, полагающих, что только западные инвестиции и технологии в состоянии быстро обеспечить модернизацию и рост экономики ИРИ, прежде всего развитие ее нефтяного и газового экспорта, что резко увеличит доходы иранского бюджета, а значит и обеспечит быстрый рост доходов населения.

С другой стороны, претензии Белого дома на доминирование в регионе Ближнего Востока решительно отклоняются как Ираном, так и Россией, и в этой политике Москва для Тегерана – естественный союзник. И тут нельзя не признать, что когда национальные интересы Ирана совпадают с российскими, как это нагляднее всего видно по поддержке, оказанной с 2011 года обеими странами правительству Башара Асада в Сирии, а летом 2014 года – Багдаду в отражении наступления ИГИЛ, то можно ожидать, что Тегеран и далее будет тесно координировать свои действия с Москвой. Вместе с тем, долгосрочные интересы Ирана требуют восстановления отношений с Западом, Тегеран не отказывается от этой цели, но и не пытается выстраивать это сотрудничество против России.

В отношении Тегерана американская администрация намерена сделать все, чтобы вбить клин между Москвой и Тегераном. В этой связи возникает вопрос: действительно ли после избрания Хасана Роухани президентом ИРИ появилась возможность стратегического сближения Тегерана и Вашингтона в ущерб российско-иранскому партнерству?

Нужно сразу оговориться, что оценка США как основного противника России и Ирана пока что стоит на первом плане. Ухудшение отношений между Москвой и Вашингтоном в этом контексте для Тегерана выгодно, в том числе и для углубления ирано-российского взаимодействия на двухстороннем и региональном уровне. Иранцев никак не устраивает перспектива расширения НАТО к границам России. Украина оказалась той жертвой американской политики, за которой вполне могут последовать государства Южного Кавказа и Центральной Азии. А это угрожает непосредственно интересам Ирана. Для Тегерана конфликт на Украине – это самый реальный пример того, как поступают США с теми странами, которые позволили одурачить себя демагогией о демократии и либеральных ценностях. Кроме того, в Тегеране хорошо помнят неоднократные попытки американцев устроить «цветные революции» в самом Иране, которые, правда, провалились, несмотря на огромное давление с помощью санкций, которые вели к ухудшению материального положения прежде всего простых иранцев. Не случайно, в своей речи по случаю 35-летия исламской революции духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи назвал заявления администрации США об отсутствии у неё намерения сместить существующий в ИРИ режим ложью.

Общие интересы Москвы и Тегерана

К Западу у Ирана доверия нет, но и к России оно не сильно, учитывая, что в прошлом Москва в отношении Тегерана зачастую следовала решениям, которые навязывали США, в том числе и в вопросах санкций. С отменой международных санкций, принятых СБ ООН, постепенно снимутся ограничения практически во всех сферах, в том числе и на военно-техническое сотрудничество, возобновление которого в полном масштабе также в интересах обеих стран. Тем более что кроме Москвы, никто не поставит Тегерану самые современные системы вооружений, прежде всего в ВВС и ПВО. А ИРИ может заплатить РФ за перевооружение нефтью и газом. Потенциальные объемы этого сотрудничества велики – если уж Алжир закупил у России вооружений на 8,5 млрд. долл., то Ирану нужно потратить на это для полной модернизации своей армии не менее 30 млрд. долл. Зато Алжир сегодня имеет ВВС и ПВО мощнее, чем у Франции или Англии. Кроме того, в ближайшей перспективе − рассмотрение вопроса о полноценном членстве Ирана в Шанхайской Организации Сотрудничества. Многое сейчас зависит от политической воли руководителей обеих стран.

США боятся сближения мощнейших энергетических держав, России и Ирана, поскольку это ослабит возможности Вашингтона воздействовать на мировые энергетические рынки, особенно газовый. Поэтому Вашингтон намерен превратить Иран в своего партнера, причем младшего и послушного, в сфере углеводородов, для ослабления России. И для этого Вашингтоном разработан курс по «модификации» по американским лекалам нынешнего правящего режима в Тегеране с задействованием как «пятой колонны» в лице иранских либералов, так и путем разжигания этнических конфликтов в ИРИ на окраинах страны.

Россия на иранском направлении в последние месяцы делает какие-то телодвижения. 9 сентября в Тегеране министр энергетики РФ Александр Новак и министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане подписали протокол 11-го заседания российско-иранской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, в котором указаны сотни проектов на десятки миллиардов долларов. Чуть раньше, 5 августа сего года, в Москве эти высокопоставленные чиновники подписали меморандум о взаимопонимании между правительствами двух стран на пять лет. Однако нет гарантий, что дальше деклараций о «взаимопонимании» между Москвой и Тегераном дело не пойдет. Виной тому саботаж чиновников. В России, к сожалению, так получилось, что практически все чиновники в министерствах и ведомствах, от простого специалиста отдела до самых верхов, ориентированы на Запад, заинтересованы в развитии отношений с Западом, а не Востоком. Запад, имея колоссальную выгоду от прямого и опосредственного взаимодействия с ними, специально для них разработал целую систему стимулов и противовесов. Это привело к тому, что для российского чиновника интересы Запада стали приоритетными, и они, если напрямую и не работают на Запад, то, как минимум, защищают интересы Запада, практически везде, очень часто и на законодательном уровне. Кем и как такой жуткий перекос был допущен, который все это время наносил и наносит колоссальный ущерб стратегическом интересам страны и который реально угрожает национальной безопасности государства, – это предмет особого разбирательства. Вероятно, нужно начать с того, что в срочном порядке принять новый закон «О государственных служащих» и провести переаттестацию всего российского чиновничества на новых условиях. Провести аудит всего законодательства, регулирующего бизнес и деловые отношения с зарубежными компаниями и странами.

Тем не менее, база для развития масштабного сотрудничества между РФ и ИРИ все-таки имеется. Она включает три основных проекта. Первый – «Большой нефтяной контракт», объем которого оценивается в $20 миллиардов долларов и пятьсот тысяч баррелей иранской нефти в день, оплата которой будет производиться российской промышленной продукцией и инжиниринговыми услугами. Второй – «Энергетический мост» стоимостью от $8 до $10 миллиардов, который предусматривает экспорт 500 МВт российской электроэнергии в Иран, строительство новых генерирующих мощностей и практически полную модернизацию иранских распределительных электросетей. Третий – «железнодорожный» стоимостью в один миллиард евро, предусматривающий модернизацию железнодорожных путей Ирана.

России нужно срочно действовать, бездействие смерти подобно Однако этого явно мало для того, чтобы России стать более привлекательным экономическим партнером для Ирана, чем Запад. Гораздо более серьезным стало бы создание российско-иранского газового альянса, способного определять основные параметры развития мирового рынка газа, тем более что ФСЭГ себя не оправдал. РФ и ИРИ нужно просто выйти из ФСЭГ, который из-за близорукости и ошибок Москвы на этапе создания Форума, к сожалению, стал инструментом реализации газовой политики США через Катар и другие арабские страны. Но для этого Москве придется сделать серьезные инвестиции в развитие газодобычи в ИРИ, а также в развитие ее газоэкспортной инфраструктуры, с упором на создание мощностей СПГ. Иначе Иран может предпочесть вариант прокладки газопровода через Ирак, Сирию и Турцию в Европу, лоббируемый Западом и Катаром. И тогда о реализации проекта «Южного потока» можно забыть навсегда. Тегерану и ранее предлагалось в обмен на снятие санкций принять участие в «замещении» российских нефти и газа на мировых рынках. Основная проблема санкционного оружия, которое активно применяют сегодня США, заключается как раз в том, что для наибольшей его эффективности необходимо согласованное «удушение» России не только через Запад, но и Юг, в первую очередь с задействованием Ирана, Ирака и Саудовской Аравии. Что и положено сейчас в основу новой стратегии США по ослаблению России.

Отсюда нужно четкое понимание того, что России, если она хочет избежать энергетической атаки с Юга, необходимо срочно и на самом высоком уровне предпринять шаги по сближению с Ираном.А для этого нужна личная встреча лидеров обеих стран для выработки «дорожной карты» развития всесторонних связей, в том числе и в военно-технической и политической областях. Тегеран должен убедиться в том, чтодля Москвы ИРИ становится стратегическим партнером на длительный период, а не попутчиком по тактическим альянсам временного характера. Причем делать это нужно не на «полях» какой-нибудь встречи регионального значения, типа саммита ШОС, а в ходе полноценного государственного визита.

Что может грозить Тегерану?

Хотя остаются вопросы и к Ирану. Например, понимает ли Роухани и прозападные члены его команды, что все они – лишь «переходный материал» для США?Их функция с точки зрения замыслов Вашингтона – «зачистить» поле высшей власти для абсолютно лояльных Вашингтону людей, убрать из системы управления религиозную верхушку Тегерана и ликвидировать мощную роль КСИР как противовеса прозападным течениям. Поняли ли в Тегеране, что с помощью ИГИЛ американцы просто выгнали проиранского премьера Ирака Нури аль-Малики, испугав весь мир голливудскими постановками зверств ИГИЛ при помощи американских режиссеров? А теперь уже ИГ переберется в Сирию и начнет наступление на Дамаск. Одновременно, как стало известно, готовится вторжение отрядов сирийской оппозиции из Иордании и Турции. Вчера уже прошла новость о том, что на Ближний Восток устремляется госсекретарь США Джон Керри с упором на посещение Саудовской Аравии. Главная цель этой поездки – подключить к реанимации антисирийского альянса богатые арабские страны Персидского залива. То есть Иран скоро лишится всех союзников, кроме России. И придется решать, стать ли ИРИ вассалом США или остаться независимой региональной державой. Так что и у Москвы пока есть вопросы, насколько можно доверять Тегерану. Тем более что развитие торгово-экономических отношений между двумя странами зачастую тормозится прозападными бизнес-кругами Ирана.

Необходимо срочно решить, о чем нужно договариваться нынешним лидерам России и Ирана. И проложить четко прописанную «дорожную карту» реализации решений на высшем уровне. Но главам РФ и ИРИ нужно без каких-либо иллюзий понимать, что с обеих сторон есть силы и люди, которые давно связали свою жизнь с Западом. Но это уже вопрос к российской и иранской элите. И здесь нужно поставить все точки над «и». Либо оба режима могут не устоять перед натиском США и их союзников. Такова горькая логика сегодняшней геополитической и экономической ситуации. В одиночку, без опоры на ЕС и НАТО, даже Вашингтон не способен реализовывать свои глобальные планы, будь то Украина или Персидский залив.

************

Сейчас Москве нужно очень спешить в вопросе создания стратегического союза в энергетической, военной, политической и других областях с Тегераном, учитывая, что 11 сентября Вашингтон смог преодолеть сопротивление ряда европейских стран и навязать новый пакет санкций ЕС против России, к которым сами американцы присоединились в тот же день. Причем на этот раз санкции направлены на запрет передавать технологии для развития новых нефтегазовых месторождений и бурения на арктическом шельфе, геологоразведки, транспортировки углеводородов. О «Южном потоке» можно забыть. Все, как по плану Рейгана в 1982 году! Ничего нового. Удушение России через обвал нефтегазового сектора. Уже ни у кого нет сомнений в том, что США намерены довести свой замысел до конца и сменить в России политический строй, для начала устранить от власти президента Владимира Путина и его окружение, а затем насадить в Москве марионеточный проамериканский режим. Но и Тегерану нужно понять, что ослабление Москвы или смена там власти оставит Иран один на один с США со всеми вытекающими последствиями. И еще − не пора ли России показать зубы, а не отвечать фактически объявленной нам США и ЕС экономической войне робкими санкциями типа запрета на ввоз подержанных автомобилей и молочной продукции? Тогда и партнеры Москвы будут ее больше уважать за твердость духа, стойкость характера и лидерские позиции.

Владимир Алексеев,

Специально для Iran.ru

Источник:http://iran.ru/news/analytics/94605/Rossiya_Iran_strategicheskoe_partnerstvo_ili_smert_po_odinochke

Россия и Иран завершили согласование документов по сооружению новых энергоблоков российского дизайна на иранской АЭС «Бушер». Об этом сообщает РИА Новости со ссылкой на информацию департамента коммуникаций госкорпорации «Росатом». Договоренности были достигнуты во время визита в Иран замглавы «Росатома» Николая Спасского. Помимо этого на переговорах обсуждались перспективы дальнейшего развития сотрудничества в сфере мирного использования атомной энергии. Ранее гендиректор «Росатома» Сергей Кириенко заявлял, что Россия планирует до конца года подписать с Ираном контракт на постройку двух новых блоков «Бушера».

По его словам, речь идет о подготовке дополнений к действующему межправительственному соглашению и новом коммерческом контракте между хозяйствующими субъектами. В августе 1992 года между правительствами России и Ирана было заключено соглашение о сооружении АЭС, а в январе 1995 года подписан контракт на завершение строительства первого энергоблока станции. Первый блок станции был передан в гарантийную эксплуатацию Ирану в сентябре 2013 года, окончательная приемка и сдача в промышленную эксплуатацию намечена на 2015 год. В отношении Ирана с 2012 года действуют экономические санкции США и Евросоюза, которые требуют от Тегерана свернуть атомную программу, подозревая, что Исламская Республика намерена создать ядерное оружие. Иранские власти, однако, неоднократно заявляли, что разработки в атомной отрасли носят исключительно мирный характер. В январе 2014 года часть санкций в отношении Тегерана была снята, после того как Исламская Республика согласилась временно заморозить ядерную программу.

Источник: ЦентрАзия